пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200913
15.05.2009
джерело: hro1.org

Финал «дела об обыске» и некоторые уроки этого дела. Заявление «Мемориала»

   

6 мая санкт-петербургский городской суд подтвердил решение Дзержинского районного суда о незаконности обыска, проведенного 4 декабря прошлого года в Научно-информационном центре «Мемориал» в Санкт-Петербурге. Вечером того же дня представители НИЦ «Мемориал», — адвокат Иван Павлов, директор Центра Ирина Флиге и член Совета учредителей Татьяна Косинова, — в присутствии независимых наблюдателей, председателя организации «Гражданский контроль» Бориса Пустынцева и представителя Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Светланы Екимовой забрали из районной прокуратуры незаконно изъятые ею в Центре материалы, в том числе двенадцать жестких дисков, вынутых на обыске из компьютеров «Мемориала».

В момент изъятия на этих дисках размещались базы данных, содержавшие результаты двадцатилетней исследовательской работы Центра по истории политического террора советского периода.

Процедура возврата была оформлена протоколом, составленным представителями НИЦ «Мемориал» и завизированным независимыми наблюдателями. Все возвращенные материалы были упакованы в коробки, опечатанные печатями «Мемориала», и доставлены в Центр.

13 мая независимые технические специалисты, в присутствии представителей общественности провели экспертизу жестких дисков на предмет их работоспособности и сохранности записанной на них информации. Все диски оказались работоспособными, выборочная проверка информации подтвердила ее сохранность.

В акте экспертизы отмечено, что следы подключения с целью считывания информации отсутствуют, за исключением единственного диска, на котором прослеживается неудачная попытка подключения в ночь с 4 на 5 декабря. Похоже, что все это время диски просто провалялись в прокуратуре и их содержимым никто не интересовался.

В течение пяти месяцев, прошедших со времени обыска, прошло в общей сложности четыре судебных процесса, на которых НИЦ «Мемориал» требовал признания обыска незаконным и возвращения изъятых у него материалов. Еще в марте прокуратура заявила о готовности вернуть изъятое «за ненадобностью»; теперь она была вынуждена сделать это по решению суда.

Конечно, возвращение имущества не компенсировало ущерб, нанесенный работе Центра: в результате налета была выведена из строя почти вся оргтехника, а большие массивы массивов научно-справочной информации, размещенные на изъятых дисках, в течение пяти месяцев были недоступны.

Кроме того, остался открытым вопрос о моральном ущербе, причиненном нашей организации: абсурдное подозрение следователя М.Г.Калганова о причастности «Мемориала» к финансированию правоэкстремистских публикаций, публично повторенное на заседании ОБСЕ полномочным представителем России, не опровергнуто в судебном заседании - суд отказался рассматривать этот вопрос по существу. Общество «Мемориал» намерено осуществить дальнейшие действия по защите своего доброго имени.

И все-таки: права организации восстановлены, ее имущество возвращено. Мы полагаем, что этот результат не был бы достигнут, если бы не волна протестов и солидарности, поднявшаяся в мире и в России сразу после полицейского рейда 4 декабря. «Мемориал» искренне благодарит российскую и зарубежную научную общественность, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и регионального Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, правозащитные структуры Совета Европы, демократические общественные и политические организации России, отечественные и зарубежные средства массовой информации (в частности и в особенности – информационно-аналитические сайты Полит.Ру  и Права человека в России), зарубежных политиков и многих других за поддержку.

«Мемориал» обращает внимание общественности на то, что из «дела об обыске» можно извлечь некоторые выводы.

Первое. Вопреки расхожим мнениям, неправительственные организации в России в отдельных случаях могут добиться защиты своих прав в суде, если приложат к этому достаточно усилий и проявят настойчивость.

Такая победа дается недешево; в данном случае, за нее пришлось заплатить временем и силами сотрудников «Мемориала», вынужденных в течение пяти месяцев постоянно отвлекаться от своей основной работы ради отстаивания прав и доброго имени организации.

Второе. Кампании общественной солидарности имеют не только символическое протестное значение. Они могут приносить практические результаты.

Третье. По-видимому, в современных условиях полное торжество закона и справедливости мало реально, если это серьезно затрагивает ведомственные интересы. В «деле об обыске» это выразилось в том, что суд отказался рассматривать вопрос о незаконности самого постановления об обыске в силу его полной необоснованности, ограничившись указанием на то, что решение о производстве обыска является исключительной прерогативой следователя.

Тем самым суд фактически утвердил право следственных органов принимать такого рода произвольные решения, ущемляющие права юридических лиц, не опасаясь последующей судебной проверки. Общество «Мемориал» полагает, что подобная практика антиконституционна.

Четвертое. В ходе судебного следствия выяснилось, что правоохранительные органы (во всяком случае, Центр по противодействию экстремизму Главного Управления МВД России по Северо-Западному федеральному округу) рассматривали «Мемориал» как «экстремистскую» организацию, за офисом которой было даже сочтено необходимым установить «оперативное наблюдение», т.е. попросту наружную слежку.

Наши попытки выяснить причины, по которым наш Научно-информационный Центр в Петербурге стал объектом оперативно-розыскной деятельности, остаются пока безуспешными. В ЦПЭ ГУ МВД по СЗФО отвечать на наш запрос по существу отказались, ссылаясь на то, что закон запрещает раскрывать тайну оперативно-розыскной деятельности.

Однако, сам факт сосредоточения усилий по «борьбе с экстремизмом» на организациях, подобных «Мемориалу», проливает определенный свет на причины того, почему реальная экстремистская активность в Петербурге, да и во всей стране, растет, а раскрываемость преступлений, совершаемых на почве экстремизма, катастрофически мала.

История с установлением наружного наблюдения за исследовательским центром «Мемориала» должна стать еще одним толчком для серьезной общественной дискуссии, в ходе которого будет выработана оценка сегодняшних целей и приоритетов правоохранительных органов и силовых ведомств в «борьбе с экстремизмом». Мы ожидаем, что в такой общественной дискуссии также примут участие заинтересованные государственные службы и ведомства.

Таким образом, «дело об обыске в НИЦ «Мемориал» закончено (по крайней мере, в отношении восстановления нарушенных прав), но определенные аспекты этого дела по-прежнему требуют общественного осмысления.

14.05.2009

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори