пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200825
12.09.2008
джерело: www.memo.ru

Месяц после войны

   

3-8 сентября 2008 года представители Правозащитного центра "Мемориал" и Human Rights Watch побывали в зоне вооружённого конфликта в Южной Осетии.

Кроме столицы Южной Осетии, города Цхинвали, мы побывали в сёлах, (осетинских, грузинских, совместного проживания): к западу от города - Новый Тбет, Хетагурово, Убиат, Арчнети, Авневи, Мугут; к востоку - Эредви, Сарабук, Ванати, Ортеу, Дменис, в удалённом Бикарском ущельи Ленингорского района; к северу - в сёлах Тамарашени, Ачабети, Курта, Кехви; в Джаве и селе Синагур в удалённом Лесегонском ущельи на западе Джавского района.

Мы беседовали с жителями города и сёл, милиционерами и ополченцами, осетинскими и российскими военными.

Мы встретились с уполномоченным по правам человека, заместителем прокурора республики, руководителем республиканского комитета по информации и печати, другими представителями органов власти Южной Осетии.

На основе проведенной в регионе работы Правозащитный центр «Мемориал» считает возможным сделать следующие выводы:

1. В ночь с 7 на 8 августа вооружённые силы Грузии совершили нападение на Южную Осетию. Имело место непропорциональное применение силы. Город Цхинвали и сёла, в которых оставались мирные жители, обстреливали, используя оружие принципиально неизбирательного действия, в первую очередь системы залпового огня "Град".

2. В результате имели место жертвы среди населения Южной Осетии. В настоящее время невозможно назвать точное число погибших. До сих пор некоторые официальные структуры говорят о тысячах убитых, однако по-прежнему невозможно найти источник, на котором основаны эти утверждения. Между тем, следственный комитет России сообщает о 137 убитых. Только публикация списка погибших может внести ясность в этот вопрос. Как один из шагов в этом направлении можно рассматривать размещённый в Интернете "общественной комиссией по расследованию" список 311 погибших. К сожалению, нам не удалось найти представителей этой комиссии - в Цхинвали или хотя бы по размещённому на её сайте телефону, и выяснить, каким образом и по каким источникам составлен этот список. Точных, выверенных списков сегодня не существует. Но нам очевидно, что среди погибших были десятки мирных граждан, включая женщин, детей и стариков. Эти потери тем более велики для маленькой Южной Осетии.

3. Из бесед с жителями осетинских сёл и обитателями наиболее пострадавших районов Цхинвали удалось выяснить, что большинство среди убитых составляли участники вооружённого сопротивления. Значительная часть гражданского населения покинула город за предыдущую неделю, оставшиеся укрывавшиеся в подвалах. Нами зафиксированы несколько случаев обстрела этих домов на уровне подвалов. Но, как правило, мирные жители гибли, когда выходили на поверхность, - спасать горящий дом, за водой, или при попытках выехать из города по якобы объявленному "гуманитарному коридору" в ночь с 8 на 9 августа.

4. В Цхинвали нами отмечена одна попытка захвата гражданских заложников экипажем подбитой грузинской боевой машины. Отступая из сёл, грузинские военные также уводили с собой пленных и заложников. Мы зафиксировали несколько жалоб на жестокое обращение с вывезенными заложниками. Хотя мы целенаправленно опрашивали людей, остававшихся в сёлах, взятых под контроль и длительное время удерживавшихся грузинскими вооружёнными силами, мы не смогли выявить случаи пыток, избиений, других форм жестокого обращения с женщинами, детьми, стариками со стороны грузинских пехотинцев. Грузинские военные говорили многим жителям, что имеют категорический приказ не трогать эти группы населения. Жители сёл, в которых, согласно сообщениям российских СМИ, "людей сжигали в церквях", подобные факты не подтвердили. Более того, в дни конфликта несколько раненых и тяжелобольных осетин были вывезены в больницы Грузии, где получили лечение и уход. Есть и обратные примеры: мы видели, как осетины помогали остававшимся в сёлах грузинским старикам.

5. Жилые и административные здания города Цхинвали был сильно разрушены при обстреле и бомбардировке грузинскими вооружёнными силами. Какие-то разрушения могла произвести российская артиллерия, но жители города, в основном, рассказывали о разрушениях при обстрелах в ночь с 7 на 8 и днём 8 августа, когда российской армии не было даже на подступах к Цхинвали. Ранее российский министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу оценивал число домов в Цхинвали, не подлежащих восстановлению, в 10 процентов, и ещё 20 процентов требующих ремонта, - эти оценки не вызывают возражения. Оценки, сделанные по снимкам из космоса, могут быть несколько занижены, поскольку при попадании в многоэтажный дом танкового снаряда его крыша может остаться целой, и такие повреждения не фиксируются со спутника.

13 августа, через два дня после установления контроля над грузинскими анклавами, российская армия предприняла эффективные меры для защиты остававшегося там гражданского населения и имущества жителей: грабежи и поджоги прекратились. Более того, были найдены и силами МЧС вывезены в Грузию не менее ста жителей сёл, грузин, не успевших своевременно покинуть свои дома. Эта успешная попытка показывает принципиальную возможность эффективного решения подобных задач. Однако примерно через пять дней посты были сняты, и уничтожение сёл возобновилось.

7. В настоящее время грузинские сёла (из посещенных  нами - Кехви, Курта, Ачабети, Тамарашени, Эредви, Ванати, Авневи) практически полностью сожжены. Сейчас, через месяц после окончания боевых действий, в них дожигают последние дома, - каждый день мы видели там новые пожары.

Есть села со смешанным и грузинским населением, откуда последнее не вышло и находится в безопасности (село Арцневи, грузинские хутора Бикарского ущелья, сёла на юго-западе Джавского района).

8. Грузинское население почти полностью вышло из анклавных сёл накануне ввода в Южную Осетию грузинской армии, по настоятельным советам местной прогрузинской администрации, которая обещала им скорое возвращение. В сёлах остались те, кто по тем или иным причинам не смог или не пожелал уйти - прежде всего грузинские старики и смешанные семьи. В селе Авневи, которое казалось безжизненным, нами были найдены двое стариков и три смешанные семьи (теперь они находятся под опекой Международного Комитета Красного Креста, получают гуманитарную помощь или вывезены - только 8 сентября МККК эвакуировал 29 человек). Однако не только для грузин и смешанных семей, но и для осетинских жителей сёл сохраняется опасность со стороны мародёров, которые, почувствовав безнаказанность, грабят и жгут не только брошенные грузинские, но любые дома. На въездах в сёла нет эффективной охраны - только однажды мы видели совместный российско-осетинский пост, проверявший документы, и тот не простоял одного дня. Даже пойманные мародёры не несут адекватного наказания, отделываясь незначительным штрафом.

Руководство Южной Осетии не обеспечивает защиту собственности жителей грузинских анклавных сёл и безопасность оставшихся там людей. Российские военнослужащие также сняли с себя эти функции. Положение в этих сёлах совершенно неприемлемо.

Необходимо в ближайшее время провести сплошной подворный обход сёл силами находящегося в Цхинвали контингента российского МЧС совместно с сотрудниками российского и югоосетинского МВД, - как для поиска живых обитателей сёл, так и для обнаружения тел погибших.

9. Находящиеся в Южной Осетии подразделения 58-й российской армии, - по крайней мере те, что пребывают вдали от мест временной дислокации своих частей, - постепенно разлагаются, попав в винодельческий регион. Гостеприимство и благодарность местного осетинского населения делают их не только небоеспособными, но уже опасными для себя и окружающих. Необходимо срочно решать эту - пока ещё потенциальную проблему.

 

 

ПЦ «Мемориал»

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори