пошук  
версія для друку
05.12.2008

Обвинительное заключение общественного трибунала по рассмотрению преступлений сталинизма в Беларуси

   

Минск, 28 октября 2008 года

Обвинительное заключение общественного трибунала по рассмотрению преступлений сталинизма в Беларуси

Общественный трибунал в составе:

Леонида Акаловича, Якова Басина, Анатолия Белого, Анатолия Валахановича, Марата Горевого, Игоря Кузнецова, Леонида Морякова, Владимира Романовского, Вячеслава Сивчика, Зинаиды Тарасевич, Сергея Ханженкова, Владимира Халипа, Георгия Штыхова, Василия Яковенко,

 рассмотрев в своих заседаниях документы государственных и личных архивов, материалы архивно-следственных дел, свидетельские показания пострадавших и очевидцев, другие письменные и изобразительные источники, а также приобщив материалы общественных слушаний «Преступления сталинизма в Беларуси», состоявшихся в 2006-2008 годах,

вынес следующее обвинительное заключение.

В 1920-1940-е годы подверглась репрессиям значительная часть населения СССР. Согласно официальным данным, только в БССР было репрессировано более 600 тысяч человек (по подсчетам независимых исследователей – более миллиона).

В первые годы после установления советской власти в стране проводилось истребление целых групп населения по классовому и сословному признакам: крупная буржуазия, офицеры царской армии, священнослужители и зажиточное крестьянство.

Затем политика геноцида была продолжена в национально-культурной сфере. Притеснение и ликвидация национальных сообществ, дискриминация национальных и религиозных традиций, уничтожение исторических памятников, музеев и культовых зданий, торжество русского великодержавного шовинизма, ускоренная урбанизация и вытеснение национальных языков из всех сфер жизни, в том числе, из учреждений образования и делопроизводства, физическое уничтожение значительной части творческой и научной интеллигенции, всё это привело к существенному разрушению национальных ценностей, традиционной религии и культуры большинства народов БССР, в первую очередь, титульной нации - белорусов.

 Это положение не поправлено до настоящего времени.

В иллюзорной попытке создать некий новый тип советского человека стране была навязана насильственная ассимиляция и русификация этносов, направленная на уничтожение их духовной жизни.

Реализация идеи тотальной немедленной коллективизации сельского хозяйства привела не только к голоду и голодомору, в результате которого загублены миллионы жизней, но и к длительному массовому ограблению, уничтожению крестьянства, в целом, как самобытной, профессиональной, культурной и духовно обогащённой категории производителей.

Только в БССР было «раскулачено» более четверти миллиона человек. Власти довели до нищеты и разорили не менее 80% рентабельных индивидуальных хозяйств, чем подорвали основы всего сельскохозяйственного производства в Беларуси, которое так и не восстановлено в последующие 70 лет.

Страна, не подготовленная всем ходом исторического процесса к быстрым темпам индустриализации, за авантюризм своих лидеров расплачивалась миллионами рабов на «сталинских стройках коммунизма».

В конце 1920-х годов, потерпев серьезные неудачи в государственном и культурном строительстве, не сумев привлечь на свою сторону большинство населения огромной страны, большевики стали утверждать свою власть методами террора.

Лучшие люди страны жестоко, без какой-либо вины осуждались на сфальсифицированных судебных политических процессах. Тогда же была создана система карательных внесудебных органов. Наказания стали проявлением невиданного в мировой истории деспотизма.

Доносы, массовые аресты, пытки, расстрелы, гибель ни в чём не повинных людей породили в обществе атмосферу страха, привели к неуверенности в личной безопасности, к ощущению тотальной угрозы от произвола властей.

Итоги репрессивной политики большевистской власти трагичны: за короткий исторический период каждый восьмой житель Беларуси оказался за решеткой или за колючей проволокой, каждый пятый был подвержен дискриминации, лишен гражданских прав по таким определениям, как «представитель нетрудовой части» населения («лишенец») или как член семьи мифического врага народа – «шпиона и диверсанта». В ряде населенных пунктов в результате массовых советских репрессий погибло жителей больше, чем за период нацистской оккупации.

За бездарную, безумную попытку руководства поставить на колени население огромной страны ослабленное репрессивное государство СССР понесло страшные жертвы в годы Второй мировой войны – десятки миллионов погибших, миллионы военнопленных, сотни тысяч коллаборантов и невозвращенцев из лагерей перемещенных лиц.

Страх перед собственным народом заставил Иосифа Сталина навязать стране очередную волну террора после окончания войны. «Мы победили в войне, но страну надо держать в мобилизационной готовности», – заявил вождь, приступив к подготовке «окончательной победы социализма во всем мире».

Для СССР это обернулось геноцидом семи депортированных народов, борьбой с «космополитизмом» и «низкопоклонством перед Западом», насаждением государственного антисемитизма во всех эшелонах власти. А лысенковщина, разгром генетики и кибернетики отбросили советскую науку на десятки лет назад.

Гигантский масштаб репрессий и их плановый, системный характер; применение санкционированных государством пыток и невероятная жестокость приговоров; закрытость судопроизводства и использование внесудебных форм расправы над людьми; превращение средств массовой информации в источник официальной пропаганды лжи; нагнетание в обществе атмосферы страха и подавление малейших форм недовольства и недоверия – всё говорит об умышленной антинародной политике большевизма с применением геноцида и террора на всей территории СССР.

Физический и духовный геноцид, стирание классовых и сословных различий значительных групп населения и целых слоев общества, отрицание духовного плюрализма и утверждение монополии на идеологию, насильственное решение социальных проблем, девальвация человеческой жизни, многомиллионные человеческие жертвы для утверждения коммунистической идеологии, насаждение в обществе тотальной слежки и доносов, управляемое правосудие, лицемерие властей в отношениях с гражданами наиболее характерные черты большевизма, как социально- политического феномена, утвердившего в стране крайне экстремистскую, антигуманную форму государства.

Основав в первые годы советской власти такое государство, большевики до последних дней своей диктатуры так и не нашли в себе силы от нее отойти.

Незавершенный процесс десталинизации на постсоветском пространстве создает почву для периодических попыток реабилитации сталинизма и его исторического лидера.

90-летие Октябрьского переворота 1917 года и 70-летие трагедии 1937-го отмечены выпуском огромного количества апологетической литературы, фильмов и телепрограмм, оправдывающих преступления тоталитарного большевистского режима. Кровавый урок прошлого так и не усвоен детьми и внуками тех, кто стал жертвами преступной власти.

Общественный трибунал по рассмотрению преступлений сталинизма в Беларуси:

- констатирует, что без справедливого суда потомков над государственными преступниками невозможно становление правового государства;

- подчёркивает важность дальнейшего увековечивания памяти жертв сталинизма и широкого общественного обсуждения его последствий для того, чтобы общество пришло к осознанию и покаянию за вольное или невольное участие в злодействах тоталитарного режима.

Уставы Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов, Женевская Конвенция 1948 года «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него», национальное законодательство устанавливают международную уголовную ответственность лиц, виновных в совершении геноцида, независимо от их общественного положения, а также независимо от того, совершается геноцид в мирное или в военное время.

Суд над геноцидом и лицами, виновными в его совершении, может быть осуществлён в любом государстве – участнике Конвенции или международном уголовном трибунале, создаваемом для этого соглашением государств.

Это преступление не имеет срока давности.

Сталинизм не должен иметь шансы на возрождение. Страна, которая не может или не хочет открыто осудить ошибки своего недалекого прошлого, обречена на их повторение в будущем.  

Леонид Акалович, священник, краевед

Яков Басин, историк

Анатолий Валаханович, историк

Марат Горевой, журналист

Игорь, Кузнецов, историк

Леонид Моряков, писатель

Владимир Романовский, родился в ГУЛАГе

Вячеслав Сивчик, правозащитник

Зинаида Тарасевич, из семьи репрессированных

Владимир Халип, кинорежиссер

Георгий Штыхов, историк

Василий Яковенко, писатель

tribunal1937@gmail.com

Приложение: pdf-file (276.296 kb)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори