пошук  
версія для друку
27.11.2008 | Галя Койнаш

Где больной?

   

Этот год прямо насыщен кризисами – геополитическим, финансовым, политическим. Теперь оказывается, ещё и душевным и моральным. Коллективным. Мы, больные, только теперь осознаём масштаб и серьёзность заразы, но не все так легкомысленно относятся к вопросу нашего душевного здоровья, и раньше нисколько не теряли бдительность.

Возможно, читатель давно знает о болезни, но я впервые узнала в начале октября после круглого стола в парламенте с участием журналистов. Мероприятие организовал зампредседателя Верховной рады для того, чтобы «бороться с негативом в новостях».  А уже через месяц, 11 ноября СМИ сообщили, что «Правительство по предложению Национального совета по телевидению и радиовещанию и Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали (далее НЭК) инициирует подписание с руководителями средств массовой информации общественного договора о защите морали в информационном пространстве Украины». Можно было бы радоваться чрезвычайно оперативной обработке результатов круглого стола, если бы хоть раз упоминалось тогда о таких планах. А инициатива, как мы увидим, серьёзная. Скоро появилась и заметка про ещё одну инициативу НЭК – награду для «журналистов, которые освещают проблемы утверждения и защиты общественной морали, популяризации духовных достижений общества.»

Почти хэппи-энд, но прежде чем подробнее изучить способы лечения, не можем не отметить похвальную созвучность планов правительства с волей народа. Ведь, согласно результатам всеукраинского исследования «СМИ и СВОБОДА СЛОВА», проведённого институтом Горшенина и по счастливому стечению обстоятельств появившегося через пару дней, «большинство украинцев считают, что Украине нужна цензура СМИ (59.1%). Да и судя по интервью с психологом М. Шаховой, в этом нет ничего удивительного. «Из-за постоянного негатива, доносящегося из СМИ, увеличивается количество депрессий, сердечно-сосудистых заболеваний, даже онкозаболеваний…<>  онкозаболевания развиваются чаще всего, когда человек испытывает злость или не в состоянии решить проблему, которая вызывает эту злость. Это — агрессия с чувством беспомощности. А все заболевания возникают, когда человек сам же себя разрушает мыслями и негативом».

  Ну и страшно!  Говорит специалист и она, наверное, сталкивалась с такими последствиями. Тем не менее, испытываю некие сомнения относительно причин и последствий.  Является ли какой-то внутренний «негатив» источником стресса, или же бесспорный для многих людей факт увольнения с работы, проблем с выплатами по кредитам и содержания семьи? Да и что касается политического кризиса, «негатив» обусловлен объективными причинами, на которые обычный человек никакого влияния уже не имеет. Вопрос остаётся открытым, кто именно разрушает страну, и не приведут ли попытки граждан не сосредоточиваться на «негативе», чтоб не заболеть раком, к ещё худшему негативу для них и их детей?

На мой взгляд, самым мощным источником стресса является состояние, в котором мы не понимаем, что происходит и, соответственно, не можем адекватно реагировать.  Каждый педагог сразу объяснит, что нужно для того, чтобы проверить знания, обнаружить проблемы и назначить награды. В первую очередь должны быть чёткие требования и критерии успешного завершения процесса.

Ничего подобного в данном случае мы не наблюдаем. За что дадут награду, да и кто её назначит? Но Бог с ней, с наградой – найдут какого-то журналиста, который отстаивает платоничные отношения до свадьбы (или, возможно, жизнь без секса вообще?), или какие-то красивые слова напишет о духовных достижениях украинского народа.

Запланированное «подписание с руководителями СМИ общественного договора о защите морали в информационном пространстве Украины» не можем отбросить как мелочь. Я не говорю о недоумении, которое неизбежно вызывают попытки действующих политиков выступать арбитрами по морали. И не о весьма активной роли вице-премьера Ивана Васюника в этой сфере.  Он предлагает «усилить координацию органов государственной власти в области общественной морали». Хотелось бы знать, какие именно органы власти.  Есть, правда, возможный ответ на первую часть вопроса в решении НЭК от 23 июня 2008 г., но возникает ещё один вопрос. Если более или менее ясно, какую роль должно играть МВД, абсолютно непонятно, зачем Государственной налоговой администрации Украины принимать участие в «избирательных проверках соблюдения требований законодательства о защите общественной морали». Или же совсем ясно, но уж извините, причем тут мораль?

Непонятно, на самом деле, всё, начиная с самого существования закона об общественной морали и «экспертной комиссии».  Всё уже обсуждалась, и не раз, а я тут отмечу только два момента. Во-первых, никто не отрицает, что есть вещи, которые лучше не показывать детям, и должны быть возрастные ограничения. Впрочем, когда речь идёт об ограничении прав людей, которые сами вправе избирать представителей власти, заботиться о своих детях и занимать ответственные должности, хотелось бы услышать предельно чёткие и сильные аргументы. Таких я ни разу не слышала, и просто не пойму, на каком основании демократическое (казалось бы) и современное государство смеет решать, какие фильмы взрослый человек может смотреть. Надеюсь, люди, чьи фильмы подпали под запрет, подадут жалобу в Европейский суд по правам человека и что уважаемые судьи в Страсбурге, наконец, дадут правовую оценку этим размытым словам из какого-то другого столетия или политического режима. Во-вторых, пусть представители НЭК и другие защитники «душевного здоровья населения» подробно объяснят, в какой демократической стране запрещают показ фильма или продажу печатных материалов, руководствуясь только соображениями пристойности.

Как-то странно вообще, что такие вопросы поднимают в пост-советском государстве и в компьютерный век, когда всё и так доступно. Уже прозвучали, правда, предложения со стороны НЭК,  что правительство должно ввести ограничения и в Интернете. Видимо, не все охотно расстаются с советским менталитетом и с отсутствием уважения к гражданам.

Та песня, которую нам в последнее время навязывают, да и со всех сторон, знакомая ещё из советских времён. Можно было бы приветствовать заявления представителей НЭК о том, что речь не идёт только о сексе и порнографии, если бы не проглядывался во всем совковый подтекст. То есть, дело имеем не с осознанием настоящих проблем, а с желанием как можно больше расширить контроль.

Особенно беспокоит тот факт, что сферу деятельности защитников нашего душевного здоровья расширяют вовсе не врачи, да и без диагноза и чёткого определения заболевания.  По словам вице-премьера, «Через телевидение и радио все чаще распространяются материалы, которые посягают на религиозные святыни, государственную символику, унижают национальное достоинства народа и личности, культивируют дух нетерпимости, жестокости, пропагандируют ксенофобию, искажают отечественную историю и пренебрегают духовными достижениями предыдущих поколений украинцев». Я, разумеется, что-то понимаю, читая эти слова, читатель тоже.  Совпадает ли то, что я понимаю с интерпретацией читателя, или г. Васюника, понятия не имею. А если наши взгляды относительно определения «национального достоинства» или «искажения отечественной истории» расходятся, кто скажет, какое мнение считать «правильным»?

В недавнем интервью «Телекритике» председатель НЭК В. Костицький заявил: «Комиссии надо было бы заниматься предупреждением покушений на конституционный строй, на национальное достоинство народу, личности, на религиозные святыни, невежество». Предусматривается ли отдельное наказание за невежество, или это будет расцениваться так же, как покушение на  конституционный строй? Да и как именно собираются избегать и того и другого?

Имеем один ответ на этот вопрос – путём «саморегуляции». В принципе ничего против саморегулации не имею. Очень хотелось бы, чтобы себя так сказать регулировали представители правительства и парламента. Однако есть же существенная разница. Имеем, пусть несовершенное, но более или менее чёткое урегулирование деятельности народных избранников. Единственная проблема  в исполнении, точнее в их полном нежелании исполнять свои обязательства. Относительно саморегуляции журналистов, даже минимальной ясности нет. Чем они заражают невинных людей совершенно непонятно, и, следовательно, так же неясно, какой курс лечения нужен.

В интервью г. Костицький жалуется на «юридическую слабость многих документов и действий» и говорит  «самое главное, мы сделали большую работу, подготовили поправки к ряду законов, связанных с соблюдением норм общественной морали». Как известно, правительство и парламент уже давно имеют забавы поувлекательнее, и законодательная деятельность их мало интересует. Тем не менее, непонятно совсем, как можно планировать изменения в этой области без публичного обсуждения. Желательно из чётким определением терминов и без манипулирования сознанием размытыми вопросами. Подозреваю, окажется, что больной цветёт здоровьем. По крайней мере, достаточно, чтоб не желать позволить власти диктовать, как ему жить и думать. Пусть власть позаботится о том, как добиться доверия населения. Подсказать совсем легко – пусть делают то, за что их избрали и не лезут в сферу, в которую они не имеют ни морального, ни юридического права вмешиваться в демократической стране.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори