пошук  
версія для друку
12.02.2008
джерело: www.mignews.com.ua

Россия возвращается к практике «пыточных» колоний!

   

При режиме Владимира Путина в России вернулись к прежней советской практике организации «пыточных» колоний, пишет американская газета The Wall Street Journal. Репрессии, начавшиеся на «зоне», возвращают страну к тоталитаризму, предупреждают правозащитники.

Институт «пыточных колоний» исчез еще в 90-е годы, которые теперь в России стало модно критиковать. Сейчас же из примерно 700 известных «зон», где содержится основная масса осужденных в России, пыточными колониями можно считать примерно 50, указывает сооснователь Фонда защиты прав заключенных Лев Пономарев (полный текст на сайте InoPressa).

Этот масштаб, как и процент заключенных не сравнимы с советским ГУЛАГом, однако в отношении используемой администрацией колоний жестокости современная Россия быстро догоняет сталинский СССР, пишет издание.

Жестокость к заключенным зачастую применяется еще до вынесения приговора. Так, привозимых в суд подсудимых вначале битком набивают в маленькое помещение, где они едва могут стоять. «Туалета там нет; так что если кто-то хочет облегчиться, нужно делать это прямо там», – свидетельствует Пономарев.

Затем арестованных сажают в грузовики, в которых зимой нестерпимо холодно, а летом жарко. При этом автозаки не имеют ни вентиляции, ни отопления. В этих металлических контейнерах люди вынуждены находиться часами, когда здоровые сидят подле тех, кто уже болен туберкулезом. Это только способствует распространению заболевания.

Современный ГУЛАГ

Колонии, в которые арестанты попадают после осуждения, делятся на несколько категорий: от сравнительно мягких колоний «общего режима» до «колоний строгого режима», «колоний особого режима» и (самых устрашающих) «лечебных».

Всех новоприбывших ждет мучительная экзекуция, напоминающая прогон сквозь строй в царской России. Теперь это называется «пропустить заключенных через коридор».

По словам Пономарева, прямо от фургона, в котором привозят новый этап, выстраиваются сотрудники колонии, вооруженные спецсредствами в виде резиновых дубинок. Тут же стоят и инструкторы-кинологи со сторожевыми собаками.

Пока заключенный бежит по коридору, каждый сотрудник бьет пробегающего мимо дубинкой. При этом люди, отягощенные своими пожитками, не могут быстро бежать. А в точках, где стоят сотрудники с собаками, заключенному приходится замедлить бег, так как собака рвется с поводка.

Причем такой прогон сквозь строй считается всего лишь гостеприимной встречей новичков. Малейшее недовольство такими порядками может привести к жесточайшему прессингу со стороны администрации. Так, в ИК-1 заключенный Зураб Бароян, сломавший ногу, совершил оплошность: он дал показания об условиях содержания в колонии штатному представителю уполномоченного РФ по правам человека (омбудсмена). После этого начальник колонии, как рассказывал сам Бароян, «пригрозил сгноить его в застенке».

«В больнице меня не долечили. Нога нарывает, из-под бинтов льется гной, – сетует Бароян. – Нарывы перекинулись на вторую ногу».

Неудивительно, что в таких колониях попытки самоубийства случаются сплошь и рядом, сообщает газета. Так, заключенный Мишчикин попытался покончить с собой, проглотив «проволоку и гвозди, связанные в виде креста». В наказание ему 12 дней отказывали в медицинской помощи.

Заключенного Фаргиева 52 дня держали в наручниках после того, как он нанес себе колотое ранение. Моторно-двигательные функции кистей рук у него так полностью и не восстановились.

Даже самые мелкие нарушения режима заключенными могут повлечь за собой суровые репрессии. Однажды сотрудники заметили, что в камере так называемого «штрафного изолятора», где содержались семеро заключенных, пахнет табачным дымом. Тогда была вызвана пожарная машина, из брандспойта которой вся камера, в том числе заключенные и их личные вещи, была залита холодной водой. После этого людей неделю продержали в мокрой одежде при температуре 10 градусов по Цельсию.  newsru.com

12.02.2008

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори