пошук  
версія для друку
12.11.2007

За десять месяцев в двадцати изоляторах ушли из жизни 96 заключенных

   

  Взятых под стражу людей не для того помещают в СИЗО, чтобы потом отправлять их оттуда в морг. Об этом заявила на публичных слушаниях Уполномоченный по правам человека Нина Карпачева. В течение четырех месяцев ее команда проводила мониторинг содержания осужденных в СИЗО страны.

— Мы установили, что в следственных изоляторах ежегодно, начиная с 2004 года, умирает 130—150 человек, — сообщила Нина Ивановна. — В киевском СИЗО на Лукьяновке заметна тенденция к дальнейшему росту смертности: лишь за последние два месяца — восемь случаев. Причем значительная часть их связана с неспособностью медперсонала бороться за жизнь больных подопечных.

Омбудсмен привела и такой пример. 34-летний Сергей Каращенко жаловался на плохое самочувствие (при росте 180 см он весил всего 47 кг!). В столичном СИЗО выявили, что он болен туберкулезом и направили его в противотуберкулезный изолятор. Через 34 дня он оказался в морге. В медкнижке С. Каращенко между тем было записано: «Легкие и сердце в норме».

Беспокоит омбудсмена и огромная скученность людей в камерах (в некоторых из них содержится до 40 человек) и тот факт, что на лечение одного больного в день выделяется всего 2 грн. 90 коп.

Судмедэксперт Валерий Селин сетует на низкую квалификацию медперсонала изоляторов. Действительно, врач здесь только один — начальник медчасти, остальные — фельдшеры, работающие на полставки. Больного здесь не осматривают, а спрашивают о состоянии здоровья. Вот эксперт и предложил, чтобы заключенные при поступлении в СИЗО собственноручно писали о состоянии своего здоровья и о том, что их беспокоит.

Правозащитники Эдуард Багиров, Александр Беца, Дмитрий Гройсман обратили внимание участников слушаний на то, что в учреждениях системы исполнения наказаний нарушаются конституционные права заключенных. По мировым стандартам, задержанного нельзя держать в СИЗО более 48 часов до предъявления ему обвинения. У нас же этот срок растягивается на месяцы, а то и годы. И другой момент: почему в Украине не практикуется, например, взятие у задержанного подписки о невыезде вместо того, чтобы направлять его в изолятор?

Больной вопрос наших СИЗО — туберкулез. По мнению правозащитников, лечить больных следует в диспансерах Минздрава, отведя для этого спецблоки. Кстати, первый замминистра здравоохранения Александр Беловол сообщил: с

С 2000-го по 2004 год между Минздравом и Департаментом исполнения наказаний действовало соглашение, согласно которому тубдиспансеры лечили туберкулезников из СИЗО в специальных отделениях. И это дало результаты. В 2004 году это соглашение было приостановлено. Замминистра ратует за то, чтобы восстановить его.

Старший помощник прокурора Киева Дмитрий Соляник признал, что столичные СИЗО перегружены. По его словам, ежегодно через киевский изолятор транзитом проходят 70 тысяч человек. Он пообещал чаще проводить проверки СИЗО и ускорить рассмотрение дел.

Первый зампред Госдепартамента Украины по вопросам выполнения наказаний Николай Ильтяй отметил большую нехватку людей в СИЗО из-за низкой оплаты труда и его непрестижности. Дошло до того, что в киевский изолятор ежедневно привозят 33 человека из других областей в помощь местному персоналу. Он же предложил разработать программу реконструкции старых и строительства новых изоляторов.

("Киевские ведомости", 11 ноября 2007)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль