пошук  
версія для друку
16.11.2007 | Галя Койнаш

До и после

   

Интересно, помнит ли читатель, когда он впервые узнал, что такое Холокост.  Я помню.  От громких фраз воздержусь – я же была ребёнком.  Но я совершенно чётко помню какой-то раздел – до этого и после, а это не забудется.

Что касается Голодомора, было только после. Я просто не помню, чтобы я не знала, почему отец не может хоть крошку выбрасывать.

Двадцать лет назад я рассказала отцу подружки о Голодоморе.  Его ответ тоже запомнился на всю жизнь.  «Да, мы на Западе об этом не знаем».  Никакого прошедшего времени, никакого до и после. Не знал, и не знает. 

С другой стороны друзья в России, кому я везла «Урожай скорби» Конквеста и книги о 1937 г. были глубоко потрясены. В 1988 году они уже знали, и никогда не смогут сказать, что не знают. 

Однако прошло почти 20 дет, а сколько людей всё ещё видимо не знают.

Я не пишу эти слова, чтобы доказать, что зерно отобрали, что убивали или арестовали людей, пытавших припрятать хоть что-нибудь для своих детей.  Что окружали сёла вооружёнными отрядами.  Что голод был привязан к границам, и обрекал всех крестьян внутри этих границ на голодную смерть. И была это часть Украины  и Кубань, заселенная в основном украинцами.

Можно, безусловно, приветствовать Резолюцию ЮНЕСКО об Увековечении памяти жертв Голодомора в Украине от 1-го ноября. Скажу только, что выражение сочувствия жертвам Голодомора 1932-33 годов в Украине и голода, «который также имел место в России, Казахстане и других частях бывшего СССР» затирает фундаментальную разницу между этими трагедиями.  Пусть назовут  любую другую часть Советского Союза, где не позволяли людям спасти себя и своих детей.

Могу предоставить любые доказательства всех фактов, здесь упомянутых.  Они тщательно исследованы как украинскими, так и зарубежными историками.  Показать можно и все документы, касающиеся Голодомора, в распоряжении СБУ.

Могу всё предоставить, но если нет желания знать, то я бессильна.  С тех пор, как Малкольм Маггеридж написал о том, что он своими глазами увидел, появилось много исследований, которые чётко и недвусмысленно всё описывают.  Но всегда были и те, как Джордж Бернард Шоу, который ответил на вопрос о голоде остротой о самом лучшем обеде у тов. Сталина и лауреат Пулитцеровской премии Уолтер Дюранти, который бессовестно просто соврал.  Те, кто упорно не хочет увидеть, всегда ухитрятся «не заметить».

Что особенно огорчительно и на самом глубоком уровне для меня непостижимо, это роль, которую сейчас играет Россия.  Ведь общеизвестно, что многие государства не признают Голодомор геноцидом из боязни, что тем самым они испортят свои экономические и прочие отношения с Россией.  Те россияне, которые 20 лет назад долго не могли в себя придти, узнав о преступлении,  не реагировали каким-то болезненными образом.  Они не испытывали потребность отрицать преступление, чтобы не чувствовать себя плохо, некомфортно.  И действительно крайне странно было бы так реагировать.  В те времена все наши семьи были так или иначе жертвами режима, который всех нас считал щепками. 

Крайне тревожно, что в последнее время российские власти явно стали иначе понимать свою роль в истории СССР.  Если они хотят настоять на каких-то правах как правопреемница Союза, они вправе так делать, но не путём замалчивания или искажения исторических фактов.   

75 лет назад против Украины было совершено преступление.  Хотел ли Сталин уничтожить именно украинцев, или украинских крестьян, упорно сопротивляющихся коллективизации  трудно сказать.  Оставляем такие вопросы исследователям.  Но и здесь многое зависит от российских властей, поскольку большую часть важных архивных материалов они тоже унаследовали и пока не спешат рассекречивать. 

О закрытых границах, об отобранном зерне и о миллионах жертв надо уже сейчас говорить.

Преступление совершается против каждого человека, когда мы отводим глаза.  Причины - политические, геополитические, экономические -  могут быть разными, предательство – одно.

Мы рады, что Генеральная конференция призвала страны-члены ЮНЕСКО «распространять информацию о Голодоморе путем ее включения в просветительские и научно-исследовательские программы с целью усвоения будущими поколениями уроков этой трагической страницы истории».   

Столько лет ведь удобнее было не знать, не раздражать Советский режим, который по понятным причинам предпочитал о своих злодеяниях молчать.

Ни Россия, ни мировое сообщество, и не мы с Вами, никакого права не имеем не знать.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори