пошук  
версія для друку
07.11.2008 | Софья Карасик, Ирина Рапп

Необходимо провести тщательное и неформальное изучение всех архивных дел не реабилитированных граждан, осужденных по политическим обвинениям

   

В комиссию по восстановлению прав реабилитированных обратилась Пискун (девичья фамилия – Байбак) Раиса Васильевна, дата рождения 01.09.1935г. Родилась в с. Сизоновка Шевченковского р-на, Харьковской обл., в семье колхозников. В 1939 году родился ее младший брат Леонид. Их отец - Василий Семенович в начале войны ушел на фронт и вскоре попал в плен. Из плена ему удалось бежать, он добрался до родного села, где два года скрывался от немцев. После освобождения села советскими войсками Байбак В.С. был арестован и расстрелян как изменник родины. Его жена Байбак Мария Федоровна, 1913 г.р., была выслана вместе с двумя детьми, как жена изменника Родины, в Казахстан.

22.05.1989 г. она была реабилитирована согласно Указу Президиума ВС СССР от 16.01.89 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30 – 40-х и начала 50-х годов».

В 1989г. справку о ее реабилитации прислали по почте сыну Байбаку Леониду Васильевичу, проживавшему в Харькове, хотя сама Байбак М.Ф. жива до сих пор и проживает в той же деревне, откуда была выслана.

Байбак Л.В. никуда не обращался.

С делом репрессированной Байбак М.Ф. захотела ознакомиться ее внучка. В СБУ Харьковской обл. ей сообщили, что дело Байбак М.Ф. в 1999 г. передано в Государственный областной архив Харьковской обл., а дело ее мужа Байбака В.С. хранится в СБУ т.к. он не реабилитирован.

Членам комиссии по восстановлению прав реабилитированных неоднократно приходилось сталкиваться с отказом в реабилитации, но при новом тщательном и неформальном пересмотре этих дел выяснялось, что люди были репрессированы необоснованно.

Так, к нам обращалась Ужик Ульяна Петровна, 1915 г.р. ее семью раскулачили и выселили из дома. Отец, мать, два брата и она (еще несовершеннолетняя) ушли в лес, выкопали землянку, колодец, на поляне разбили огород и так некоторое время жили.

Когда начались аресты раскулаченных , пришли энквдисты арестовывать отца и братьев, но семья заперлась в землянке и отказались выходить. Тогда энквдисты залили землянку водой, и когда вода почти заполнила землянку отец и братья, пытаясь защитить семью, выставили вилы из землянки. Отец и братья были расстреляны на месте, а пятнадцатилетней Ульяне Петровне изменили возраст – приписали один год, судили и дали срок 10 лет по двум статьям уголовного кодекса – за контрреволюционную пропаганду и вооруженное сопротивление властям.

Мы обратились в СБУ Харьковской области и получили отказ в реабилитации по статье «вооруженное сопротивление властям», а по статье «за контрреволюционную пропаганду» (п.10 ст.58 Уголовного кодекса) она была реабилитирована. В то время не все документы еще были рассекречены. Мы обратились к народному депутату Г.О.Алтуняну, который был членом депутатской комиссии, курирующей деятельность СБУ.

Тщательно изучив дело Ульяны Петровны, он обратился к начальнику СБУ в Харьковской области, и добился реабилитации всех членов этой семьи – отца, братьев и самой Ульяны Петровны (к сожалению, ее уже нет в живых). Без усилий членов комиссии, народного депутата Алтуняна Г.О. и лояльности работников СБУ и Ульяна Петровна, и члены ее семьи до сих пор были бы не реабилитированы.

Вторая история, к сожалению, показывает тщетность наших усилий по восстановлению справедливости по отношению к Челомбитько Ираиде Николаевне, которая родилась в 1923 году. Родители были раскулачены в Сумской или Полтавской области (административные границы за это время изменились). Семье удалось убежать в Харьков и таким образом избежать ссылки в Сибирь. Наступил 1941 год. Эвакуироваться из Харькова было сложно и семья осталась в городе. Ираиде Челомбитько было 18 лет, она была студенткой 1-го курса Харьковского университета. Чтобы спасти себя  и свою семью  от голода, она пошла работать к немцам переводчиком.

Это спасло ее от угона в Германию, а родителей от голодной смерти. После окончания войны ее арестовали и дали срок за сотрудничество с немцами.

Когда вышел Закон о реабилитации, она обратилась в комиссию. Комиссия запросила СБУ и получила разъяснение, что поскольку ее обвинили в «пособничестве немцам» гражданка Челомбитько не может быть реабилитирована. Я попросила прокурора, который занимался реабилитацией, показать дело. Через несколько дней позвонил прокурор и пригласил ознакомиться с делом, при этом говорит, что он просмотрел дело и считает, что там «чистая реабилитация». Беру дело. Первые несколько строк на первом листе дела – цитата из дневника, который Ираида Челомбитько вела со школьной скамьи. Она очень боялась, что дневник попадет в руки к немцами, тщательно прятала его. Суть цитируемого высказывания такова: советская власть, кроме горя, разрухи, голода и нищеты ничего крестьянству не принесла.

Это эпиграф к ее делу… В деле есть показания двух девушек, подруг Ираиды Челомбитько.

Допросы подруг начинались в середине дня и заканчивались утром следующего дня. Поначалу они ничего не сообщали следствию, а к концу допроса говорят, что, по словам Челомбитько, она встречала Новый Год с немецкими офицерами, и что офицеры куда-то возили ее на машине. Сама Челомбитько это отрицала. И это все улики, которые энквдисты смогли насобирать. Но арестовать – арестовали, и срок дали.

Когда вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР от 16.01. 1989 г.»О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х годов и начала 50-х годов», сотрудники КГБ совместно с прокуратурой стали пересматривать дела. Однако они не пересматривали дела, в которых речь шла об измене Родине, о пособничестве немцам, о вооруженном сопротивлении  властям и т.д. и автоматически отказывали в реабилитации по таким делам.

И на деле Челомбитько есть запись об отказе в реабилитации и стоит подпись того самого прокурора, который сказал мне, что здесь чистая реабилитация. Не знаю жива ли она, но знаю точно, что она до сих пор не реабилитирована.

Следует отметить, что проблема касается, по-видимому, не только Харьковской области. Харьковская правозащитная группа, составляя списки репрессированных граждан Украины с 1953г. п о 1990 г.г., обратилась в Управления СБУ всех областей Украины и Автономной Республики Крым с просьбой пересмотреть дела осужденных по статьям об измене Родине и решить вопрос об их реабилитации.

Всего в этих списках значилось 446 человек. Реабилитированы только 25 чел., хотя даже в тех кратких данных, которые имеются в этих списках есть основания полагать, что осуждения могли быть необоснованными (основанием для таких подозрений могут служить существенные сокращения в последующем сроков заключения – на 10-15 лет).

Таким образом, необходимо провести тщательное и неформальное изучение всех архивных дел не реабилитированных граждан, осужденных по политическим  обвинениям.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори