пошук  
версія для друку
09.09.2008 | Галя Койнаш

Кризис политического жанра

   

В одну и ту же реку два раз вступить нельзя, но – простите меня, философ! – в одно и то же болото свалиться проще простого!  Да и то, если думать, что вообще вылезаем, а это еще не факт.  Следующие размышления опираются на две аксиомы:  1) Жизнь в болоте, возможно, благотворно влияет на здоровье и самочувствие лягушек, но на людей – уж простите, никак! 2) При всём моём уважении к Федору Тютчеву, умом любой народ можно понять. И те, кто продалбливает другое мнение, обычно преследуют свои эгоистические цели. 

Стало практически невозможным отличить политические события от их отображения в СМИ, и политики сами этому способствуют.  Они не брезгуют никакими жанрами, и СМИ, к сожалению, спешат им навстречу.  Заголовки кричат о переворотах, государственной измене,  отсутствии патриотизма, излишнем национализме, продажности, тупости и т.д., и т.п.  Статьи требуют больше внимания к деталям, чем любой роман Агаты Кристи, чтобы понять, чьи же подсунутые хитросплетения мы рассматриваем. 

Признаюсь, пару раз за последние дни я сверила информацию с репортажами украинских служб западных СМИ.  Не ожидала больше информации, скорее меньше.  Но устаёшь, когда вечно надо тщательно проверять каждую простую заметку на предмет скрытой рекламы, пропаганды или чистосердечной ангажированности. 

Устаёшь, короче, от самого жанра – «политический кризис» – в многочисленных его римейках.

И не оставляет в покое чувство, что вышло какое-то недоразумение. Речь не идёт о разочаровании.  Иллюзии – не менее субъективная вещь, чем зубная боль.  Кто давно уже расстался со всеми, кто – только сейчас.  А вдруг у кого-нибудь порог разочарования чуть выше, и он всё ещё надеется. Нет, недоразумение, мне кажется, заключается в том, кто именно здесь в главных ролях. 

Просмотрела ленту новостей. В Англии, оказывается, разразился скандал – Министр иностранных дел разъезжает по свету чаще королевы.  Чем это так возмутительно, не скажу, дальше не стала читать.  Но этот скандальчик наглядно показал одно существенное различие.  Политики в Англии боятся прессы –  журналисты вечно путаются под ногами, придираются, задают неудобные вопросы.  А в Украине?  Бывает, да, но чаще всего создаётся впечатление, что политики рассматривают журналистов как внештатных сотрудников своих же служб по связям с общественностью.  А у последней – единственное утешение в том, что их противники относятся к СМИ точно так же.  Вот вам плюрализм мнений – спама только больше, чем критического журнализма.

Ну, что можно сказать об очередном политическом кризисе?  Судя по всем сайтам, что угодно. А я ограничусь только очевидным фактом, что граждане страны и международное сообщество тонут в обвинениях в государственной измене, в развале демократии. Им до лампочки, что через год президентские выборы.  Хотят, чтобы защищали интересы страны в это крайне тревожное для всей Европы время. Кое-кто размышляет, стоит ли вообще вкладывать деньги в украинскую экономику, и почти наверняка в ЕС всерьёз задумались, чего же хочет Украина.

Слышны альтернативные голоса.  В обращении к академическому сообществу Украинский католический университет предупреждает о пагубных последствиях такой политической безответственности и о нигилизме, который она порождает.  Встречаем и жалобы, что у украинских политиков не хватает государственного мышления.  В наличии этого недостатка нисколько не сомневаюсь, но насчёт того, что наши так сильно отличаются от политиков любой другой страны, испытываю некий скепсис. 

Разница, на мой взгляд, в том, что их избиратели, в том числе и СМИ, требуют соблюдения определённых правил правовой демократии.  СМИ как раз заинтересованы в том, чтобы подловить политиков на несоблюдении, и свистнуть об этом как можно громче и нахальнее.

Постоянные взаимные обвинения во всех грехах не могут не огорчать, но намного хуже то, что политики откровенно ищут себе контроль над государственными органами и над судебной властью, а СМИ и общественность всё это воспринимают как что-то нормальное. 

Если демократию хотите, а не её управляемую ипостась, то это уже государственный переворот, в котором они все без исключения виноваты. 

Примеров множество, но ограничусь только скандалом вокруг Жвании. Всё, связанное с разборками между бывшими соратниками, вызывало только отвращение, но брезгливость не позволяет отвести глаза, когда начинают использовать суды и возможность лишить человека гражданства в своих политических целях.  Журналисты как раз широко освещали часть этого скандала, когда их коллегу долго допрашивали в прокуратуре.  И правильно делали.  Тем не менее, под угрозой оказались не только право на свободу слова или свободу прессы.

У нас нет оснований думать, что при нынешней системе появятся какие-то новые, более адекватные политики.  Еще меньше можно надеяться, что они сами начнут вести себя лучше, пока думают, что могут безнаказанно строить себе бардак и позорить страну.  У большинства из нас свои политические предпочтения, и, возможно, читатель уверен, что одна сторона права, другая – нет.  Или, что если только Х придёт к власти, всё будет славно.  Наберут достаточно голосов, посмотрим.  Не такая беда, если опять окажется не то.

Беда будет, если окажемся в совсем другом спектакле.  Очень трудно строить правовую демократию.  Как с качественным кино, всё сложно, требует внимания и усилий.  А сериалы, где всё просто и безмозгло, успокаивают,  Перестаешь реагировать, замечать, когда превращают конституционный процесс в пошлый парад политических манифестов, парламент – в песочницу и органы власти – в пешки в своих политических фигурах. Создать новое племя политиков вряд ли удастся, но определять их роли, да и сам жанр, имеем право.  И надо, пока не поздно, следить, чтобы не забывали, кто заказывает музыку. 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори