пошук  
версія для друку
01.11.2007 | Егор Смирнов

Одиннадцатый труп

   

Прокуратура города Киева предъявила обвинение офицеру внутренней службы следственного изолятора №13, больше известного как Лукьяновское СИЗО – за невыполнение служебных обязанностей, что привело к смерти заключенного. Упомянутый офицер на момент убийства заключенного Олега Постникова дежурил в СИЗО и, по некоторым данным, отвернулся, пока один сокамерник душил другого. С предъявлением обвинения совпала очередная смерть в изоляторе – 22-летний Николай Заец повесился на брючном ремне…

Он стал 11-м по счету обитателем "лукьяновки", погибшим с начала лета – в разгар интриг против отстраненного от должности начальника СИЗО Ивана Скоробогача.

О череде странных смертей в Лукьяновском СИЗО писали многие СМИ, в том числе и "Версии". Поэтому тем более удивительно, что городская прокуратура только сейчас предъявила обвинение по факту, имевшему место еще 13 июля 2007 года. Тогда в результате ссоры сокамерники, 39-летний Олег Постников и 21-летний Виктор Кожемякин, подрались вечером прямо в камере. Победил более молодой, забив старшего до полусмерти, а потом задушив. Постников сидел за мошенничество. Кожемякин, если не ошибаюсь, за убийство или нанесение тяжких телесных повреждений. О его агрессивном, буйном характере ходили легенды, но администрация пальцем о палец не ударила, чтобы развести конфликтующих сокамерников по разным сторонам.

Убийство Постникова стало вторым преступлением после убийства 4 июля в палате медсанчасти №258 60-летнего Олега Орлова, страдающего болезнью психики и подозреваемого в контрабанде из Украины оружия (крылатых ракет и радиолокационной станции). Его ночью задушил майкой другой психбольной – 22-летний Дмитрий Кулешов. 12 августа умер 45-летний Валерий Никитин, обвинявшийся в разбойном нападении. Накануне смерти Никитина перевели из Белоцерковского изолятора. Официальная версия — язва желудка, однако есть предположение, что его забили. 17 августа не стало 34-летнего Сергея Каращенко. Он болел туберкулезом.

22 августа в палате медчасти от внутреннего кровоизлияния умер 42-летний Аркадий Смолеев. Его подозревали в краже автомобилей. Мужчина пробыл в СИЗО меньше суток. Это официальная причина смерти. По неофициальной, заключенного заставили проглотить битое стекло. Или что-то в таком роде.

30 августа отравился 35-летний Владимир Видрашко. Подозревают, что он умер от наркотиков, которые покупал у работников Лукьяновки. 7 сентября заточенной металлической ложкой вспорол себе живот 32-летний Анатолий Попович. Раньше он работал в одной из исправительных колоний Украины. 8 сентября от сердечного приступа умер 41-летний Игорь Кравцов. Он был членом бандитской группы. По некоторым данным, смерть была вызвана отравлением лекарствами, которые ему подсыпали в пищу. Таким образом, следствие избавилось от показаний, которые могли повредить некоторым влиятельным криминальным авторитетам. 23 сентября умер подозреваемый в убийстве 53-летний Александр Верещак. А 26 октября этого года повесился Николай Заец, 22 лет. Он оставил предсмертную записку. В ней парень обвинил милиционера, что тот за взятку обещал освободить его от наказания. Но слова не сдержал: деньги взял, а 15 октября решением Подольского райсуда Киева Николай получил четыре года тюрьмы за грабеж и неосторожное уничтожение имущества. В тюрьму его привезли через два дня после приговора.

То, что происходит в "лукьяновке", иначе, как валом смертей, не назовешь. В системе исполнения наказаний Украины за прошлый год случилось то ли два, то ли три убийства. В 2005-м ни одного. Правда, это те прецеденты, которые не удалось замаскировать под естественную смерть или несчастные случаи. По одной из версий, которую мы уже озвучивали, происходящее – следствие интриг внутри коллектива, направленных на вытеснение начальника Лукъяновского СИЗО Ивана Скоробогача.

23 октября председатель госдепартамента Украины по вопросам исполнения наказаний Василий Кощинец заявил, что Скоробагач был уволен в связи с лишением его права доступа к секретным документам. И в настоящее время находится в распоряжении Киевского областного управления департамента по вопросам исполнения наказаний. Но вскоре стало известно, что начальник тюрьмы уже месяц находится в отпуске, да еще и взял больничный. Поэтому формально он все еще не уволен. После того, как этот факт стал очевиден для участников интриги, произошла очередная трагедия. Что это – случайность или неслучайное совпадение – сказать трудно.

И тут необходимо сделать небольшое отступление. Как мы уже писали в нашем предыдущем расследовании, тюрьма – это не только камеры с нарами и "парашами", где много лет подряд обитают подследственные, живя по законам уголовного мира. Это еще и крупный хозяйственный механизм, в котором вращаются большие деньги. Достаточно заметить, что на территории СИЗО обычно большое количество разного рода построек, в которых нередко кипит производственный процесс. Злые языки утверждают, что в "Лукьяновке" есть даже… подпольное производство стиральных порошков. Кто имеет с этого "куш" и как распределяются "дивиденды", вопрос, конечно, закрытый.

С другой стороны, обширным бизнесом является обеспечение контакта арестантов с волей. Не секрет, что редкий зэк не имеет в своем распоряжении мобильного телефона. Но телефон – это плод запретный. Т.е. его кто-то должен пронести, пополнять счет, наконец, просто не замечать. Было бы наивно думать, что подобные "штуки" возможны без участия контролеров.

То же самое касается проноса на территорию продуктов, одежды, сигарет, чая, а подчас и наркотиков (по неофициальной информации, стоимость "дозы" в местных "краях" в 100 раз выше, чем на воле) и захода посторонних людей. Популярная байка, которую рассказывают о "Лукьяновке", это как в здание прошел и спокойно вышел уголовный авторитет, прикинувшийся адвокатом. Еще одна история касается подвалов и расположенных там туалетов, которые арестанты, думаю, по сговору с охраной используют как место кратких свиданий.

Но на происходящее в "лукьяновке" по большому счету закрывают глаза все правоохранительные органы – от прокуратуры до СБУ. Нельзя назвать серьезным вмешательством возбуждение уголовных дел против рядовых сотрудников, попустительствовавших камерным самосудам. А так же снятие Скоробогача с должности за то, что он вовремя не спрятал в сейф списки лиц, сотрудничающих с администрацией (проще говоря, стукачей). По большому счету там надо проводить большую тщательную проверку и наказывать за дела, скажем так, несколько другого уровня. Но то ли дело в высокой доходности "тюремного бизнеса", позволяющей быстро "замывать" подобные вопросы, то ли просто никто не хочет чистить Авгиевы конюшни, но, как бы это цинично ни звучало, смерть заключенного давно перестала быть ЧП для администрации "Лукьяновки" и надзирающих органов. Одной жизнью меньше, одной больше – какая, в сущности, разница. Увы…

01/11/07 http://www.versii.com/material.php?pid=11898

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори