пошук  
версія для друку
08.02.2008 | Галя Койнаш

Анти-что?

   

Специфическим советским холодком веет от воинственной бинарной модели геополитических отношений, представленной в последнее время лидерами Российской Федерации.  Есть «мы» и «они», «Россия со своими союзниками», которые будут защищаться,  «враги России», которые ищут повсюду способы нанести вред и посягают на национальную безопасность, целостность границ, идентичность или ещё что.  Не может не беспокоить очень схожая песенка от Дмитрия Медведева, более чем вероятного преемника Владимира Путина.  В Давосе господин Медведев сказал собравшимся делегатам: "Мы не заставляем кого-либо любить Россию. Но мы никому не позволим причинять России вред".

  Это, с одной стороны,  похвально, ведь лидеры государства просто обязаны отвечать за его безопасность.  С другой, они не имеют права в своих целях создавать, словно джин из сказки, несуществующих врагов

  Особую жуть вызывает  агрессивное возрождение позабытых уже пугал и стереотипов в теоретически новой обстановке.  Ведь при советской власти, хотя бы на первый взгляд, всё было предельно просто.  Есть друзья, которые разделяют нашу идеологию, а остальные – так или иначе, враги.  Теперь отсутствует идеология, если не считать «плана Путина», который, по-видимому, так и до конца останется тайной, известной только узкому кругу посвящённых.  Чем отличается «управляемая демократия» от обыкновенной, ничем не управляемой или заправленной демократии, тоже не каждому дано усвоить.  Появляется опасность, что останется только одна линия размежевания: «Мы россияне» и «они».

  Как оружие в борьбе против демократической оппозиции в самой стране, к сожалению, такое  примитивное разделение имеет свои преимущества.  В последние десятилетия советской власти против диссидентов применялась карательная психиатрия.  Ведь если господствующая идеология является единственной правильной, то все, кто её не принимает, - сумасшедшие, нуждающиеся в лечении.  Новый способ даже эффективнее. Если те, кто хочет наблюдать за ходом выборов, кто указывает на нарушения, на ущемление свободы слова, на возрастающее число политзаключённых, выступают «против России», как же можно за них заступаться?

  Владимир Путин со своими соратниками усвоил кое-какие уроки на отлично. Другие ему явно не по силам.

  Я не считаю крушение Советского Союза «крупнейшей геополитической катастрофой двадцатого века».  Я и не верю, что та «настоящая драма» чем-нибудь угрожала России. Боюсь, господин Путин со своими братьями по КГБ имеют свои причины, чтобы так считать, которых я точно не разделяю.

Перестройка и окончательный распад прогнившей империи принесли с собой надежду на будущее.

Освободились последние политзаключённые из советских лагерей, и успела зародиться крамольная мысль, что больше не будут сажать за убеждения. 

Появилась возможность почтить память всех тех, кто не вернулся, и узнать судьбу наших родных.

Был и шанс, что молодое поколение сможет подрасти без вранья.

Не будем и забывать тот первый шанс решать, кто управляет страной и принимать настоящее, а не мнимое, участие в процессе принятия решений.

Это был ценнейший шанс для наших государств - мужественно осмыслить прошлое и сделать всё, чтобы таких ошибок больше не повторилось, чтобы больше не было искалеченных поколений.

За последние 8 лет в Российской Федерации всё это стало исчезать.

Да, рекламные ролики по телевизору создают видимость совсем другого мира, всякие шоу и концерты развлекают народ, позволяют отключаться от вовсе не глянцевого быта. Однако сводки новостей уже напоминают советские времена, и шансов всё меньше и меньше услышать сбалансированные репортажи и настоящую дискуссию. Когда российское телевидение ежедневно показывает Путина и Медведева за работой, мудро управляющих страной, и практически не даёт слово оппозиционным голосам, такие понятия как «демократический выбор» становятся бессмысленными.

  Одних журналистов убили, другие подвергались преследованию за стремление писать правду. Страх, что «не то» напишут, уже стал ощутимым, и слишком многие снова забыли своё призвание

  Стало намного труднее получить доступ к архивам. Даже родственникам не всё показывают, а посторонние могут ознакомиться с конкретными архивными делами только по истечении 75 лет. Это значит, что документы по 1937 году будут доступны членам «Мемориала» и другим исследователям только через пять лет.  Очень многие из нас узнали, где погибли наши родные благодаря самоотверженной работе членов «Мемориала», к которым теперь власти стали относиться как к чуть ли не подрывному элементу. Стоит отметить также, что фамилии сотрудников НКВД из публикуемых документов стали уже вычёркивать, и силовики уже препятствуют публикации информации о своих предшественниках, причастных к преследованиям. 

  Корректировка истории не ограничивается всего лишь изъятием информации о кое-каких неприглядных эпизодах в карьерах конкретных чекистов. Несколько месяцев назад Путин заявил об "определенных позитивных сдвигах" в трактовках отечественной истории в современных учебниках. В новом пособии для учителей истории, которое будет широко использоваться с сентября 2008 года, уже нет таких «вещей, от которых волосы дыбом могли встать».  Убрали, правда, главу, в которой Сталин назван "одним из наиболее успешных руководителей СССР",  Однако, школьники будут узнавать о «суверенной демократии», о том, как "дело ЮКОСа окончательно похоронило надежды олигархов на сохранение своего контроля над Российским государством".и о роли Путина в исключительно позитивном – и кремлёвском – ключе. 

Слова-то изменились.  Больше не сажают за «антисоветскую агитацию», однако то, что ФСБ считает «экстремизмом», вызывает серьёзные сомнения относительно интерпретации, и многие решения суда трудно всерьёз воспринимать, хотя сроки, к сожалению, вполне реальные.

Михаил Трепашкин, бывший офицер ФСБ, осмелился принять участие в независимом расследовании взрывов жилых домов в Москве в 1999 году. Он был арестован по обвинениям настолько абсурдным, что сам суд выкинул одно из них. Но его всё равно приговорили к четырём годам лишения свободы.

Мировые СМИ открыто пишут про политическую подоплёку сроков, полученных Михаилом Ходорковским и другими сотрудниками ЮКОСа.  Можем стараться поверить, что обвинения обоснованы, и что совершенно случайно получилось, что посадили именно оппозиционно настроенного Ходорковского, а не другого, более мирного, олигарха. Но новое расследование всё равно не может не вызывать серьёзнейшие опасения относительно российского правосудия. 

Российские власти позорно долго отказывались перевести смертельно больного Василия Алексаняна, бывшего вице-президента ЮКОСа, в спецбольницу.  Они тем самым не только нарушали российское законодательство, но и игнорировали три указания Европейского суда по правам человека

Длинный список учёных, приговорённых к длительным срокам лишения свободы, пополнился два месяца назад ещё одной жертвой - академиком Игорем Решетиным.

Список можно продолжить, и я бы охотно всех поимённо назвала, только чувствуется крайне огорчительное отсутствие интереса или воли даже «заметить» всё нарастающее число людей в Российской Федерации, которых трудно называть иначе как политзаключёнными.

Некоторые изменения избирательного процесса дают тревожное представление о том, чем всё-таки отличается «управляемая демократия» от нашего банального ничем не заправленного сорта.  Теракт в Беслане Путин использовал как понятный лишь ему самому повод для отмены выборов в губернаторы.  Российские граждане, пытающиеся наблюдать за соблюдением избирательного законодательства подвергались преследованиям. А серьёзных кандидатов вытеснили сначала из парламентских, а теперь из президентских выборов. Все знают преемника нынешнего президента, и единственная дискуссия сосредоточена на вопросе, сколько же власти согласится отдать Владимир Путин.

На днях тот же самый господин Путин заявил, что необходимо "усилить работу по своевременному получению информации о попытках вмешательства в наши внутренние дела» и что «Россия не позволит корректировать из-за рубежа ход президентской кампании в стране».

  Сомнений у меня нет никаких, что Владимир Владимирович знает: согласно Хельсинским соглашениям, права человека не могут считаться внутренним делом любого государства-участника. Российская Федерация является членом Совета Европы, и ратифицировала Европейскую конвенцию по правам человека. Право на справедливый суд, на жизнь, на свободу слова и на доступ к информации, вместе с правом избирать и быть избранным, являются неотъемлемыми правами, а не попытками вмешиваться во внутренние дела  Российской Федерации. 

  Советская история пропитана примерами, где «врагов» нашли, чтобы отвлечь внимание от бед, трудностей или несправедливости.  Когда вспоминаем бешеную охоту на «врагов народа» семьдесят лет назад, просто больно наблюдать за такими же приёмами по манипулированию сознанием граждан.

  Надежда и призывы к тому, чтобы Россия, как и все остальные государства, исполняла свои международные обязательства и защищала права всех своих граждан, ничего общего с вмешательством во внутренние дела страны не имеют.  Мотивы тех лидеров, которые разбрасываются такими обвинениями, надо ставить под сомнение. Это же Ваши с нами права, а цели они преследуют только свои.
Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори