пошук  
версія для друку
08.10.2008 | Дэн Байлефски и Майкл Швирц («The New York Times»)
джерело: inopressa.ru

Границы грузинской демократии

   

Камеры главного оппозиционного грузинского телеканалала "Имеди" работали 7 ноября (2007), когда офицеры полиции с автоматами ворвались в студию. Они разбили оборудование, приказали сотрудникам и гостям студии лечь на пол и конфисковали у них мобильные телефоны. Телеведущий оставался в это время в эфире, описывая переполох. Затем экраны стали черными.

Поводом для рейда – в результате которого телеканал замолчал – было утверждение правительства, что телеканал "Имеди" содействовал нарушению общественного порядка, когда передал заявление одного из своих основателей, Бадри Патаркацишвили, с обещанием свергнуть правительство Михаила Саакашвили.

Ранее в тот же день офицеры полиции били дубинками и стреляли резиновыми пулями по невооруженным протестующим, выступавшим против правительства. Затем последовало 9 дней чрезвычайного положения.

Сейчас, спустя 11 месяцев, демократическое поведение Грузии вновь ставится под сомнение и проходит проверку – страна оказалась на передовой линии в конфронтации России и Запада.

Грузия и ее американские сторонники, включая кандидатов в президенты и от Республиканской, и от Демократической партии, представляют Грузию как отважную маленькую демократию в нестабильном регионе, страну, заслуживающую великодушной помощи и членства в НАТО. Однако все больше и больше критиков как внутри страны, так и за ее пределами утверждают, что она не дотягивает до западных демократических стандартов, и приводят в пример отсутствие свободы слова.

Саакашвили, телегеничный юрист, прошедший обучение в США, пришел к власти в 2004 году после волны протестов, получивших название "революция роз". Он обещал отринуть авторитаризм прошлого. Однако Линкольн Эй.Митчелл, эксперт по Грузии из Колумбийского университета, полагает, что сейчас Саакашвили возглавляет "полуавторитарное" государство, хотя и признает, что оно самое демократическое из бывших советских государств в регионе.

"Реальность такова, что правительство Саакашвили – это четвертая однопартийная власть в Грузии за последние 20 лет, начиная с советского периода, – указал он. – И ни в какой другой сфере это не видно столь ясно, как в ограничениях для свободы СМИ".

В своем последнем докладе Freedom House, правозащитная исследовательская организация, базирующаяся в Нью-Йорке, поставила Грузию по параметру свободы прессы на один уровень с Колумбией, что ниже Нигерии, Малави, Индонезии и Украины (последняя, как и Грузия, также стремится в НАТО).

В докладе Госдепартамента США от 2008 года о демократическом прогрессе Грузии говорится, что соблюдение свободы слова, прессы и собраний ухудшилось в ходе кризиса 2007 года и что продолжают поступать сообщения о "действующих безнаказанно офицерах правоохранительных органов" и о "давлении правительства на суд".

Созар Субари, народный защитник Грузии по правам человека (назначение на этот независимый пост осуществляет парламент), обвинил правительство в удушении свободы прессы с помощью назначения на посты директоров национальных телеканалов сочувствующих правительству управленцев.

"То, что Грузия находится на пути к демократии и имеет свободу прессы – это главный миф, созданный Грузией, в который поверил Запад, – заявил Субари. – У нас одни из лучших законы о свободе слова в мире, однако на практике правительство так боится критики, что оно было вынуждено провести рейды в офисах СМИ, запугать журналистов и разбить их оборудование".

Нино Зуриашвили, грузинская журналистка, которая специализируется на расследованиях, заявила, что для публикаций она использует интернет, чтобы обходить цензуру. По ее словам, при Саакашвили количество телевещательных структур резко сократилось, было закрыто несколько политических ток-шоу. "Парадокс в том, что до "революции роз" свободы СМИ было больше", – указывает она.

Сам Саакашвили, отвечая на вопрос о свободе прессы во время недавнего визита в Нью-Йорк на обеде в Атлантическом совете, признал: "Нам нужно больше дебатов и больше прозрачности". Однако он заявил: "Табу у нас нет".

Премьер-министр Ладо Гургенидзе, близкий союзник Саакашвили, парировал, что консолидацией СМИ движут рыночные силы. Ежегодные расходы на телевизионную и газетную рекламу в Грузии составляет около 50 млн долларов, сказал он, а этого недостаточно для поддержки десятка телеканалов. Рейд на "Имеди" не был "звездным часом" Грузии, сказал он в интервью, однако указал, что оппозиционные голоса все же звучат в грузинских СМИ.

"Все эти разговоры о цензуре в СМИ – избитое клише", – заявил он, добавив, что оппозиционные кандидаты на последних президентских и парламентских выборах имели, по крайней мере, равное время на главных телеканалах.

Некоторые критики говорят, что практика цензурирования стала особенно очевидна в ходе короткой войны с Россией в августе. Они обвинили правительство в том, что оно искажало реальность с тем, чтобы представить Грузию и как жертву, и как победительницу одновременно.

Нино Джанирашвили – директор независимого тбилисского телеканала "Кавказия". По ее словам, 10 августа, когда Саакашвили призвал к прекращению огня, правительственные чиновники проинформировали телеканалы, что грузинские войска контролируют Цхинвали, столицу мятежной Южной Осетии, хотя грузинские солдаты неистово названивали в редакцию "Кавказии", чтобы сказать, что перевес на стороне русских, а они прячутся под прикрытием деревьев.

По ее словам, телеканал не стал выдавать всю информацию, которой располагал, из опасений, что его закроют или назовут пособниками русских. "Мы прибегли к самоцензуре из-за политической атмосферы страха и запугивания", – сказала она.

Гига Бокерия, заместитель министра иностранных дел, который является членом правящей партии "Единое национальное движение" и близким союзником Саакашвили, заявил, что во время войны правительство просило телеканалы в некоторых случаях не давать репортажей, которые могут посеять панику или использоваться Россией в пропагандистских целях. Однако он подчеркнул, что журналистам предоставлялась точная информация; об отходе грузин из Цхинвали 10 августа было объявлено публично, сказал он. Действительно, к полудню того дня грузинские новостные СМИ сообщили об установлении российского контроля.

Правительственный контроль над новостными СМИ, указывают критики, лучше всего виден на примере "Рустави 2" – самого популярного телеканала. Саакашвили, придя к власти, сразу же предпринял усилия, чтобы прибрать его к рукам, сказал Кибар Халваши, бывший владелец "Рустави 2", который стал критиком правительства.

В интервью Халваши заявил, что в 2004 году его близкий друг Ираклий Окруашвили, который тогда был министром обороны Грузии, попросил его купить контрольный пакет акций в "Рустави 2", и он согласился. Через два года, когда Окруашвили присоединился к оппозиции, рассказывает Халваши, Саакашвили лично надавил на него, чтобы он продал свои 78% акций канала человеку, предложенному правительством, личность которого ему не назвали. "Он сказал мне отказаться от этих акций, если я хочу хорошо жить в Грузии", – рассказал он.

После того как Халваши расстался с акциями, по его словам, правительство начало кампанию запугивания и вмешательства в его строительный бизнес и бизнес потребительских товаров; он указал, что финансовые органы оштрафовали его на 37 млн долларов и подтолкнули к банкротству. После этого он уехал в Германию, где хочет получить политическое убежище.

Бокерия, заместитель министра иностранных дел, опроверг утверждения Халваши, назвав их политически мотивированными; на его бизнес был наложен штраф, сказал Бокерия, потому что он нарушил закон.

Согласно лицензионным документам "Рустави 2", датированным декабрем 2007 года и имеющимся на учете в национальном органе, контролирующем телевещание Грузии, сейчас контрольным пакетом акций владеет "Геомедия-Груп", зарегистрированная на Маршалловых островах. Директор этой структуры общественности неизвестен. Миноритарным акционером является "Грузинская промышленная группа" (Georgian Industrial Group), контролируемая двумя братьями, Давидом Бежуашвили, членом правящей партии, и Гелой Бежуашвили, директором службы внешней разведки Грузии.

Ираклий Чиковани, генеральный директор "Рустави 2" на протяжении 10 месяцев, заявил, что никаких случаев попыток оказания давления на журналистов телеканала со стороны властей не было, насколько он знает.

"Я полагаю, невозможно себе представить, чтобы кто-то позвонил журналисту и сказал не делать чего-либо и чтобы журналист промолчал об этом", – сказал он.

Эка Хоперия, бывший директор новостной службы на "Рустави 2", заявила, что временами ее телефон разрывался от звонков чиновников, пытавшихся повлиять на эфир. Давление было таким сильным, сказала она, что в итоге она ушла в отставку в июле 2006 года в знак протеста против попыток государства повлиять на репортажи об убийстве сотрудника банка, в котором были замешаны сотрудники министерства внутренних дел.

В августе того же года другие сотрудники "Рустави 2" устроили забастовку в знак протеста против увольнения генерального директора телеканала и его замены на союзника правительства.

По словам Хоперии, грузинские журналисты отчасти виновны в том, что не призвали правительство к ответу. Она сказала, что в молодой, развивающейся грузинской демократии журналисты и те, кто затем стал политиками, работали рука об руку в преддверии "революции роз", и впоследствии грань между ними размылась. "Они были нашими друзьями, и мы были в одной команде, – рассказала она. – Нам, журналистам, потребовалось слишком много времени, чтобы адаптироваться к новой реальности. Часто мы вели себя как политики. Мы должны были сделать шаг назад".

Что касается "Имеди", в начале сентября канал возобновил свою работу, и сейчас принадлежит Джозефу Кею, проправительственному бизнесмену и кузену Патаркацишвили, основателя "Имеди" (News Corporation Руперта Мердока больше не имеет доли в компании). После рейда на "Имеди" Патаркацишвили стал кандидатом в президенты Грузии и был обвинен в заговоре против правительства. Он проиграл выборы и скончался от сердечного приступа в своем доме в пригороде Лондона в этом году.

Нона Кандиашвили, пресс-секретарь семьи Патаркацишвили, заявила, что семья оспаривает собственность Кея. Грузинские журналисты тем временем прозвали "Имеди" "Рустави 3" – из-за новой, лояльной правительству линии.

В написании статьи принимала участие Олеся Вартанян

07 октября 2008
Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори