пошук  
версія для друку
17.05.2008 | Михаил Сергушев
джерело: www.facts.kiev.ua

Убивая гражданина Кореи, молодчики кричали: «Здесь не место всяким узкоглазым»

   

По оперативным данным, в столице на сегодняшний день может насчитываться до полутора тысяч скинхедов. Эта цифра приблизительная, поскольку члены молодежных организаций, в той или иной степени поддерживающие неонацистов, нигде не регистрируются и лишь время от времени попадают в поле зрения правоохранителей.

На днях в Киеве завершился судебный процесс над четырьмя молодыми людьми, которые 23 апреля прошлого года насмерть забили гражданина Кореи. Скорее всего, подсудимые были членами организации скинхедов. И хотя молодчики этот факт отрицают, суд доказал их вину в убийстве иностранца именно из-за его национальности.

По злой иронии судьбы, 31-летний Канг Джонгвон приехал в нашу страну из-за большой любви к украинскому языку и славянским традициям. Вместе с женой он усиленно изучал украинский язык и прибыл в Киев для того, чтобы усовершенствовать свои знания на практике.

23 апреля прошлого года около одиннадцати часов вечера молодой кореец вышел из квартиры, которую он снимал вместе с супругой, в супермаркет. Хотел купить рис. Но домой не вернулся. Встревоженная жена Канг Джонгвона несколько раз пыталась дозвониться мужу на мобильный, но эти попытки были напрасными. И только ближе к полуночи трубку подняла незнакомая женщина.

- Я только поняла, что эта женщина – врач, а с мужем что-то случилось, – вспоминает госпожа Пак Джонг Е. – Мне назвали адрес, и я выскочила на улицу. Возле одного из домов стояла "скорая помощь". Там же я увидела мужа, лежавшего в луже крови. Мне сказали, что у него проломлен череп, но он еще жив. Правда, находится без сознания.

За жизнь Канг Джонгвона врачи боролись три недели. Надежд на то, что он выживет, фактически не было. Не приходя в сознание, гражданин Кореи скончался в киевской больнице.

- Одна из версий смерти гражданина Кореи была такой: иностранца убили из-за его расовой принадлежности, - рассказывает начальник уголовного розыска Голосеевского района столицы Михаил Руденко. - Корейца избивали с особой жестокостью даже после того, как он потерял сознание. Мы начали опрашивать молодежь, кто что знает о смерти иностранца, и вскоре вышли на четверых жителей столицы. Все они молоды. Самому старшему, Николаю, на момент совершения преступления было 20 лет, а младшему Юрию – 17. (Так как приговор еще не вступил в законную силу, имена подсудимых изменены, – Авт.) У одного из парней на плече была татуировка в виде нацистской свастики. Другой очень часто ходил в военной форме и в ботинках на высокой шнуровке – берцах, которые любят носить скинхеды. Все подтверждалось – иностранца убили из расовой неприязни.

...В тот вечер возле одного из магазинов стояли десять подростков и пили пиво. Вдруг кто-то из них заметил, как в сторону плохо освещенного переулка направляется молодой мужчина азиатской внешности. «Смотри, узкоглазый, – сказал один из подростков по имени Женя. – Гуляет, как у себя дома, по нашей славянской земле!» Кто-то предложил догнать азиата и избить его. Четыре человека тут же отправились за корейцем. Для того чтобы иностранец не смог убежать, Николай обежал несколько кварталов и вышел навстречу ничего не подозревающему мужчине. Трое остальных уже подходили к корейцу сзади.

- Канг Джонгвона сбили с ног и начали избивать с невероятной жестокостью, – рассказывает старший прокурор отдела поддержания государственного обвинения в судах Киевской городской прокуратуры Ирина Кравченко. – Экзекуция продолжалась недолго. Как нам стало известно в ходе следствия, кто-то из молодчиков во время избиения корейца выкрикнул: "Это славянская земля, и мы, славяне, на ней хозяева. Здесь не место всяким узкоглазым".

В прошлом году в апреле было прохладно, и Канг Джонгвон был одет в теплый свитер и куртку. Несмотря на это все его тело было в ссадинах – с такой силой молодчики наносили удары! В конце концов Николай прыгнул обеими ногами на голову Канг Джонгвона. Он потом сам об этом рассказывал, похваляясь перед своими дружками: мол, видели, как я его?

Экзекуцию прервал крик незнакомца из окна одной из квартир: «Прекратите! Я сейчас милицию вызову!» Все сразу же стихло: четверо парней разбежались в разные стороны. Таксист, который проезжал недалеко от того места, где бритоголовые убивали гражданина Кореи, увидел последний момент расправы: как кто-то прыгает на голову неподвижно лежащему мужчине...

Все четверо подозреваемых в убийстве Джонгвона были задержаны через три недели. Никто из них своей вины так и не признал, но при этом все они подробно рассказывали о расправе, учиненной над азиатом.

- Во время судебного следствия было видно, что никто из подсудимых не раскаялся в содеянном, – рассказывает руководитель пресс-группы столичной прокуратуры Мирослава Мушка. – Находясь на скамье подсудимых, они посмеивались над представителем потерпевшего, сотрудником корейского консульства, который не очень хорошо говорит по-русски. До последнего момента они, видимо, рассчитывали, что их обвинят по статье "Тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть". Эта статья более мягкая, чем "Умышленное убийство". Приговор судьи Тамары Юденко вызвал шок у родственников подсудимых, наверное, больше, чем у них самих: 13 лет вместо ожидаемых семи.

Об оглашении приговора, а также о реакции родственников подсудимых хочется рассказать отдельно. В зале заседаний порой происходили вещи, которые не могут не шокировать.

- Только мать Николая не ходила на судебные заседания, - рассказывает прокурор Ирина Кравченко. – И вовсе не потому, что ей была безразлична судьба сына, попавшего на скамью подсудимых. Эта женщина пояснила суду, что ей стыдно за то, что он сделал. И она, единственная из всех родственников подсудимых, попросила прощения у представителей потерпевшей стороны из Кореи.

Николая женщина воспитывала одна. Как она рассказывала в досудебном следствии, с мальчиком у нее часто возникали проблемы. Когда сыну исполнилось 16 лет, она решила отдать его на перевоспитание в монастырь, где тот провел три месяца.

По рассказу матери Николая, ее сын, придя из армии, сильно изменился. Первое время он не снимал военную форму. А в армейских ботинках на высокой шнуровке ходил, пока они в буквальном смысле слова не развалились. Потом на плече Николая появилась татуировка в виде нацистской свастики. Правда, парень объяснил матери, что это не фашистский символ, а славянский крест.

Матери Николая не очень нравилась дружба ее сына с Юрой. Часто она слышала, как Юрий говорил о чистоте расы, о том, что в Украине не место чужим. Женщина была уверена, что эта дружба не доведет ее сына до добра.

На несколько судебных заседаний приходил отец Константин, священник из того самого монастыря, где Николай провел три месяца. Может быть, я и не права, но выскажу свое мнение. Отец Константин не очень-то был похож на священника. Уж очень по-мирскому он разговаривал. Скорее всего, адвокаты Николая хотели пребывание парня в монастыре четыре года назад представить как смягчающее вину обстоятельство и вызвали отца Константина в суд. Но судья решила, что показания священника не смогут повлиять на приговор.

Отец Константин, обращаясь к судье, требовал, чтобы его допросили. Мол, это в интересах в первую очередь суда. Да так и ушел ни с чем.

Мама Юрия - тоже своеобразная женщина. Она, преподавательница английского языка в одном из столичных техникумов, ходила на судебные заседания в ботинках-берцах! Когда я спросила женщину, каково ее отношение к тому, что совершил сын, она ответила коротко: "Это неприятно".

Еще я спрашивала у матери Юры: "Вы же наверняка видели, как ваш сын возвращался домой после драк в синяках? Что вы делали?" "Залечивала ему синяки и ссадины", – был ответ. "Это все?" – спрашиваю. – "Ну почему же? Я учила сына, в каких случаях он должен бить человека по лицу".

Во время судебных заседаний некоторых родителей подсудимых судье Тамаре Юденко пришлось за неуважение к суду удалять из зала. Но во время оглашения приговора все они, кроме матери Николая, находились в зале суда.

Увидев на заседании журналистов и видеокамеры, одна из женщин сказала: "Налетели! Что им тут, кинотеатр, что ли?" А во время оглашения приговора старались подтолкнуть или ударить кого-то из журналистов. Досталось и фотокорреспонденту "ФАКТОВ" Ольге Думанской, которую кто-то из родственников подсудимых, сидящих в первом ряду, норовил толкнуть.

Фотокор одной из столичных газет жаловалась после заседания:

- Хотела сфотографировать этих скинхедов в клетке, так они таким матом меня обложили, что я спрятала фотоаппарат и больше к ним не подходила.

Отец одного из подсудимых во время зачитывания показаний обвиняемых в суде все время качал головой и саркастически улыбался. А после оглашения приговора громко выругался нецензурной бранью в адрес судьи.

Когда судебное заседание завершилось, несколько парней, присутствовавших в зале и сидевших в последнем ряду, встали и подняли правую руку вверх, на манер фашистского приветствия. Тот же жест повторила какая-то девушка. Осужденные тоже попытались ответить своим товарищам на приветствие, однако правую руку высоко не поднимали, лишь обозначив жест.

- Это дело сфабриковано, – сказал журналисту "ФАКТОВ" один из осужденных.

- Почему сфабриковано? Вы же сами рассказывали, как убивали корейца?

- Все получилось спонтанно. Мы не хотели его убивать, хотели только проучить. Хотя о том, что случилось, не жалеем.

Апелляционный суд Киева приговорил каждого из подсудимых к 13 годам лишения свободы. Была доказана причина убийства гражданина Кореи – расовая неприязнь. Кроме того, всем четверым нужно выплатить семье погибшего миллион гривен морального ущерба.

Корейская сторона рассчитывала на пожизненное заключение для осужденных, но в целом осталась довольна приговором.

76-летняя мама Канг Джонгвона не смогла приехать на суд в Киев. Более того, давая интервью корейским журналистам, пожилая женщина сказала: "Мой сын так любил Украину, а я теперь эту страну ненавижу!"

Из приговора:

«По оперативным данным, в Украине существует неформальное молодежное движение скинхедов – разных групп людей, одни из которых являются футбольными или музыкальными фанатами, а другие собираются в группы, которые ненавидят людей других национальностей и рас. Такие группы настроены довольно радикально. Они восхваляют свою нацию и открыто давят на иностранцев своими шовинистическими взглядами. Когда собирается большая группа людей, то достаточно кому-либо из них крикнуть: "Бей негров!" или еще кого-нибудь, как начинается драка.

Цель у таких неформалов одна – унизить человека другой национальности, показать преимущество над ним и вызвать резонанс в обществе».

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори