пошук  
версія для друку
27.06.2008 | Галя Койнаш

Врать не только некрасиво

   

  Для детей мы очень чётко различаем «сказки» от реальности, правду от вранья. Пока они не начали читать газеты и слушать выступления политиков, всё прекрасно.  Потом, безусловно, будет сложнее, но своим детям они продолжат объяснять, что врать некрасиво.

  Но откуда у нас такая терпимость к неправде в СМИ?  Все замечательные инициативы журналистов и дискуссии об информационных войнах лишены смысла без одной составляющей -возмущения, когда нас водят за нос и принимают за идиотов.

  Только что поставили последнюю точку в скандале вокруг одного отвратительного чудовища. Английская газета Daily Telegraph последней опубликовала опровержение, в котором она признаёт, что никакого производителя кукол в Украине не было, сама кукла Гитлера тайваньского производства, в широкой продаже не была, и никаких планов на раскрутку товара не было (http://www.telegraph.co.uk/news/2193520/Adolf-Hitler-doll.html)

  Мы искренне благодарны Комиссии по стандартам прессы в Англии, которая нам помогла, когда в редакции газеты не хотели понять, «какое нам до этого дело». Комиссия понимала, и наверняка, объяснила предельно ясно: выпустили недостоверную информацию, вас поймали, извиняйтесь.

  Кажется, нам всем эта история продемонстрировала, что дезинформация может преодолеть любые границы и языковые барьеры.

Впрочем, она была бессильна переломить наши стереотипы. Если совсем примитивно, то возмутились только «западным» враньём, а на российское практически не реагировали. С одной стороны, это совершенно естественно. Замечаем то, что выделяется, а здесь запах был до тошноты знакомый.

А с другой, СССР уже давно распался, и стоило бы задать вопрос, а почему, собственно, мы не реагируем на фактически советскую пропаганду российских журналистов?  Скорее не дождёмся ответа, но вопрос не риторический. Довольно много других репортажей в российских СМИ содержат абсурдные обвинения, которые можно без труда опровергнуть. К сожалению, в ответ на цунами оскорбительной риторики, журналисты в Украине слишком часто отвечают более или менее таким же образом. В результате первоначальный бред забывается, и побеждает самый красноречивый. Тем временем упорное нежелание терпеть (мягко говоря) неточность и привычка пункт за пунктом указывать на ошибки, просто чудесно действует на словесные потоки каждого (и более того,  доставляют самое настоящее удовольствие!)

Подозреваю, что проблема не только в силе риторики. Большинство штампов советской идеологии давно отбросили, но один до сих пор остаётся актуальным. Коммунистическому режиму было выгодно отмахиваться от критики с помощью аргумента, что все врут и не существует объективных фактов. Не так легко это отрицать, когда враньем проникнуто все,  да и есть тут какая-то доля истины. Но только до некоторой степени. В Англии, например, выходят пять серьёзных ежедневных газет. Знаешь в принципе, какие у каждой редакции (возможно, владельца) политические взгляды, многие именно поэтому читают одну газету, а не другую. Тем не менее, смерть (редакционная) неизбежно настигнет любую газету, которая станет представлять важные события по-своему, искажать их или просто замалчивать. Причём речь не идёт о смерти во исполнение президентского указа или судебного решения. Просто не станут её покупать. Не после первой сомнительной статьи, возможно, не после второй, но после третьей – точно. Доверие выдвигает суровые требования.

К сожалению, всё чаще даёт о себе знать ещё один стереотип – «все продаются, у всех своя цена». Согласно результатам мониторинга, который проводит журналистская инициатива «Не продаёмся», на киевских выборах в мае все без исключения политические партии и блоки покупали «джинсу" или материалы под заказ на телеканалах. Кто больше, кто меньше, но суть от количества проплаченных материалов не меняется.

А суть стоит отметить: все украинские политические партии пытались исказить волеизъявление избирателей с помощью скрытой рекламы. Многие СМИ и журналисты брали деньги за то, что вводили свою аудиторию в заблуждение. Граждане стали жертвами подмены новостей рекламой, а в результате не могли свободно реализовать свои демократические права.

А мы наблюдали за этим процессом и продолжали гордиться тем, что, в отличие от некоторых соседей, у нас свобода прессы. Слишком часто, кстати, волнуют нас только потоки вранья от «не тех партий», а на поведение «своих» мы смотрим сквозь пальцы. Дети должны понимать, что враньё любого цвета остаётся враньём, а мы не должны? Должны.

Не буду перечислять необходимые поправки к законодательству, неотложную потребность в комиссии, к которой каждый может обращаться за помощью, да и в чётком кодексе журналистской этики. Всё это до боли ясно, и жаль, что так мало делается, но нужно и намного больше.

. Если я продаю заведомо испорченные или некачественные продукты, я должна нести ответственность, точно так же, как те, кто сознательно покупает их у меня, чтобы другим продавать. Стоило бы публично лоббировать запрет на законодательном уровне «джинсы», чтобы можно было привлекать к ответственности, как заказчиков материалов, так и тех, кто предлагает такие вонючие услуги. Этого тоже не добьемся сразу, зато сама кампания способствует осознанию опасности такого позора.

Именно общественность должна играть в этом значительную роль. Судебные иски дороги, и даже жалобы в регулирующие органы требуют много времени. Нереально надеяться, что многие станут таким способом отстаивать свои права. Но если достаточно людей выскажут возмущение несбалансированными репортажами, недостоверной информацией и проплаченными материалами, то репутация СМИ неизбежно пострадает.

В истории с куклой Гитлера нам удалось опозорить некоторые западные СМИ не призывом к совести, и если есть разница, то она заключается исключительно в развитости механизмов. СМИ и журналисты нигде не имеют права передавать неправду, и мы не должны этого терпеть.

Роль общественного мнения иногда доходит до абсурда. Некоторые перлы политкорректности откровенно поражают. Читаешь какие-то новинки и как ни стараешься, никак не поймёшь, в чём усмотрели политнекорректность «крамольного слова».  С другой стороны, много слов, употребляемых в украинских СМИ по отношению, скажем, к людям других этнических групп, женщин и людей с другой сексуальной ориентацией, или в сообщениях о людях, которых только обвиняют в совершении преступления, и т.д. просто немыслимы в английских или американских СМИ. Кто-то обязательно поднимет крик.

Не думаю, что всё так быстро изменится, хотя даже это неизвестно. Не знаем, потому что не пробовали. Если свобода слова имеет ценность (а она имеет), то выбора просто нет.

А я бы поставила под сомнение мотивы, по меньшей мере, части тех, кто нас уверяет, будто ничего не можем изменить, так как «они все врут, они все продаются».

Кто они?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори