пошук  
версія для друку
08.12.2007 | Галя Койнаш

«Потому что молчание – золото»

   

Вот так просто попасть в -- палачи: 

Промолчи, промолчи, промолчи! 

Эта песня Александра Галича не выходит из головы.  Но мы же не молчали» Мы недостаточно громко кричали?  Или наши слова оказались неубедительными? Нет, многие из нас молчали.

Я пишу про 49-летнего узбека, которого я никогда не встречала, а теперь уже не встречу.  Его, вероятно, уже пытают, он уже, наверное, в СИЗО, где его будут мучить, пока не вынесут приговор по сфабрикованному обвинению и приговорят к длительному сроку лишения свободы. 

Это всё абсолютно предрешено.  То, что нам не удастся его спасти, это было менее предсказуемо. 

Правозащитники забили набат сразу после похищения Камалиева (Турсинова) 23 ноября.  Как только стало известно, где его содержат, и что планируется очередное «административное выдворение», сотрудница  Комитета «Гражданское содействие» Елена Рябинина задействовала все механизмы.  Адвокат был найден, а поскольку Камалиев (Турсинов) женат на гражданке России, и Генеральная прокуратура РФ отказала узбекской стороне в его экстрадиции в декабре прошлого года,  это теоретически казалось достаточным. Однако, после целого ряда похищений и нелегальных высылок из России по требованию репрессивных режимов, были веские основания считать, что делать надо больше.

Намного больше и было сделано.  В понедельник 3 декабря  Европейский Суд по правам человека принял решение о необходимости приостановить высылку Абдугани Камалиева (Турсинова), так как в Узбекистане его могут подвергнуть пыткам. 

Еженедельный рейс Тюмень-Ташкент вылетает во вторник в полночь по московскому времени. Решение  Европейского Суда было направлено факсом Уполномоченному РФ при Европейском Суде Веронике Милинчук более чем за сутки до вылета.  Именно она, в первую очередь должна была предпринять все необходимые меры по исполнению решения Суда. Копия уведомления Суда, полученная Комитетом «Гражданское содействие» из Страсбурга 4 декабря в 10.30 и разослана всем официальным лицам в Тюмень, и Елене Рябининой подтвердили по телефону, что факсы получены.  Проблема же была только в том, что официальным путем уведомление о решении  Европейского Суда должностным лицам, ответственным за высылку, не поступило. 

А вот здесь наши голоса оказались слишком слабыми.  Мы, безусловно, кричали – звонили, рассылали срочные пресс-релизы.  Искали ведь как дополнительные децибелы, так и метко заданные вопросы.  Нет, мы всерьёз не думали, что должностные лица в Тюмени, не желающие стать «официально уведомлёнными», прислушаются к СМИ.  Однако люди в Москве, имеющие влияние на тех самых чиновников, вполне возможно не захотели бы подтвердить корреспондентам СМИ, что Россия действительно собирается нарушить свои обязательства перед  Европейским Судом.

На телефонные звонки не отвечали, сообщения по электронной почте игнорировали.  Единственный западный журналист, который откликнулся, хотел только обсудить воскресные выборы. На следующий день, правда, многие СМИ в Москве бросились сообщать о новом «скандале».   

Вопросы того журналиста приблизительно отражали интересы масс-медиа на этой неделе. Он хотел услышать наше мнение о том, какие выводы можно сделать о демократической оппозиции, каковы будут последствия для экономики, имели ли место фальсификации выборов. 

И все эти вопросы вытесняли другие. За кадром оказалась судьба Игоря Решетина, которого приговорили в понедельник к одиннадцати годам лишения свободы за передачу технологий двойного назначения (?) Китаю. Маловероятно, чтобы в суде особенно вникали в то, что именно передавалось, а к мнению коллег Решетина из РАН, выступающих в его поддержку, предпочли не прислушаться. 

Вне досягаемости наших голосов оказалась и судьба Абдугани Камалиева (Турсинова). А это притом, что настойчиво напрашивался вопрос: как же можно выдать человека в руки узбекских спецслужб, хотя Страсбург указал на недопустимость этого более чем за сутки?

Даже если кое-кто считает, что судьба одного - двух человек не имеет значения (я позволю себе с этим не соглашаться), один вопрос я бы всё-таки задала: будет ли предел безнаказанному нарушению ФСБ российского законодательства и международных обязательств, если мы будем и дальше молчать?  Игнорирование этого вопроса ставит под угрозу судьбу далеко не одного человека. 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори