пошук  
версія для друку
17.12.2008

РФ: Фабрикация уголовных дел об исламском экстремизме.

   

«Физический метод более результативен. пойдем в УБОП?»

10 декабря около 12-30 в Казани был задержан на улице и доставлен в помещение Управления ФСБ по Республике Татарстан Ренат Амиров, 1982 г.р.

В жалобе, направленной в Комитет «Гражданское содействие», Амиров изложил, что в течение 7-часовой беседы, которую провели с ним  двое сотрудников УФСБ по РТ – Р.Сафин и некто Самат, – и капитан милиции Р.Исмагилов, его склоняли к агентурной работе среди молодых мусульман Казани, сопровождая уговоры обещаниями всяческих благ: «никакой кризис тебя не коснется».

Ренат сообщил, что в случае отказа от сотрудничества, ему угрожали уголовным преследованием и тюремным заключением. Молодому человеку, исповедующему ислам, показали фотографию, свидетельствующую о том, что его квартира находится под видеонаблюдением и фиксируются все моменты его жизни, в т.ч., интимные. Ренату также посетовали на ранее направленное им в прокуратуру заявление о пытках, которым его подвергали Сафин, Исмагилов и другие сотрудники спецслужб при первом задержании в мае текущего года.  

Убедившись, что уговоры и угрозы не действуют, собеседники Рената сделали вывод о том, что физические методы убеждения эффективнее, и предположили, что в УБОПе он будет «думать быстрее». Около 20-00 его отпустили домой поразмышлять над предложенным выбором, заявив при этом: «не надо бегать от нас, мы все равно тебя поймаем».

Ранее – летом текущего года, – Ренат Амиров уже сообщал Комитету «Гражданское содействие» о том, что 16 мая 2008 г. он и его жена Дина были задержаны после обыска, проведенного в их квартире в рамках расследования уголовного дела о запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир», по которому Дина проходит в качестве подозреваемой. Тогда в ФСБ доставили Дину, а Рената привезли в УБОП, где продержали около полутора суток. По его словам, первые несколько часов Сафин и Исмагилов расспрашивали его о религиозных убеждениях и о том, как он относится к «Хизб ут-Тахрир». Поскольку Ренат отрицал как свою причастность, так и причастность жены к каким-либо террористическим и экстремистским организациям и настойчиво требовал сообщить, где Дина и что с ней происходит, его стали запугивать тюремными сроками, которые получат и жена, и он сам, если он не даст оперативникам «полный расклад про всех мужчин-мусульман» и не расскажет всего, что знает о «Хизб ут-Тахрир».

Ренат сообщил, что когда и это не помогло, начались пытки: его били, ставили на «растяжку», пристегивали к стулу наручниками, надевали на голову полиэтиленовый пакет и перекрывали доступ воздуха. Потом заставили написать объяснительную о том, что на него не оказывалось ни физического, ни психологического давления и что вечером его якобы отпустили ночевать домой. Около 22-00 его, однако, вместо «домой» повезли на медицинское освидетельствование, так и не сняв наручников. Жалобу Рената на боль в руке и в травмированном пальце оперативник объяснил врачу тем, что задержанный «оказывал сопротивление при аресте».

После освидетельствования парня снова привезли в УБОП. Дальнейшее он описал так:

«Всю ночь (примерно с 0:00 до 6:00, с перерывами на молитву и вождение меня в туалет по нужде) меня били и пытали, грозились изнасиловать, выбивая тем самым показания на себя, жену и других мусульман кого я знаю и кого не знаю. Ко мне применялись следующие виды пыток: «ласточка» (брали за наручники сзади и подвешивали, тряся вверх-вниз, пинали ногами по мягкому месту); «душили пакетом» (надевали на голову пакет, который я прокусывал зубами, потом Рамиль принес другой и стал душить уже двумя пакетами). Марат помогал ему – держал меня и сидел сверху на коленях, чтобы не дергался; «душили противогазом» (зажимали шланг для воздуха), после чего устроили «курилку» (добавили к шлангу сигарету). Поджигали бороду, выдергивали волосы на груди и на спине. От всего это у меня был сушняк во рту, я отходил часа два-три. Я выпил у них всю воду на столе и в чайнике. Во время «растяжки» Рамиль бил по ногам и растягивал еще сильнее. После «растяжки» (шпагата) заставляли быстро «приседать». Сам же Исмагилов «ломал мне пальцы» карандашом и ручкой, а так, он все это время сидел, пил кофе, курил и смотрел, как я мучаюсь. Во время пыток Рамиль говорил мне: «Ты что думаешь ты железный. Мы тут и не таких как ты ломали. Ты будешь с нами работать?» Я молчал. Рамиль продолжил: «Слышь ты молчун. Будешь молчать - буду бить сильнее. Ты понимаешь, что эту ночь ты не выдержишь, я тебя сломаю. Потом придет новая смена, они выспавшиеся, с новыми силами будут тобой заниматься, а мы пойдем домой спать. И не дай Бог, если меня вызовут опять на ночь, я буду очень злой, приду и изобью тебя. Понял? Делай, что тебе говорят». Рамиль спрашивал и советовался с Исмагиловым о применении «транквилизаторов». Он сказал, что после них меня будет «трясти» и что я буду в очень не хорошем состоянии. Меня раздевали и сказали что «изнасилуем». Также грозились «изнасиловать ПМ-ом». Все эти способы пыток менялись по очередности и желанию сотрудников – «растяжка», «ласточка», «противогаз», «пакет» и заново».

Утром, по словам Рената, его отвели в другой кабинет и дали поспать, сидя за столом. Потом опять начались уговоры сотрудничать и получать зарплату. Были и угрозы, но уже без пыток. В конце концов, вынудив написать еще одну объяснительную о том, что после допроса 16 мая в качестве свидетеля Ренат вернулся домой, а на следующий день добровольно явился на второй допрос, его снова отвезли на медицинское освидетельствование. На этот раз измученный парень сказал, что у него нет жалоб, после чего капитан УБОП Исмагилов отпустил его домой с напутствием: «Еще увидимся»…

Как указано выше, вторая встреча состоялась 10 декабря.

Елена Рябинина,

Комитет «Гражданское содействие»   http://www.refugee.ru/

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори