пошук  
версія для друку
29.05.2008

Решение Европейского суда: для преступлений против человечества не существует законодательных ограничений, несмотря на время их совершения

   

РЕШЕНИЕ

 

ЧЕТВЕРТОЙ СЕКЦИИ

 

ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

СОВЕТА ЕВРОПЫ

 

 

О СООТВЕТСТВИИ ДЕЛА В ОТНОШЕНИИ

 

представленного Августом КОЛЬКОМ

заявления №  23052/04

 

и

 

представленного Петром КИСЛЫМ

заявления № 24018/04

 

против Эстонского государства

 

 

На заседании Европейского Суда по правам Человека (Четвертая секция) 17 января 2006 года в составе:

Сэр Николас БРАТЗА, председатель,

Г-н. Ю. КАСАДЕВАЛЛ,

Г-н. M. ПЕЛЛОНПЯЭ,

Г-н. Р. МАРУСТЕ,

Г-н. С. ПАВЛОВСКИ,

Г-н. Ю. БОРРЕГО БОРРЕГО,

Г-н. Ю. ШИКУТА, судьи,

и Г-н. M. O’БОЙЛ, секретарь секции суда,

учитывая вышеуказанные представленные 9 июня 2004 года заявления и рассмотрев их, решил:

 

ФАКТЫ

 

Первый заявитель г-н. Август Кольк, эстонец, год рождения 1924.

Второй заявитель г-н. Петр Кислый, русский, год рождения 1921.

Оба проживают в Таллинне. Их представлял в суде в Таллинне практикующий защитник г-н. А. Кустов.

 

A. Обстоятельства судебного дела

 

Факты, представленные заявителями, можно резюмировать следующим образом.

10 октября 2003 года Саареский Уездный суд осудил заявителей в преступлениях против человечества на основании Уголовного кодекса параграф 61-1 часть 1. Их осудили на восемь лет тюремного заключения с приостановлением решения суда, с трехлетним испытательным сроком. Согласно решению суда, заявители участвовали в марте 1949 года в депортации гражданского населения из оккупированной Эстонской Республики в отдаленные районы Советского Союза.

 

-  Первый заявитель служил в указанное время в Государственном Министерстве Безопасности Эстонской Советской Социалистической Республики (ССР). Он участвовал в подготовке операции по депортации  “Прибой”  и составил документы для депортации десяти семей. Он сделал предложение по депортации 27 лиц. После осуществления операции по депортации 25 марта 1949 года, он составил документы, касающиеся депортации.

-  Второй заявитель служил в указанное время инспектором в Министерстве внутренних дел Эстонской ССР. 25 марта 1949 года, являясь начальником специального отряда, он участвовал в депортации одной семьи, заполнил анкету, касающуюся этой семьи и организовал депортацию четырех лиц.

 

Уездный суд в своем решении сослался на Уголовный кодекс § 6 часть 4 и Кодекс наказаний § 5 часть 4, согласно которому преступления против человечества наказуемы независимо от времени совершения преступления. Суд отметил, что поскольку преступления против человечества наказуемы и на основании Кодекса наказаний, заменившего 1 сентября 2002 года устаревший Уголовный кодекс, то обвинения, предъявленные к заявителям на основании Уголовного кодекса § 61-1 часть 1 были корректными. В этом контексте сослались на Закон о Применении Кодекса наказаний § 3 часть 2, согласно которому в таких случаях следует применять Уголовный кодекс. В дополнение, Уездный суд опирался на решение Государственного суда по уголовному делу Павлова 21 марта 2000 года и сослался на Устав Международного Военного трибунала (Нюрнбергский Трибунал) § 6, Закон Международного Уголовного суда о прежней Югославии и Конвенцию об отсутствии срока давности Военных преступлений и Преступлений против человечества.

 

Защитник заявителей подал апелляцию против Уездного суда Таллиннскому Окружному суду. Он утверждал, что в рассматриваемое время на территории Эстонии применялся Уголовный кодекс 1946 года Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР). Указанный Кодекс не предусматривал наказаний за преступления против человечества. Согласно изменениям в Эстонском Уголовном кодексе 1992 года, привлечение к уголовной ответственности за преступления против человечества начало действовать только с 1994 года. Ссылаясь на конвенцию § 7, заявители утверждали, что Уездный суд не установил, являлась ли депортация по международным и государственным законам 1949 года преступлением против человечества и возможно ли было заявителям в то время предусмотреть, что они совершают преступление.

27 января 2004 года Таллиннский Окружной суд оставил решение Уездного суда без изменения. Окружной суд отметил, что преступления против человечества наказуемы независимо от времени совершения преступления на основании как Уголовного кодекса, так и Кодекса наказаний. Суд сослался на решение Верховного суда по уголовному делу Павлова и Конституцию § 3, согласно чему общепризнанные принципы и правовые нормы международного закона являлись неотъемлемой частью правовой системы Эстонии. Суд опирался на те же положения Уголовного кодекса и Кодекса наказаний, что и Уездный суд. Суд отметил, что Конвенция § 7 часть 2 не запрещает наказывать лицо за действие, которое в момент совершения считалось преступлением согласно общепризнанным принципам цивилизованных народов. Депортации, осуществленные заявителями, в 1949 году считались преступлением против человечества среди цивилизованных народов. Устав Международного Военного трибунала (Нюрнбергский Трибунал) § 6 (c) дефинирует такие действия преступными, что подтверждает и резолюция ООН № 95 от 11 декабря 1946 года. Суд считает, что нормы международного обычного права, сопутствующие Уставу Международного Военного трибунала и Закону Международного Уголовного суда о прежней Югославии, которые являлись связующими независимо от того, присоединилось ли конкретное государство к международной конвенции о правах человека, или нет. Окружной суд считает, что заполнение документов о депортации, отвоз людей из своих домов и передача их на корабль, предназначенный для депортации, являлось в контексте операции по депортации “Прибой” участием заявителей в масштабном нападении против гражданского населения.

 

21 апреля 2004 года Государственный суд отказал заявителям в предоставлении разрешения на апелляцию.

 

B. Относящиеся к делу государственное законодательство и судебная

практика

 

Конституция Эстонской Республики I глава § 3 определяет, что общепризнанные принципы и нормы Международного права являются неотъемлемой частью правовой системы Эстонии.

 

Конституция II глава § 23 определяет следующее:

 

“Нельзя никого признать виновным за действие, если это действие не признает преступлением закон, имевший юридическую силу на момент совершения действия.”

 

Относящиеся к делу положения Уголовного кодекса, действовавшего в данное время, предусматривают:

 

§ 6 часть 4

 

“ Преступление против человечества или военное преступление (§-ы 611­ - 614) наказуемо, независимо от времени совершения преступления.”

 

§ 61-1 часть 1

 

“За совершение преступлений против человечества, в том числе, геноцида, как эти преступления определены в нормах международного права, т.е. за умышленные действия, целью которых являлось полное или частичное уничтожение национальной, этнической, рассовой, вероисповедующей, оказывающей сопротивление окупационному режиму или прочей социальной группы, за убийство члена такой группы или нанесение ему тяжелых или сверхтяжелых телесных повреждений или нанесение душевных отклонений или за его истязание, за насильное отнятие детей, за вооруженное нападение, за депортацию или высылку коренного населения при оккупации или аннексии, за оставление без экономических, политических и социальных прав человека или за ограничение этих прав предусмотрено наказание лишением свободы от восьми до пятнадцати лет или пожизненным лишением свободы ­.”

 

Вступивший в силу 1 сентября 2002 года Кодекс наказаний определяет:

 

§ 2 часть 1

 

“Нельзя никого признать виновным и наказать за действие, которое согласно закону, имевшему юридическую силу на момент совершения действия, не являлось виновным действием.”

§ 5 часть 4

 

Виновные действия против человечества и военные виновные действия наказуемы независимо от времени совершения действия.”

 

§ 89

 

“За совершенное при систематическом или массовом и государственном, организационном или групповом подстрекательстве или управлении оставление без прав и свобод человека или за ограничение этих прав и свобод, а также за убийство, истязание, изнасилование, нанесение ущерба здоровью, принудительное переселение, высылку, принуждение к проституции, необоснованное отнятие свободы или прочее неправильное обращение с гражданским населением предусмотрено наказание лишением свободы от восьми до двадцати лет или пожизненным лишением свободы.”

 

Закон о Применении Кодекса наказаний § 3 часть 2 предусматривает:

 

“При назначении наказания после вступления в силу Кодекса наказаний за преступление, совершенное до вступления его в силу, исходят из наказания, определенного в соответствующем параграфе Уголовного кодекса, имевшего юридическую силу в момент совершения действия, если это предусматривает более легкое наказание.”

 

Коллегия по надзору за конституционностью Государственного суда в своем решении от 21 декабря 1994 года гласит (судебное дело № III-4/A-10/94):

 

“Исходя из главенствования международного права, государства обязаны следовать нормам международного права, в том числе, и нормам международного обычного права.”

 

Коллегия по уголовным делам Государственного суда повторяла в нескольких решениях, что согласно Конституции § 3 Конституции Эстонской Республики I глава § 3 определено, что общепризнанные принципы и нормы Международного права являются неотъемлемой частью правовой системы Эстонии (например, решение по судебному делу № III-1/3-4/95, 07 февраля 1995 года; решение по судебному делу № III-1/3-11/95, 18 апреля 1995 года и т.д.).

 

Коллегия по уголовным делам Государственного суда сформулировала в своем решении 21 марта 2000 года по судебному делу Павлова, которое рассматривало внесудебное убийство лиц, укрывавшихся от репрессий Советского оккупационного режима (судебное дело № 3-1-1-31-00):

 

“4. … При совершении преступления против человечества, виновный по различным причинам – прежде всего, по вероисповеданным, национальным или идеологическим, исключает себя из системы ценностей. Он действует во имя других целей (например, этническая чистка) и атакуемые блага – жизнь, здоровье, физическая неприкосновенность – в данном контексте для него не имеют ценности. Атака в данном случае направлена не на конкретного потерпевшего, а потерпевшим может стать произвольное лицо.

 

 

7. В кассационном процессе исходят только из понятия преступления против человечества и утверждают, что потерпевшие укрывались в лесу как гражданские лица во избежание репрессий. Оккупационные власти же решили оставить их без права на честное судебное рассмотрение и убить. Считается, что поэтому это является преступлением против человечества.

 

8. Государственный суд согласен с последним мнением и отмечает, что оставление лица без права на жизнь и справедливое судебное рассмотрение может рассматриваться Уставом Нюрнбергского Международного Военного трибунала глава 6 c, отмеченным как прочее преступление против человечества. …”

 

 

C. Относящиеся к делу положения международных документов

 

Устав Нюрнбергского Международного Военного трибунала, приложенный к Лондонскому договору от 8 августа 1945 года (договоры ООН, кд. 82) определил:

 

§ 6

 

“…

 

Следующие действия или любое из них, являются преступлениями под юрисдикцией Военного трибунала, за которые применяется индивидуальная ответственность: 

 

(c) Преступления против человечества: а именно, убийство, казнь, порабощение, депортация и прочие античеловеческие действия, направленные против гражданского населения до войны и во время войны, или преследование по политическим, рассовым или вероисповедальным мотивам, или любое преступление, находящееся под юрисдикцией Военного трибунала, независимо от того, является ли совершение этого преступления в этом государстве нарушением закона, или нет.

 

Руководители, организаторы или сообщники, участвовавшие в формировании плана или формулировании заговора или их исполнении любого из вышеуказанных преступлений, несут ответственность за исполнение всех таких планов любым исполнившим лицом.

 

Резолюция № 95 Генеральной ассамблеи ООН, принятая 11 декабря 1946 года, определила:

 

“Генеральная ассамблея ООН … утверждает нормы международного права, признанные Уставом Нюрнбергского Международного Военного трибунала и решением Военного трибунала …”

 

В 1950 году Правовая комиссия ООН сформулировав принципы Нюрнбергского Военного трибунала, установила:

 

IV принцип

 

На основании Международного права, лицо не освобождается от ответственности тем  обстоятельством, что лицо действовало по приказу своего правительства или начальника, в случае, если у него фактически имелась возможность выбора.”

 

VI принцип

 

“Нижеперечисленные преступления наказуемы согласно международному праву:

 

 

c. Преступления против человечества: убийство, казнь, порабощение, депортация и прочие античеловеческие действия, направленные против гражданского населения или преследование по политическим, рассовым или вероисповеданным мотивам, если такие действия или такое преследование осуществляется казнью или связано с любым преступлением, направленным против мира или любым военным преступлением.”

 

26 ноября 1968 года Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию 2391 (XXIII) Конвенцию о неприменении Законодательных ограничений в отношении военных преступлений и преступлений против человечества (ООН, Договоры, кд. 754). Конвенция вступила в силу 11 ноября 1970 года. 22 апреля 1969 года ее ратифицировал Советский Союз. Эстония присоединилась к Конвенции 21 октября 1991 года. Конвенция определяет:

 

§ 1

 

“Ни одно законодательное ограничение не применяется в отношении следующих преступлений, независимо от времени совершения этих преступлений:

 

 

(b) Преступления против человечества, совершенные в военное или мирное время, если они определены в Уставе Нюрнбергского Военного трибунала 8 августа 1945 года и утверждены резолюцией Генеральной ассамблеи ООН 3(I) 13 февраля 1946 года и 95(I) 11 декабря 1946 года, изгнание из дома вооруженным нападением или оккупацией и античеловеческие действия, исходящие из политики апартеида и преступления геноцида, как они дефинированы в Конвенции препятствования и наказания преступлений геноцида 1948 года, даже если такие действия не квалифицируются в данном государстве как нарушение закона, если такие преступления совершаются.”

 

ЖАЛОБА

 

Заявители представили жалобу на основании Конвенции § 7, что они наказаны на основании заявления с обратной силой Уголовного закона.

 

 

 

ЗАКОН

Заявители обжаловали, что признание их виновными в преступлениях против человечества основано на заявлении с обратной силой Уголовного закона. Действия, которые они совершили в 1949 году, на основании международного права, действовавшего в то время, не считались преступлениями против человечества. Заявители опирались на Конвенцию § 7, которая определяет:

 

“1. Никого нельзя признать виновным за преступление, любые действия или бездействие, если это действие не признается преступлением внутригосударственным или международным законом, который имел юридическую силу во время совершения действия. Также нельзя применять большее наказание, чем наказание, которое действовало во время совершения преступления.

 

2. Согласно правовым нормам, признанным цивилизованными народами, настоящий параграф не ограничивает судебного осуждения и наказания кого-либо за любые действия или бездействие, которые в момент их совершения считались преступлениями.”

 

Заявители согласились, что действия, за которые они признаны виновными, имели место на территории Эстонской ССР в 1949 году. В то время на территории Эстонии действовал Уголовный кодекс Российской СФСР 1946 года. Этот кодекс не содержал преступлений против человечества. Уголовная ответственность за преступления против человечества вступила в силу в Эстонии только 9 ноября 1994 года, когда был изменен Эстонский Уголовный кодекс § 61-1. Согласно Конституции Эстонии § 23 и Кодексу наказаний § 2 часть 1, никого нельзя признать виновным за действие, которое в момент его совершения не считалось преступлением по действовшему в это время закону.

 

Заявители утверждали, что депортирование семей из Сааремаа в 1949 году не осуществлялось “до войны или во время войны” и не входило в юрисдикцию Нюрнбергского Военного трибунала. Также депортирование не было направлено против мира или связано с совершением преступления. Депортация жителей была основана на правовых действиях Советского Союза. У заявителей отсутствовала возможность предусмотреть, что через 60 лет их действия могут квалифицироваться как преступления против человечества.

Суд отметил, что Эстония утратила независимость 23 августа 1939 года в результате договора о ненападении, заключенного между Германией и Советским Союзом (известен и как “Пакт Молотова-Рибентропа”) и его дополнительных протоколов. После ультиматума 1939 года о сооружении в Эстонии Советских военных баз, в июне 1940 года произошло масштабное вторжение Советской армии. Законное Государственное правительство было свержено и в силовом порядке установлен Советский порядок. Тоталитарный коммунистический режим проводил масштабные и систематические акции против населения Эстонии, в том числе, например, депортацию приблизительно 10 000 человек 14 июня 1941 года и депортацию свыше 20 000 человек 25 марта 1949 года.[1]

 

После прерванной Немецкой оккупации 1941-1944 годов, Эстония оставалась под оккупацией Советского Союза до восстановления независимости в 1991 году. Поэтому Эстония, как государство, временно имела препятствия для выполнения своих международных обязательств. Эстония присоединилась к Конвенции о неприменении Законодательных ограничений в отношении военных преступлений и преступлений против человечества только 21 октября 1991 года; соответствующие изменения в Уголовном кодексе, в том числе, в § 61-1, вступили в силу 9 декабря 1994 года.

 

Суд отмечает, что Устав Нюрнбергского Военного трибунала 1945 года (§ 6 (c)) однозначно признал депортацию гражданского населения преступлением против человечества. Хотя Нюрнбергский Военный трибунал был вновь созван для судебного осуждения за преступления крупных военных преступников Европейских осевых стран, которые они совершили до Второй мировой войны или во время нее, Суд отмечает, что единую действительность принципов, касающихся преступлений против человечества позднее утвердила и Резолюция Генеральной ассамблеи ООН № 95 (11 декабря 1946 года) и позднее Международная Правовая комиссия. Поэтому нельзя ответственность за преступления против человечества ограничивать только гражданами отдельных государств и только действиями, которые были совершены в конкретной временной рамке Второй мировой войны. В этом контексте суд подчеркивает, что Конвенция о неприменении Законодательных ограничений в отношении военных преступлений и преступлений против человечества действует в отношении преступлений против человечества независимо от времени их совершения и от того, были ли они совершены в военное или мирное время. После присоединения к указанной Конвенции, внедрение в жизнь указанного принципа стало обязанностью Эстонской Республики.

 

Суд повторяет, что Конвенция § 7 часть 2 однозначно определяет, что этот параграф не ограничивает судебного осуждения лица и его наказания за любое действие или бездействие, которое во время его совершения считалось цивилизованными народами на основании признанных правовых норм преступлением. Это действует в той части преступлений против человечества, в отношении которой Нюрнбергский Военный трибунал установил правило отсутствия срока давности (см. Papon v. Франция (№ 2) (решение), № 54210/00, ECHR 2001-XII и Touvier v. Франция, № 29420/95, решение Комиссии от 13 января 1997 года, Решения и рапорты 88-B. стр. 161).

 

Дополнительно Суд напоминает, что толкование и применение внутригосударственного права принципиально подпадает под юрисдикцию государственных судов (см. вышеуказанные Papon и Touvier, стр. 162). Это действует и там, где внутригосударственное право ссылается на международные правовые нормы или международные соглашения. Роль Суда ограничивается выяснением того, соответствует ли суть такого толкования Конвенции (см. mutatis mutandis, Waite и Kennedy v. Германия [GC] № 26083/94, часть 54, ECHR 1999-I).

 

Суд отмечает, что даже если действия, совершенные заявителями нельзя расценивать на основании действовавшего в то время Советского законодательства, то в судах Эстонии считают, что они содержат преступления против человечества на основании международного права, действовавшего во время их совершения. Суд не видит причины придти к другому заключению. В данном контексте достойно внимания то, что Советский Союз являлся одной из сторон Лондонского Соглашения, введенного в силу Нюрнбергским Военным трибуналом 8 августа 1945 года. Дополнительно Генеральная ассамблея ООН утвердила 11 декабря 1946 года признанные уставом международные правовые нормы. Поскольку Советский Союз являлся государством-членом ООН, то нельзя утверждать, что эти нормы были неизвестны Советским властям. Поэтому Суд считает безосновательными утверждения заявителей о том, что их действия не содержали преступлений против человечества во время совершения этих действий и поэтому невозможно от них обоснованно ожидать, что они знали бы об этом.

 

Дополнительно к этому, как выше отмечал Суд, для преступлений против человечества не существует законодательных ограничений, несмотря на время их совершения. Эстония присоединилась к Конвенции 21 октября 1991 года. Суд не видит причин ставить под вопрос толкование судов Эстонии и применять внутригосударственное законодательство, составленное на основании относящегося к делу международного права. Согласились, что при признании виновными и при наказании заявителей имелось законное основание в лице Уголовного кодекса § 61-1 часть 1. Поэтому в обжалуемых аспектах не выявлено несоответствий с Конвенцией § 7. 

 

Из этого следует, что эти жалобы очевидно безосновательны и их следует отклонить на основании Конвенции § 35 части 3 и 4.

 

Поэтому Суд решил

 

единогласно заявления объединить;

 

и

 

большинством голосов объявляет

 

заявления к делу неуместными.

 

 

 

Майкл O’БОЙЛ  Николас БРАТЗА

Секретарь суда  председатель

 

 

 

 

 



[1] Согласно данным Государственной Комиссии по Исследованию Репрессионной политики в Эстонии (см. http://www.just.ee/orb.aw/class=file/action=preview/id=12709/TheWhiteBook.pdf ), Эстонская Комиссия по Исследованию Международных Преступлений против Человечества (см. http://www.historycommission.ee/temp/conclusions_frame.htm ) и Оккупационного музея Эстонии (см. http://www.okupatsioon.ee/english/overviews/ylev/ylev-PERSECUT.htm#Heading431 ).

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори