пошук  
версія для друку
19.02.2009

Мирошниченко Роман против Украины

   

Европейский суд по правам человека

пятая секция

Роман Мирошниченко против Украины

(Заявление № 34211/04)

Решение

Страсбург
19 февраля 2009 года

Краткое изложение

17 ноября 2000 года в отношении заявителя и г-на В. Г. было возбуждено уголовное дело по подозрению в разбое. В тот же день заявитель был задержан и доставлен в милицию.

20 ноября 2000 года заявителю было официально предъявлено обвинение в совершении разбоя. В тот же день было принято решение о заключении заявителя под стражу на основании, в частности, серьезности предъявленных ему обвинений. Затем заявителю было предъявлено несколько дополнительных обвинений в разбое и краже, совершенных им в одиночку и в сообщничестве с неким г-ном М.

3 июля 2002 г. Павлоградский городской суд (далее — «Городской суд») осудил заявителя за совершение нескольких эпизодов разбоя и кражи и приговорил его к пяти годам лишения свободы.

Заявитель подал апелляцию. 6 декабря 2002 года Днепропетровский апелляционный суд («Апелляционный суд») отменил решение от 3 июля 2002 года, установив, что приговор не был основан на достаточных доказательствах. Апелляционный суд постановил, что должно быть проведено дальнейшее досудебное расследование. Суд также постановил, не указав каких-либо причин, продлить содержание заявителя под стражей на время дополнительного расследования.

В неустановленный день обвинение передало дело заявителя в городской суд для нового судебного разбирательства.

6 мая 2003 года городской суд в ходе предварительного заседания в отсутствии заявителя постановил, что собранных доказательств не достаточно, и что инструкции апелляционного суда не были выполнены. Дело было передано для нового досудебного расследования. Суд также постановил, что заявитель должен оставаться под стражей, не указав, однако, причин этого решения. Прокурор подал возражение против решения о передаче дела для дополнительного расследования.

4 июля 2003 года апелляционный суд отменил решение от 6 мая 2003 года и передал дело в городской суд для разбирательства. Апелляционный суд также постановил, без указания причин, что заявитель должен оставаться под стражей.

1 апреля 2004 года городской суд осудил заявителя за кражу и разбой и приговорил его к пяти годам лишения свободы за вычетом времени, проведенного под стражей.

Это решение было оставлено в силе апелляционным судом 9 июня 2004 года и Верховным судом 17 марта 2005 года.

С учетом общих принципов, установленных в его практике, Суд отмечает, что первоначальная санкция от 17 ноября 2000 года о заключении заявителя под стражу была основана на весомом подозрении, что он совершил преступление, по поводу которого ему были предъявлены обвинения. Суд признает, что тот факт, что заявитель подозревался в совершении серьезного преступления, возможно, первоначально оправдывал его содержание под стражей. Однако, по прошествии определенного времени, судебные власти были обязаны привести другие веские основания для дальнейшего содержания под стражей, что не было сделано в данном случае. Кроме того, ни на одной из стадий национальные суды не рассматривали возможность применения каких-либо альтернативных мер пресечения, и, опираясь главным образом на тяжесть обвинения, органы власти продлевали содержание заявителя под стражей на основаниях, которые не могут считаться «соответствующими и достаточными».

В деле Роман Мирошниченко против Украины,

Европейский Суд по правам человека (Пятая секция), заседая Палатой в составе судей:

П. Лоренцен, председатель,

Р. Марусте,                                      К. Юнгвирт,

Р. Ягер,                                              И. Берро-Лефевр,

M. Лазарова-Трайковска,               С. Шевчук, ad hoc судья,

и К. Вестердик, секретарь секции,

После обсуждения за закрытыми дверями 27 января 2009, провозглашает следующее решение, которое было принято в указанный выше день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было открыто по заявлению (№ 34211/04) против Украины, поданному в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») украинским гражданином г-ном Романом Григорьевичем Мирошниченко (далее — «заявитель») 15 сентября 2004 года.

2. Заявителя, которому была предоставлена оплата правовой помощи, представлял г-н А. Бущенко, адвокат, практикующий в Харькове. Украинское правительство (далее — «Правительство») представлял его уполномоченный г-н Ю. Зайцев.

3. Заявитель жаловался, в частности, на чрезмерную продолжительность его содержания под стражей.

4. 3 апреля 2007 года Суд признал заявление частично неприемлемым и решил уведомить Правительство о жалобах, касающихся статьи 5 §§3, 4 и 5. Суд также решил рассмотреть заявление по суще­ству одновременно с рассмотрением его приемлемости (статья 29 §3).

ФАКТЫ

I. КОНКРЕТНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель родился в 1980 году и живет в Павлограде.

6. Обстоятельства дела, представленные сторонами, можно кратко изложить следующим образом.

7. 17 ноября 2000 года в отношении заявителя и некоего г-на В. Г. было возбуждено уголовное дело по подозрению в разбое. В тот же день заявитель был задержан и доставлен в милицию.

8. 20 ноября 2000 года заявителю было официально предъявлено обвинение в совершении разбоя. В тот же день было принято решение о заключении заявителя под стражу на основании, в частности, серьезности предъявленных ему обвинений. Затем заявителю было предъявлено несколько дополнительных обвинений в разбое и краже, совершенных им в одиночку и в сообщничестве с неким г-ном М.

9. 3 июля 2002 г. Павлоградский городской суд (далее — «город­ской суд») осудил заявителя за совершение нескольких эпизодов разбоя и кражи, и приговорил его к пяти годам лишения свободы.

10. Заявитель подал апелляцию. 6 декабря 2002 года Днепропетровский апелляционный суд («апелляционный суд») отменил решение от 3 июля 2002 года, установив, что приговор не был основан на достаточных доказательствах. Апелляционный суд постановил, что должно быть проведено дальнейшее досудебное расследование. Суд также постановил, не указав каких-либо причин, продлить содержание заявителя под стражей на время дополнительного расследования.

11. В неустановленный день обвинение передало дело заявителя в городской суд для нового судебного разбирательства.

12. 6 мая 2003 года городской суд в ходе предварительного заседания в отсутствие заявителя постановил, что собранных доказательств не достаточно, и что инструкции апелляционного суда не были выполнены. Дело было передано для нового досудебного расследования. Суд также постановил, что заявитель должен оставаться под стражей, не указав, однако, причин этого решения. Прокурор подал возражение против решения о передаче дела для дополнительного расследования.

13. 4 июля 2003 года апелляционный суд отменил решение от 6 мая 2003 года и передал дело в городской суд для разбирательства. Апелляционный суд также постановил, без указания причин, что заявитель должен оставаться под стражей.

14. 1 апреля 2004 года городской суд осудил заявителя за кражу и разбой, и приговорил его к пяти годам лишения свободы за вычетом времени, проведенного под стражей.

15. Это решение было оставлено в силе апелляционным судом 9 июня 2004 года и Верховным судом 17 марта 2005 года.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

16. Соответствующие положения Уголовно-процессуального кодекса приведены в решении от 5 апреля 2005 года по делу Невмержицкий против Украины (№ 54825/00, §54, ECHR 2005-II (выдержки)).

ПРАВО

I. УТВЕРЖДАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

17. В своем первоначальном письме в Суд от 15 сентября 2004 года заявитель жаловался, не ссылаясь на какие-либо положения Конвенции, что продолжительность его предварительного заключения была чрезмерной. 10 ноября 2004 года он подал официальное заявление в Суд, ссылаясь на статью 5 §3 Конвенции в связи с указанной выше жалобой. Кроме того, заявитель жаловался, в соответствии со статьей 5 §4, что он не имел каких-либо эффективных средств правовой защиты, с помощью которых он мог бы оспорить законность своего содержания под стражей, и, в соответствии со статьей 5 §5 Конвенции, что он не имел права на компенсацию за заявленное нарушение его прав согласно статье 5 Конвенции. Указанные положения Конвенции в той мере, насколько это уместно, гласят:

«Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подо­зрению в совершении правонарушения, либо в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после совершения правонарушения;

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом (с) пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию».

A. Приемлемость

1. Аргументы сторон

18. Правительство утверждает, что заявитель нарушил шестимесячный срок, предусмотренный статьей 35 §1 Конвенции. Оно утверждает, что первый приговор по делу заявителя от 3 июля 2002 года превратил его «предварительное заключение», которое началось 17 ноября 2000 года, в содержание под стражей после осуждения. Таким образом, шестимесячный срок для подачи жалобы в связи с этим периодом содержания под стражей начал течь в этот день и истек 3 января 2003 года. 6 декабря 2002 года, после того, как решение от 3 июля 2002 года было отменено, начался новый период досудебного содержания под стражей, который продолжался до вторичного осуждения заявителя 1 апреля 2004 года. Шестимесячный срок для подачи жалобы согласно Конвенции в связи с этим периодом содержания под стражей, следовательно, истек 1 октября 2004 года. В то же время, Правительство отметило, что впервые статья 5 Конвенции была упомянута заявителем только в его заявлении от 10 ноября 2004 года. Таким образом, по их мнению, его жалоба в соответствии с этим положением была подана с опозданием. Правительство также заявляет, что в любом случае заявитель не может утверждать, что он является жертвой нарушения статьи 5 §5 Конвенции, поскольку его содержание под стражей не противоречило положениям статьи 5.

19. Заявитель частично не согласился. Он уточнил, что его жалобы в соответствии со статьей 5 относились только к периоду между отменой первоначального приговора 6 декабря 2002 года и вынесением второго приговора 1 апреля 2004 года. Далее заявитель утверждает, что впервые он проинформировал суд о своем намерении подать заявление 15 сентября 2004 года, то есть в течение шести месяцев по­сле прекращения его содержания под стражей.

20. Заявитель далее утверждает, что его содержание под стражей в течение этого периода противоречило требованиям статьи 5 §§3 и 4 Конвенции. Он может, таким образом, утверждать, что стал жерт­вой нарушения статьи 5 §5, так как не для него не существовало какой-либо процедуры взыскания компенсации за его содержание под стражей.

2. Оценка Суда

a. Статья 5 §3

21. Суд повторяет, что в соответствии со статьей 35 §1 Конвенции, он может рассматривать вопрос только «в течение шести месяцев с даты принятия окончательного решения». Шестимесячный срок, как правило, прерывается первым письмом заявителя, сообщающим о намерении подать заявление и дающим определенное представление о характере жалоб. Что касается жалоб, не включенных в первоначальное сообщение, шестимесячный срок не прерывается до даты жалобы впервые не представлена суду (см. Божиновский против бывшей Югославской Республики Македонии (решение по приемлемости), № 68368/01, 1 февраля 2005 года).

22. Суд отмечает, что, несмотря на то, что заявитель не ссылался на статью 5 Конвенции в своем первом письме от 15 сентября 2004 года, он упоминал, что он содержался под стражей в течение длительного периода времени, в течение которого власти не рассмотрели его дело. По мнению Суда, это заявление может свидетельствовать о намерении заявителя впоследствии подать жалобу по поводу продолжительности его содержания под стражей в соответствии со статьей 5 §3, и прерывает тем самым шестимесячный срок (см. Ткачев против Украины, № 39458/02, §30, 13 декабря 2007 года).

23. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной в значении статьи 35 §3 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Таким образом, она должна быть признана приемлемой.

b. Статьи 5 §§4 и 5

24. Суд отмечает, что впервые заявитель жаловался на невозможность оспорить законность своего содержания под стражей и на отсутствие процедуры обращения с просьбой о компенсации за нарушение его прав в соответствии со статьей 5 Конвенции, в своем заявлении от 10 ноября 2004 года. Что касается общих принципов, изложенных в пункте 22 выше, Суд считает, что жалобы заявителя по статье 5 §§4 и 5 были поданы по истечении шестимесячного срока, предусмотренного статьей 35 §3 Конвенции. Поэтому они должны быть отклонены в связи с тем, что были поданы с опозданием.

B. Существо дела

25. Заявитель заявил о нарушении статьи 5 §3 Конвенции на том основании, что продолжительность его содержания под стражей в период с 6 декабря 2002 года и 1 апреля 2004 года была чрезмерной.

26. Правительство не представило никаких комментариев по существу его жалобы.

27. Суд отмечает, что, хотя заявитель был изначально заключен под стражу 17 ноября 2000 года и оставался в заключении до вынесения первого приговора 3 июля 2002 года, который впоследствии был отменен 6 декабря 2002 года, жалоба по поводу этого периода подана не была. Вместо этого, заявитель жаловался только на продолжительность срока содержания под стражей в период с 6 декабря 2002 года до вынесения второго приговора 1 апреля 2004 года. Этот период длился один год и четыре месяца. Однако при оценке обоснованности этого срока содержания под стражей, Суд будет учитывать основания, на котором основывалось первоначальное постановление о содержании под стражей от 17 ноября 2000 года.

28. С учетом общих принципов, установленных в его практике (см. И. А. против Франции, решение от 23 сентября 1998 года, Доклады о решениях 1998-VII, §102, Лабита против Италии [GC], № 26772/95, §153, ECHR 2000-IV и Иловецкий против Польши, № 27504/95, §61, 4 октября 2001 года), Суд отмечает, что первоначальная санкция от 17 ноября 2000 года о заключении заявителя под стражу была основана на весомом подозрении, что он совершил преступление, по поводу которого ему были предъявлены обвинения (см. пункт 8 выше). Суд признает, что тот факт, что заявитель подозревался в совершении серьезного преступления, возможно, первоначально оправдывал его содержание под стражей. Однако по прошествии определенного времени судебные власти были обязаны привести другие веские основания для дальнейшего содержания под стражей, что не было сделано в данном случае. Кроме того, ни на одной из стадий национальные суды не рассматривали возможность применения каких-либо альтернативных мер пресечения, и, опираясь главным образом на тяжесть обвинения, органы власти продлевали содержание заявителя под стражей на основаниях, которые не могут считаться «соответствующими и достаточными».

29. Вышеизложенных соображений достаточно, чтобы Суд пришел к выводу, что была нарушена статья 5 §3 Конвенции.

II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

30. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения по­следствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Вред

31. Заявитель потребовал выплатить ему 10 000 евро в качестве возмещения нематериального вреда.

32. Правительство заявило, что эта сумма чрезмерна и необоснованна.

33. Суд отмечает, что заявитель должен был испытывать душевные страдания и тревогу в связи с решением национальных органов о содержании его под стражей без достаточных оснований. Таким образом, он понес нематериальный вред, который не может быть справедливо возмещен одним только признанием нарушения. Решая на основе справедливости, Суд присуждает заявителю возмещение нематериального вреда в размере 1000 евро (см. Ткачев, упомянутое выше, §61).

B. Расходы и издержки

34. Заявитель также потребовал выплатить ему 1000 евро в каче­стве возмещения судебных издержек.

35. Правительство заявило, что эта претензия необоснованна, так как заявитель не представил необходимых подтверждающих документов.

36. В соответствии с практикой Суда заявитель имеет право на возмещение издержек и расходов только постольку, поскольку доказано, что они были действительно и неизбежно затрачены и разумны по размеру. В данном случае Суд отмечает, что заявитель получил оплату правовой помощи на сумму 850 евро, и что он не представил никаких документов, подтверждающих его претензии. На основании имеющейся в его распоряжении информации и вышеупомянутых критериев, Суд отвергает претензии в отношении издержек и расходов.

C. Пеня

37. Суд считает уместным, чтобы пеня основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

На основании этого Суд единогласно

1. Признает жалобу в отношении чрезмерной продолжительно­сти содержания под стражей приемлемой, а остальные — неприемлемыми;

2. Постановляет, что была нарушена статья 5 §3 Конвенции;

3. Постановляет:

a) что государство-ответчик должно в качестве возмещения нематериального вреда выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда судебное решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 §2 Конвенции, 1000 (одну тысячу) евро с добавлением любого возможного налога на эту сумму в переводе в национальную валюту Украины по курсу, дей­ствующему на день выплаты;

b) что с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев и до выплаты на вышеуказанную сумму должна начисляться пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского Цент­рального Банка в этот период с добавлением трех процентных пунктов;

4. Отклоняет остальные требования заявителя относительно возмещения.

Составлено на английском языке и объявлено письменно 19 февраля 2009 года в соответствии с правилом 77 §§2 и 3 Регламента Суда.

 

П. Лоренцен

К. Вестердик

председатель

секретарь

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори