пошук  
версія для друку
05.03.2008 | Елена Тищенко

Свобода слова – как кость в горле?

   

Большой переполох поднялся в правоохранительных органах Павлограда после того, как «Популярные ведомости» (№ 565 от 20 февраля 2008 года) опубликовали две критические статьи «Беспредел по-павлоградски» и «Негодование народа нарастает». Руководство Павлоградского горотдела милиции своеобразным способом отреагировало на данные публикации. Вместо того чтобы сконцентрировать максимум усилий на решении наболевших проблем, поднятых журналистом, люди в погонах, как я понимаю, попытались устроить что-то вроде публичной порки автора данных материалов. Но вот удалось ли им это?

25 февраля, через пять дней после выхода номера «ПВ» с критическими статьями о работе милиции, в Павлоградском ГО УМВД была организована необычная пресс-конференция. Кроме представителей всех СМИ города и руководства горотдела милиции, на нее пригласили людей, с которыми журналист беседовала при подготовке этих материалов.

Допрос перед видеокамерами?

В начале пресс-конференции пресс-офицер Павлоградского ГО УМВД Надежда Попова пояснила присутствующим, что ей было поручено провести служебное расследование по фактам и заявлениям, изложенным в критических публикациях «ПВ». А журналистов пригласили для того, чтобы отчитаться о результатах проведенного расследования.

После этого вступления пресс-офицер начала по частям зачитывать вслух отрывки из статей «Беспредел по-павлоградски» и «Негодование народа нарастает». Озвучив каждый эпизод, Надежда Попова просила подняться людей, чьи имена или фамилии были упомянуты в публикации. И предлагала им ответить

на несколько вопросов:

 - соответствуют ли действительности факты, изложенные в статье?

 - встречались ли они с журналистом «ПВ»?

Кроме того, по каждому конкретному факту и каждой фразе пресс-офицер очень подробно расспрашивала фигурантов статей, как все было на самом деле. Это происходило перед видеокамерами в присутствии журналистов, начальника горотдела Анатолия Вершины и нескольких руководителей милицейских служб.

Учитывая то, что опрашиваемые люди – пенсионеры весьма преклонного возраста, такое повышенное внимание со стороны правоохранителей и журналистов, безусловно, заставило их нервничать. Несмотря на это, они не испугались и подтвердили факты, изложенные автором вышеназванных статей  «ПВ».

Краж стало меньше, а уголовных дел больше?

Разбирая один из эпизодов, пресс-офицер объявила, что потерпевший, у которого металлоломщики украли вагонетку, не смог прийти на пресс-конференцию. Поэтому присутствующим была показана видеозапись с его показаниями. Нужно сказать, что его фразы несколько отличались от тех, которые он говорил в беседе корреспонденту «ПВ». Он подтвердил факт кражи вагонетки, но на этот раз расхваливал работу милиции. Благо, что журналист записала свою беседу с этим человеком на диктофон. Тогда он выражал недовольство бездействием правоохранителей.

После публичного допроса фигурантов статей каждый из случаев комментировали руководители служб и начальник Павлоградского ГО УМВД. Они докладывали о том, что по описанным фактам краж металла были выполнены все необходимые действия, собраны материалы и возбуждены уголовные дела. Интересно, что по краже вагонетки с дачного участка, которая была совершена 17 декабря, уголовное дело возбудили лишь спустя два месяца, 18 февраля 2008 года. Хотя обязаны были сделать это в течение 10 дней. Может, на решение правоохранителей повлияло журналистское расследование?

Комментируя ситуацию с теневым металлоломным бизнесом на территории Павлограда и района, Анатолий Вершина признал, что эта проблема действительно существует. Однако, по его словам, фактов краж металла в последнее время стало значительно меньше, а уголовных дел павлоградская милиция возбуждает больше, чем раньше. Он также пояснил, что сотрудники милиции знают о существовании нелегальных пунктов приема металлолома. Однако получить санкцию на обыск и возбудить уголовное дело против их хозяев, по словам начальника милиции, очень сложно.

Подводя итог сказанному, Анатолий Вершина отметил, что, по его мнению, критические статьи в «ПВ» вышли не случайно, и что они являются заказными.

Мнение журналиста: свобода слова под угрозой!

21 февраля на пресс-конференции в Днепропетровском областном Управлении МВД министр Юрий Луценко, выражая свое отношение к критическим публикациям одного из корреспондентов, сказал: «Журналист имеет право писать так, как считает нужным. Никто не может на него повлиять. На то он и журналист. У меня есть давний друг, который часто пишет обо мне жесткую критику. Читая его статьи, очень нервничаю, но при этом я ни разу даже не позвонил ему, чтобы упрекнуть. Так как понимаю, что это его законное право!»

Жаль, что в отличие от министра МВД, некоторые руководители отделов милиции этого не понимают. Как автору публикаций «Беспредел по-павлоградски» и «Негодование народа нарастает», мне бы хотелось понять, с какой целью руководство Павлоградского ГО УМВД организовало описанную выше пресс-конференцию? Лично я расцениваю такие действия, как попытку дискредитировать меня как журналиста. Ведь, как я поняла, все мероприятие было построено таким образом, чтобы публично выявить хоть какие-то неточности в опубликованных статьях.

Похоже, что руководство Павлоградского горотдела больше волнует не то, что от обнаглевших металлоломщиков ежедневно страдают люди, а то, что эту информацию обнародовали в газете. Кроме того, в подобных действиях я усматриваю еще одну попытку ограничить свободу слова в нашем регионе. Подобное публичное разбирательство может оказать психологическое давление на других журналистов. Теперь, прежде чем написать критику в адрес милиции, они, скорее всего, десять раз подумают: а стоит ли это делать, ведь любому неугодному автору также может грозить подобное «судилище»?

Есть и еще один тревожный момент. Вызов в горотдел людей, с которыми я беседовала при подготовке материалов, также, по моему мнению, можно расценивать, как попытку оказать психологическое давление на свидетелей описанных инцидентов. Ведь и сам вызов в милицию, и ответы на вопросы перед видеокамерами в присутствии людей в погонах для обычного человека не являются рядовым событием и вполне могут спровоцировать у них нервный стресс. Вполне возможно, что после данной пресс-конференции эти люди вообще будут избегать контактов с представителями СМИ, опасаясь последствий. Поэтому я считаю, что такие мероприятия, как описанная пресс-конференция в милиции, препятствуют профессиональной деятельности журналистов.

 

Редакция «ПВ» обращается к прокурору Павлограда с просьбой обратить внимание на вышеизложенные факты и принять меры для того, чтобы журналисты и жители города не боялись высказывать свое мнение (в том числе и критику) через СМИ.*

Кстати: Месяц назад я была в командировке во Львове в рамках медиа-проекта Центра информационных исследований «Меридиан» при содействии Фонда развития СМИ Посольства Соединенных Штатов Америки. Меня поразило отношение львовских правоохранителей к СМИ. Пресс-служба ГАИ там не пытается отвадить

журналистов, а наоборот всячески способствует им в получении доступа к информации и первоисточнику. Мне абсолютно свободно давали номера мобильных телефонов нужных офицеров.

А в ведомственной газете Львовского УМВД «Міліцейський кур’єр» мы прочли довольно жесткую критику о работе одного из следователей, который фальсифицировал и затягивал расследование в пользу весьма состоятельного виновника ДТП. Когда я спросила редактора: «А разве вам не запрещают писать критику?», он ответил: «Нет, потому что они понимают, что если не напишем мы, эту информацию опубликуют другие издания. И их критика будет намного жестче». К сожалению, нам пока что такая свобода слова и не снилась!

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори