пошук  
версія для друку
07.03.2008

Камалиев осужден в Узбекистане на 11 лет.

   

Российские власти искажают факты, доказывая  свою невиновность в неисполнении решения Страсбурга

6 марта 2008 г. Комитет «Гражданское содействие» получил информацию о том, что в Намангане 26 февраля был вынесен приговор Абдугани Камалиеву (урожденному Турсинову), высланному из России в декабре 2007 г. По поступившим к нам сведениям, он осужден на 11 лет лишения свободы.

Напомним, что узбекские власти требовали выдачи Камалиева по обвинениям в посягательстве на конституционный строй Республики Узбекистан (ст.159 ч.3 п.«б» УК РУз), возбуждении расовой, национальной или религиозной вражды (ст.156 ч.2 п.«д» УК РУз) и в создании, руководстве или участии в религиозных экстремистских или иных запрещенных организациях (ст.244-2 ч.2 УК РУз). Эти статьи традиционно инкриминируются в Узбекистане верующим, которые, с точки зрения властей, слишком тщательно следуют канонам своей религии.

В декабре 2006 г. Генпрокуратура России отклонила запрос узбекской стороны об экстрадиции Камалиева. Тем не менее, через год - 5 декабря 2007 г., - в нарушение предписания Страсбурга воздержаться от принудительного возвращения его на родину, он был подвергнут административному выдворению - отправлен в Узбекистан рейсом Тюмень-Ташкент и передан в распоряжение узбекских правоохранительных органов. Т.е., фактически, экстрадирован. По имеющимся у Комитета «Гражданское содействие» сведениям, в январе 2008 г. Камалиев подвергался пыткам в СИЗО г. Намангана.

Практически одновременно с информацией об осуждении Камалиева его представитель по жалобе в Европейский Суд, Елена Рябинина, получила из ЕСПЧ для ознакомления комментарии Правительства РФ по его делу.

Полученное из Страсбурга письмо Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде В.В.Милинчук с объяснениями причин нарушения Россией предписания Суда вызывает, как минимум, недоумение.

Г-жа Милинчук утверждает, что уведомление ЕСПЧ от 3 декабря 2007 г. о необходимости воздержаться от высылки Камалиева поступило в ее Аппарат только через сутки – 4 декабря около 22-30 мск.

Можно было бы счесть задержку недоработкой  технического персонала в Страсбурге, если бы утром 4 декабря Рябининой не сообщили из Суда по телефону, что накануне вечером – действительно, около 22-х часов, но только 3 декабря, - уведомление было направлено факсом представителю России при ЕСПЧ. Таким образом, приходится констатировать, что имел место один из двух вариантов: либо г-жа Милинчук в течение суток «не замечала» срочного факса из Страсбурга, либо в письме в Суд ошиблась ровно на сутки.

В.В. Милинчук пишет, что Камалиев был выслан в тот же день в 22-20 мск, и  с момента получения уведомления до фактического выдворения оставалось всего 6 часов (?!), которых ей было недостаточно, чтобы уведомить ответственных за высылку  официальных лиц в Тюмени. Но откуда же взялись эти 6 часов, если только через 10 минут после высылки в 22-30 она получила факс из Европейского Суда?

Реальная же последовательность событий такова: Страсбург уведомил Россию о применении Правила 39 Регламента Суда за 26 часов до высылки Камалиева и напомнил о необходимости воздержаться от нее примерно за 4 часа до момента ее осуществления. В течение всего предшествовавшего выдворению дня тюменские официальные лица получали информацию о принятом ЕСПЧ решении от представителя Камалиева и настойчиво ей не верили. Не отреагировало на факс Комитета «Гражданское содействие» и руководство МВД, которому также была направлена копия уведомления с соответствующим сопроводительным письмом.

Что же касается момента фактической высылки, то, начиная с 23-00 мск 4 декабря, сотрудники Аппарата российского омбудсмана В.П.Лукина и Комитета «Гражданское содействие» вели переговоры с дежурным по ГУВД Тюменской области Владимиром Федоровым и почти убедили его в необходимости снять Камалиева с рейса Тюмень-Ташкент. Однако в 0-15 мск 5 декабря г-н Федоров, ссылаясь на свое руководство, сообщил, что ничего предпринимать не будет. Ничем, кроме приказа «сверху», это объяснить невозможно.

По сведениям справочной службы тюменского аэропорта, самолет с Камалиевым на борту вылетел в 2-25 по местному времени, т.е., в 0-25 мск.

Далее г-жа Милинчук, пытаясь возложить вину на представителя Камалиева, уведомляет ЕСПЧ, что обращение в Страсбург было сделано только через 2 дня после получения от его доверителя соответствующих полномочий. Видимо, она не удосужилась заглянуть в календарь: эти 2 дня – 1 и 2 декабря, - пришлись на субботу и воскресенье.

 В своем письме Вероника Владимировна утверждает также, что заявитель не уведомил Центральный районный суд г. Тюмени о своем браке с гражданкой РФ. И опять не так: протокол судебного заседания, в котором было вынесено постановление о выдворении его из России, содержит ссылку на документ 2006 г., где черным по белому написано, что в декабре 2000 г. Турсинов Абдугани заключил брак в отделе ЗАГС Тюменского района с гражданкой Камалиевой и взял фамилию жены.  Но видимо, судье  было недосуг читать листы 6 и 7 материалов дела. Г-жа Милинчук относится к этому с полным пониманием: на ее взгляд, Центральный районный суд Тюмени не мог заниматься установлением семейного положения заявителя. Тем более, что, у Камалиева не было общих детей с супругой – этот факт, по мнению Вероники Владимировны, и вовсе закрывает вопрос о допущенном российскими властями вмешательстве в его частную жизнь, запрещенном Европейской Конвенцией. В самом-то деле, ну что там жена, если без детей, даже говорить не о чем!

Что же касается последнего аргумента г-жи Милинчук - что Камалиев не рассказал суду первой инстанции об отказе Генпрокуратуры в его экстрадиции в Узбекистан, - снова неубедительно. В тот же протокол судебного заседания внесена реплика представителя УВД Центрального р-на Тюмени о том, что Камалиев находится в розыске в Узбекистане. А раз так, то информация подлежала проверке, при которой все бы и выяснилось.

Впрочем, два последних довода не имеют существенного значения, поскольку не могут служить оправданием неисполнения государством решения Европейского Суда.

Комитет «Гражданское содействие» с большим сожалением вынужден констатировать, что уже не впервые сталкивается с несоответствием фактическим обстоятельствам дела информации, предоставляемой Европейскому Суду официальным представителем Российской Федерации. В ответах В.В.Милинчук на вопросы по коммуникации дела Рустама Муминова - предшественника Камалиева, высланного из России годом ранее и тоже в нарушение предписания Страсбурга, - интервал между уведомлением ЕСПЧ и вылетом самолета с Муминовым на борту аналогичным таинственным образом сократился с более чем 4 часов до нескольких минут.

Может быть, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде считает, что таким образом можно улучшить имидж России в глазах международного сообщества? Странная точка зрения.

Елена Рябинина,

руководитель программы помощи

политическим беженцам из Центральной Азии

Комитета «Гражданское содействие»

тел. +7-903-197-04-34

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори