пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200829
10.11.2008 | Юрий Шаповал
джерело: glavred.info

Методы осуществления Голодомора в Украине

   

Для осуществления геноцида коммунистическая советская власть в 1932-1933 годах разработала полноценный механизм.

И он, несмотря на актуальность этой темы в обществе, остается неизвестным широкой общественности. Поэтому предлагаем своеобразное обобщение от д.и.н., профессора, заведующего отделом Института политических и этнонациональных исследований Национальной академии наук Украины – Юрия Шаповала.

Для украинского и мирового сообщества постепенно становятся доступными документы, отражающие деятельность высшего руководства СССР в 1932-1933 годах, поведение региональных лидеров, в частности партийно-государственной номенклатуры УССР. Они также позволяют понять, как именно, с помощью каких механизмов сталинский режим получал хлеб, мотивируя это нуждами модернизации, Молох которой поглотил жизнь миллионов людей. Эти документы позволяют четче понять доктринальные и ситуативные мотивы, которыми руководствовался коммунистический истеблишмент.

Архивные документы также позволяют теперь более системно, не упрощенно и не однобоко, представить, какими именно методами наносился «решительный удар» по украинскому селу.

Натуральные штрафы. Они вводились постановлением ЦК КП(б)У от 18 ноября «О мерах по усилению хлебозаготовок». В частности, в отношении единоличников, не выполнявших план хлебосдачи, позволялось применять натуральные штрафы по мясозаготовкам в размере 15-месячной нормы и годовой нормы картофеля. И при этом нужно было сдавать хлеб.

20 ноября Совнарком УССР принял решение о введении натуральных штрафов в колхозах, которые «допустили расхищение колхозного хлеба и злостно срывают план хлебозаготовок, применить натуральные штрафы в порядке дополнительной задачи по мясозаготовкам в размере 15-месячной нормы сдачи данным колхозом мяса – как обобществленного скота, так и скота колхозников». То есть внедрялся принцип не только единоличной, но и коллективной ответственности.

Запрет торговли продуктами. 1 декабря 1932 года Совнарком УССР запретил торговать картофелем в районах, злостно не выполнявших обязательств по контрактации и проверке имеющихся фондов картофеля в колхозах. В список попали 12 районов Черниговщины, по четыре района Киевской и Харьковской областей. 3 декабря в ряде районов Украины запрещена торговля мясом и скотом. С 6 декабря по постановлению ЦК КП(б)У и Совнаркома УССР эти села стали вносить на так называемые «черные доски».

Прекращение поставки промышленных товаров. Еще 30 октября 1932 года Молотов в телеграмме Сталину писал: «Используем промтовары как средство поощрения, а лишение части промтоваров – как репрессию относительно колхозов, а особенно единоличников». И тут, как утверждают источники, для сталинского премьера мелочей не было. Например, 20 ноября 1932 года Молотов телеграфирует Косиору из Геническа: «До сих пор в районах действует распоряжение о продаже повсюду спичек, соли и керосина. Есть об этом телеграмма Бляхера от 9 ноября. Следует срочно это отменить и проследить выполнение».

15 декабря 1932 года ЦК КП(б)У утверждал список 82 районов, куда прекращались поставки промышленных товаров из-за того, что эти районы не выполнили план хлебозаготовок.

Запрет крестьянам бежать от голода. Осенью 1932-го и зимой 1933 года действовала так называемая пищевая блокада границ Украины с использованием внутренних войск и милиции. Она исключала возможность выезда крестьян из УССР, обрекая их на смерть. При этом невозможен был пищевой «реверс», то есть частным лицам не позволялось ввозить без разрешения государства продукты из России в Украину.

22 января 1933 года Сталин и Молотов направили партийным и советским органам директиву, в которой подчеркивалось, что миграционные процессы, начавшиеся в результате голода среди крестьян, организованы «врагами Советской власти, эсерами и агентами Польши с целью агитации «через крестьян» в северных районах СССР против колхозов и вообще против Советской власти».

В связи с этим органам власти и ГПУ УССР и Северного Кавказа приказывалось не допускать массового выезда крестьян в другие районы. Соответствующие указания были даны транспортным отделам ОГПУ СССР. Примечательна следующая деталь: голод не затронул соседние с Украиной области России. Вот почему пострадавшие от голода украинские крестьяне (которые могли пройти через установленные границы) ходили туда менять и покупать хлеб.

Введение паспортной системы. 15 ноября 1932 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение «О паспортной системе и разгрузке городов от лишних элементов», в котором отмечалось, что с целью «разгрузки Москвы и Ленинграда, а также других больших городских центров СССР от лишних, не связанных с производством и учреждениями, а также от кулацких, криминальных и других антиобщественных элементов, скрывающихся в городах», необходимо введение единой паспортной системы по СССР с отменой всех иных видов удостоверений.

27 декабря 1932 года Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров СССР приняли совместное постановление «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописке паспортов», а 31 декабря того же года соответствующее постановление приняли Всеукраинский Центральный Исполнительный Комитет и СНК УССР.

28 апреля появилось постановление СНК СССР о выдаче паспортов гражданам СССР на всей территории страны. В постановлении обусловливалось, что «граждане, постоянно живущие в сельской местности, паспортов не получают». Учет населения в этих местностях осуществлялся по поселенческим спискам сел и поселковыми советами под контролем районных управлений милиции.

Закупка драгоценностей у крестьян. 29 июня 1932 года была основана Всеукраинская контора ТОРГСИНа, то есть Всесоюзного объединения для торговли с иностранцами. Система магазинов ТОРГСИНа действовала и раньше, она обслуживала, кроме иностранцев, также граждан СССР. За валюту можно было купить продукты питания и вещи. Впоследствии цель ТОРГСИНа уточнили: на эти магазины возлагали надежды по делу изъятия золота и драгоценностей у населения, поэтому сеть магазинов расширили. К октябрю 1933 года в УССР действовали 263 магазина, имевших систему мелких лавок, приемных пунктов, отделений.

В 1931 году через систему ТОРГСИНа в казну поступило 6 млн, в 1932 году – около 50 млн, в 1933 году – 107 млн валютных рублей. Крестьяне несли в эти магазины нагрудные кресты, обручальные кольца, серьги, семейные драгоценности и тому подобное. В течение дня некоторые приемные пункты покупали до 800 кг золота, которое принимали по одной пробе, а в регистрационные акты записывали под другой.

Из упомянутых 107 миллионов валютных рублей 86 миллионов составляли внутренние поступления. К тому же магазины ТОРГСИНа были для ГПУ своего рода «лакмусовой бумажкой». Скажем, если крестьяне сдавали золотые монеты, их задерживали сразу. Кроме того, чекисты требовали списки «сдавателей золота» с адресами и фамилиями. Директоров магазинов ТОРГСИНа обязывали переводить валютные ценности в фонд индустриализации.

Действия на селе коммунистической спецслужбы. Архивные документы свидетельствуют, что она подавляла реальное сопротивление крестьян (там, где оно имело место), а также занималась фабрикацией разного рода дел, целью которых было превентивное противодействие недовольству крестьян.

Серьезным фактором, радикально отличавшим ситуацию в Украине от происходившего, скажем, в России или Казахстане, были изменения в национальной политике. 14 декабря 1932 года Сталин вместе с Молотовым подписал постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР в связи с проведением хлебозаготовительной кампании. Этот документ требовал «правильного проведения украинизации» в Украине и за ее пределами, в регионах, где компактно жили украинцы. Документ также содержал категорическое требование бороться с петлюровскими и другими «контрреволюционными» элементами. Это означало не только конец, хоть и контролируемой, но все же политики «украинизации», но и начало антиукраинских «чисток».

Это подтвердили события 1933 года, в начале которого в партийно-государственном руководстве УССР произошли кадровые изменения. Самым существенным из них было назначение Павла Постышева вторым секретарем ЦК КП(б)У и первым секретарем Харьковского обкома КП(б)У. Одновременно он остался секретарем ЦК ВКП(б). Напечатанные архивные материалы показывают, как именно на протяжении 1933 года Постышев и его «команда» (люди из его ближайшего окружения, а также партийные работники, приехавшие из России для «укрепления») осуществляли хозяйственную линию Кремля в получении зерна, а также занимались широкомасштабной «чисткой» всех общественных сфер от петлюровцев и украинских националистов. Последних стали обвинять в организации голода.

Политические итоги событий 1932-1933 годов подвел Постышев в своей речи на объединенном Пленуме ЦК и Центральной Контрольной Комиссии КП(б)У в ноябре 1933 года. Он подчеркнул, что колхозы в Украине сделаны большевистскими. Постышев также подчеркнул, что именно «ошибки и промахи, допущенные КП(б)У в осуществлении национальной политики партии, были одной из главных причин прорыва 1931-1932 годов в сельском хозяйстве Украины. Нет сомнения в том, что без ликвидации ошибок в осуществлении национальной политики партии, без разгрома националистических элементов, которые засели на разных участках социального строительства на Украине, невозможно было бы ликвидировать отставание ее сельского хозяйства». Пленум принял резолюцию, в которой было написано, что «в данный момент главной опасностью является местный национализм, объединяющийся с империалистическими интервентами».

Этот «данный момент» растянется на многие годы. Таким образом будет легитимировано свертывание политики «украинизации», начало массовых репрессивных кампаний в Украине уже в 1933 году, которые со временем органически впишутся в ежовский «великий террор» 1936-1938 годов.

29.08.08

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори