пошук  
версія для друку
08.11.2007 | Елена ОЗЕРЯН

Европейский суд по правам человека постановил, что конституционные права бывшего крымского прокурора Николая Гурепки были нарушены

   

Европейский суд по правам человека постановил, что конституционные права бывшего крымского прокурора Николая Гурепки были нарушены, и обязал правительство нашей страны компенсировать ему моральный ущерб
Европейский суд по правам человека в Страсбурге, куда Николай Гурепка обратился с заявлением, признал, что в отношении него государство Украина допустило нарушение требований Конституции о защите прав человека и основных свобод. Суд обязал правительство Украины компенсировать Николаю Гурепке моральный ущерб в размере 1000 евро. Кроме того, Киевский районный суд Симферополя принял решение, которым обязал Государственное казначейство Украины выплатить Николаю Гурепке заработную плату, которую он не получал за период вынужденного прогула (почти девять(!) лет) в сумме 345 тысяч 407 гривен 21 копейку. А также компенсировать моральный ущерб в размере 35 тысяч гривен. Более того, суд обязал Прокуратуру Крыма засчитать время, когда Гурепку незаконно сняли с должности, в общий трудовой стаж и восстановить его в прежней должности немедленно.

"На самом высоком уровне мне настоятельно посоветовали "не высовываться"

- Я - единственный прокурор в Украине, на всем постсоветском пространстве и, думаю, в мире, кого арестовали в административном порядке за "неуважение к суду" и кто отсидел за это семь суток, - говорит бывший крымский прокурор Николай Гурепка. - Более того, я - единственный прокурор в Украине, в отношении которого было возбуждено уголовное дело "за оказание давления на суд". Потом это уголовное дело было отменено Верховным судом Украины как незаконное. Об этом писали тогда многие СМИ в Украине. Да и сейчас об этом можно прочитать в Интернете.

В республиканской прокуратуре Николая Гурепку считали борцом за справедливость. Многим это не нравилось. Но приструнить строптивого прокурора было не за что: взяток не брал, на службе не пил, в "аморалке" уличен не был.

- Проблемы мои начались

1 сентября 1995 года, когда я опубликовал открытое письмо тогдашнему прокурору Крыма, - рассказывает Николай Васильевич. - Я впервые в прессе обнародовал данные о более чем семи десятках заказных убийств. Затем мне поручили разобраться со страховой компанией "Ангел". Мы с коллегами честно поработали, вывели хозяев этой "конторы" на чистую воду. Кстати, сейчас бывшая руководительница компании опять является собственником большой фирмы. Хоть на ее совести так и остаются 120 тысяч обманутых вкладчиков, из которых, к сожалению, большинство уже умерли. Дело это тогда у меня забрали и передали другому следователю. Он впоследствии получил повышение, стал владельцем нескольких квартир... А спустя три года, в 1998 году, обманутые вкладчики страховой компании "Ангел" выдвинули меня кандидатом в депутаты Верховной Рады Украины.

Баллотировался я по одному округу с известным в Крыму деятелем, дважды становившимся депутатом Верховной Рады Украины, ныне бизнесменом, руководителем одной из партий. На следующее после выборов утро я позвонил в окружную комиссию и узнал, что набрал 13 процентов голосов, а бизнесмен - семь, остальные - еще меньше. Но мне сказали, что еще не обработаны протоколы двух участковых комиссий. Я потребовал показать копии протоколов, но мне их не дали, хотя я тогда занимал должность старшего прокурора отдела Прокуратуры АРК. Нардепом стал тот бизнесмен. Я написал жалобу прокурору Крыма, в которой утверждал, что бизнесмен победил с нарушениями законодательства. Увы, ее расследование спустили на тормозах, а мне настоятельно посоветовали на самом высоком уровне "не высовываться".

Но я не отступил. И вскоре получил повестку в суд: бизнесмен, уже ставший депутатом, обратился в суд с иском против меня о защите чести и достоинства. И просил взыскать с меня моральный ущерб в сумме 200 тысяч гривен (тогда 100 тысяч долларов). Дело было заказное, и судья применил в отношении меня незаконные методы судопроизводства. Будучи на больничном, я не явился на одно из судебных заседаний, уведомив об этом судью. Тем не менее он меня арестовал на семь суток, за... "неуважение к суду". Это случилось 1 декабря 1998 года, как раз в День прокуратуры... На меня надели наручники и под охраной двух автоматчиков доставили в камеру - решили примерно наказать за "строптивость".

"За одну ночь Президенту Украины пришли 18 факсов от международных правозащитных организаций"

Чтобы унизить и сломить физически, прокурора, одетого только в спортивный костюм, поместили в холодную камеру.

- Как выразился тогда один из милицейских чиновников, в камеру "для особо почетных гостей", - вспоминает Николай Гурепка. - Мне хватило одной морозной ночи, чтобы заболеть. Правда, работники милиции позволили мне позвонить профессору Рыбалко, который обратился в международные правозащитные организации. И в ту ночь в адрес Президента Украины пришло 18 факсов от международных организаций. Дежурный сообщил об этом Президенту. Тот немедленно связался с Василием Киселевым - тогда представителем Президента в Крыму. Когда Василий Алексеевич в половине пятого утра приехал в Симферополь, я уже еле двигался от холода.

Утром прибыл заместитель прокурора Крыма и освободил меня из-под стражи, так как прокурор автономии испугался и внес протест на постановление о моем аресте. Правда, в тот же день председатель Верховного суда Крыма этот протест отклонил. Но я уже находился в урологическом отделении 7-й городской больницы, где пролежал две недели.

В связи с тем, что протест прокурора Крыма был судом отклонен, 25 декабря 1998 года Гурепку арестовали вторично. Правда, поместили уже в теплую камеру.

- Освободили меня под бой курантов, 31 декабря в ноль часов, ноль минут! - продолжает Николай Гурепка. - А 4 января уволили из прокуратуры за дискредитацию. Я написал жалобу в Верховный суд Украины.

Однако ответа не получил. И

23 мая 1999 года обратился в Европейский суд.

6 сентября 2005 года, через шесть лет, Европейский суд рассмотрел мое заявление. Судьи единогласно признали, что государство Украина в отношении меня нарушило конвенцию о защите прав и основных свобод человека. Но лишь полтора года спустя 19 марта 2007 года Верховный суд Украины отменил как незаконные постановление Киевского районного суда Симферополя от 1 декабря 1998 года (о привлечении меня к административной ответственности в виде административного ареста) и постановление председателя Верховного суда АРК от 3 декабря 1998 года. И закрыл дело за отсутствием в моих действиях состава административного правонарушения. То есть оправдал меня.

- Вы пытались восстановиться на прежнем месте работы?

- Увы, это оказалось не так просто, - говорит Николай Васильевич. - Даже после моих многочисленных обращений к Президенту Украины из своего родного ведомства я получал отписки. Мол, вы уволены за дискредитацию, поэтому восстановлены в должности не будете. Тогда на основании закона о возмещении ущерба, причиненного незаконными действиями работников прокуратуры и суда, я обратился в Киевский суд Симферополя. Но суд несколько месяцев не мог принять решение, потому что прокуратура Крыма не предоставляла... справку о моем среднем заработке. По закону мне должны были выплатить зарплату с 1999 года и по настоящее время.

- Вам в это время не угрожали?

- Всяко было. Но после того как Верховный суд Украины оправдал меня, в мою защиту выступила Уполномоченный по правам человека Нина Карпачева. На одном из судебных заседаний была аргументированно представлена позиция омбудсмена Украины: ответчик (прокуратура АРК) обязан отменить свой приказ о незаконном освобождении меня с должности в 1998 году, выплатить заработную плату за время вынужденного прогула и компенсировать моральный ущерб. 5 октября судья Киевского райсуда Симферополя Раиса Чумаченко такое решение приняла. Причем в решении записано, что восстановить в должности меня обязаны немедленно.

- Так вас можно поздравить с выходом на прежнее место работы через почти... девять лет?

- Как бы не так. Ни решение суда, ни обращение Карпачевой пока не возымели действия.

- Ваши близкие очень переживали по поводу растянувшегося на годы конфликта?

- Я родом из Черновицкой области. Там живут все родственники. Конечно, им неприятно было слышать и читать в СМИ сообщения о том, что "прокурор Гурепка арестован", "прокурор освобожден", "прокурор взят под стражу". Особенно переживал за маму. Но я постарался объяснить родным, что хочу доказать: правда и справедливость есть и за них стоит бороться.

("Факты и комментарии", 8/11/2007)

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори