пошук  
версія для друку
07.03.2008 | Эдриан Каратницки
джерело: hro1.org

Большая «чистка» памяти. 55 лет со дня смерти Сталина

   

«5 марта исполняется 55 лет со дня смерти диктатора Иосифа Сталина. Однако в России не будут активно обсуждать его чудовищное наследие, а власть предержащие не станут отрекаться от него...»

Дело в том, что при Владимире Путине официальная оценка Сталина и советского прошлого становится все более аморальной и двойственной, а открытое их осуждение, бытовавшее в ельцинскую эпоху, почти сошло на нет.

За восемь лет на посту президента Путин постарался пересмотреть многие моменты советского прошлого, от которого российские лидеры после падения коммунизма старательно открещивались. Он способствовал распространению в обществе версии об образе Сталина как эффективного руководителя, пускай и диктатора, которому удалось победить нацистов.

В этом плане уходящий российский президент официально возродил мифы брежневской эпохи – они вновь вызвали дискуссии современных историков, утверждающих, что договоренность Сталина с Гитлером была аморальной, а Советский Союз был опасно не готов к вторжению нацистов.

Порой Путин находит достаточно суровые слова для оценки сталинских преступлений. В октябре прошлого года, посетив Бутовский полигон под Москвой, где во времена Сталина происходили захоронения жертв массовых расстрелов, Путин сказал, что «уничтожены были и сосланы в лагеря, расстреляны, замучены... сотни тысяч, миллионы человек. Мы должны сделать все, чтобы никогда не забыть этой трагедии».

Однако, признавая, что миллионы людей стали жертвами сталинских «чисток», лагерей и голода, Путин говорит: «В других странах случалось и поужаснее». Путин отказался поддержать мероприятия Украины в память Голодомора.

Отношение Путина к русской революции также противоречиво. Его правительство дебатировало возможность восстановления памятника Феликсу Дзержинскому, основателю ЧК – тайной полиции большевиков. В то же время кремлевское руководство, официально почтившее память главы службы, которая в 1918 году расстреляла царскую семью, подготовило возвращение из Дании останков вдовствующей императрицы Марии Федоровны – матери того самого царя, которого вместе с семьей убили чекисты.

Наконец, заслуживает внимание оценка Путиным недавнего советского прошлого. Он заявил, что крушение Советского Союза было «крупнейшей геополитической катастрофой (XX) века». При Владимире Путине страна отказалась от постсоветского гимна и вернула советскую музыку, напоминающую о коммунистических временах.

В то же время президент не поскупился на комплименты Андрею Сахарову, одному из самых ярых критиков тоталитаризма в СССР – Путин назвал его пророком, показавшим дорогу, которой в дальнейшем пошла страна.

Это не просто символичные шаги. Озвученная Путиным новая государственная идеология России наполнена подобными двусмысленностями. Президент выражает поддержку демократии и рынку, хотя ввел ограничения в политической сфере и вернул государству контроль над крупными отраслями промышленности. Его неясная оценка российской истории идет рука об руку с неоднозначными словами о роли России в сегодняшнем мире – то Путин говорит о надеждах на сближение с развитым промышленным миром, то резко критикует Запад.

* * *

Хотя двойственная оценка Путиным Сталина и советской системы и кажется странной, корни подобного отношения очевидны. Как бывший высокопоставленный сотрудник КГБ, он, без сомнения, гордится исторической ролью советских спецслужб. На отношение Путина к Сталину повлиял и тот факт, что его дед служил поваром при Сталине и Ленине ( По версии] «Комсомольской правды». Не до конца исследованный факт – прим. редакции HRO.org).

Более удивительно, что заявления Путина активно поддерживают и многие простые россияне. Опрос, проведенный в мае 2007 года социологическим «Левада-Центром», показал, что около 50% опрошенных считают: Сталин сделал «больше хорошего, чем плохого». Половина опрошенных полагает, что Сталин был «мудрым лидером».

Эта моральная мешанина – в духе постсоветской эпохи. В результате краха советской власти родился парадоксальный и запутанный мир, населенный такими людьми. Для них признать себя соучастниками творившегося зла – трудный в психологическом смысле шаг. Моральная двойственность оценок весьма удобна и крайне популярна, поскольку позволяет россиянам не осуждать собственное прошлое и свою жизнь.

Стоя одной ногой в репрессивном сталинском прошлом, а другой – в дивном новом мире рыночного капитализма, Путин оседлал два этих мира, отказываясь примкнуть к какому-то одному. Показав россиянам, что у них одновременно могут быть Солженицын и Сталин, цари и цареубийцы, Андрей Сахаров и его преследователи, Путин не столько использовал прошлое в своих целях, сколько лишил его всякого смысла.

В условиях относительного «процветания», обеспеченного нефтедолларами, население не хочет сходить с аморальной дорожки. Но до тех пор, пока россияне этого не сделают, они не смогут противостоять песне сирен, зовущих к «управляемой демократии» – а с помощью этой неоднозначной с этической и политической точки зрения идеи оправдывается возврат России к авторитаризму.

5/03/2008

Источник: The Wall Street Journal

Перевод: InoPressa

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори