пошук  
версія для друку
26.08.2008 | Давид Михаэли

ЧТД

   

Кто как, а я очень даже допускаю правоту Виктора Суворова. Нет, разумеется, в деталях он может ошибаться или даже говорить глупости. Например – когда пытается определить конкретную дату несостоявшегося советского наступления. Или – когда на  полном серьезе доказывает интеллектуальное превосходство Ворошилова  над Тухачевским или благотворное влияние репрессий на армию.  Однако, в главном он, думаю, прав. Собирался, товарищ Сталин атаковать, собирался. Другой вопрос – когда.

   Об этом можно судить не только по его речам в том смысле, что Красная Армия – армия наступательная.  Не только по таким мероприятиям, как финская война, когда уже и новое правительство в обозе везли. И не только по некоторым действиям в Великой Отечественной, когда, вдохновившись  московской победой  и считая немцев уже неспособными оправиться после поражения, вождь стал требовать наступления по всему фронту. Требовал, потому что по-иному тогда войну не представлял. Чем такие представления вскоре обернулись, хорошо известно.

  Дело, однако, не только, и даже не столько в этом. А, прежде всего, думаю, в том, что созданный им (ну, или при нем – это уж как кому нравится) режим не мог не готовиться к войне. Как и гитлеровский, естественно.  Отсюда, между прочим, следует  нелепость  суворовских утверждений, будто фюрер и напал-то на СССР вынужденно, упреждая сталинский удар. А то бы, мол, и не нападал.

  Говорят, внешняя политика – продолжение внутренней. Точнее будет  сказать, что они взаимосвязаны. Народ, в котором воспитывается настроение  осажденного гарнизона;  который  от окружающего мира  обязан  ежеминутно ожидать каких-нибудь происков; народ, перманентно занятый поиском внутренних врагов под каждой кроватью и постоянно озабоченный грядущей битвой с врагами внешними; согласный  в связи с этим терпеть лишения,  и, прежде всего, истребление самого себя в лагерях и подвалах – такой народ просто нельзя  было рано или поздно не отправить на войну. Ибо ничье терпение не бесконечно. Даже легендарное русское.

  Но верно, думаю, и обратное. Гарнизонный обиход как-то плохо сочетается с демократией. Это, между прочим, касается, не только России. Отчаянные попытки Израиля бороться за выживание, не преступая цивилизованных норм,  а то даже и выглядеть  белее белого, порой просто трогательны. А в США  уже идет речь о том, что, ради борьбы с терроризмом, придется кое-какими демократическими преимуществами поступиться…

  Все это вот к чему. Не успел еще развеяться дым боев на Кавказе, как  на сайте газеты «Время новостей» появилось сообщение из области педагогики. Речь идет о концепции учебника «История России 1900-1945», с которым учителей ознакомили в Академии повышения квалификации и профессиональной подготовки работников образования.  Вот что, в частности, должны усвоить эти работники, а стало быть, - и дети:

«… Сталин действовал в конкретно-исторической ситуации, действовал (как управленец) вполне рациональнокак охранитель системы, как последовательный сторонник преобразования страны в индустриальное общество, управляемое из единого центра, как лидер страны, которой в самом ближайшем будущем угрожает большая война».

  Иными словами, все было правильно. Несимпатично – это да, но… не было у него другого выхода.

  Там еще много чего интересного есть, в той концепции, судя по опубликованным отрывкам. Чего, например, стоит утверждение, что катынский расстрел (слава Богу, хоть признают, что он имел место) – во-первых,  был политически целесообразен, а во-вторых, являлся ответом на гибель красноармейцев, попавших в плен во время войны с Польшей в 1920 г.! Странно, что  только на это. Могли ведь еще и 1612-й вспомнить…

  Кстати, о расстрелах. Если учебник, о котором идет речь, войдет в обращение, то школьники узнают, что жертвы репрессий – это только те, кто получил пулю. Умершие в лагерях, ссылке или при депортации, а тем более – те, кому повезло выжить, пусть искалеченными, больными, с израненной душой и сломанной биографией,- это, надо полагать, допустимые потери на рационально выбранном пути…

  Что ж, все идет своим чередом. Сталинский барельеф на медали – но  там ведь присутствует вся Большая тройка, то есть и Рузвельт, и Черчилль, а медаль – в честь Победы… Задумчивые путинские рассуждения  о том, что, мол, с одной стороны, конечно, -  репрессии, но, с другой  – «За Родину! За Сталина!» - а из песни слова не выкинешь… 

  Как писали когда-то в учебниках по геометрии, чтд -  «что и требовалось доказать».  «Песенники» вполне последовательны.  «Если завтра война, если завтра – в поход», страна должна превратиться в заточенное для этой войны орудие. Тут уж не до свобод, конечно. А процесс затачивания в какой-то момент должен или прекратиться, или вылиться в применение орудия на практике. Чтобы не заржавело.

Солдаты должны слушаться командира. Авторы учебника предлагают обращать внимание учащихся, прежде всего, «на объяснение мотивов и логики действий власти», - цитирует «Время новостей». То есть государство есть высший приоритет. Отсюда недалеко уже и до утверждения, что личность обязана этому приоритету подчиняться всемерно. И если ради своего укрепления государство считает необходимым проредить массу подведомственных ему личностей, значит, оно право. Такая идеология называется этатизмом.

   Вот нынче государство российское решило, что признак его мощи и величия – это право и способность игнорировать нормы цивилизованных международных отношений, по крайней, мере, на том пространстве, которое оно традиционно считает подотчетным себе. И вообще – чем больше оно будет огрызаться, грозить и грубить, тем скорее, по его мнению, все прочие признают это самое величие. Подданным же не первый год внушается, что отклонение от вертикали просто смерти подобно. Враги всё норовят обидеть. Те же грузины, например. Тем более - НАТО… А если страна сжимается в кулак, у отдельных пальцев не может быть свободы.

  Идеология нуждается в исторической преамбуле. Поэтому прошлое нужно перетолковать. Следовательно, оправдание массовых убийств -  это и в самом деле  те слова, которых не выкинешь из песни.

  Песни на самом деле не менее старой, чем возвращенный советский гимн. Даже более.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори