пошук  
версія для друку
20.05.2009 | Анди Семотюк

Дело Ивана Демьянюка – испытание нашей приверженности основным ценностям

   

Любой американец, обвиняемый в соучастии в убийстве, то есть обвиняемый в причастности к одному из самых чудовищных преступлений, известных человечеству, должен быть судим американским судом в соответствии с уголовным законодательством США, а если преступление произошло в другом государстве, быть выданным, в соответствии с международной уголовной процедурой, этому государству, чтобы предстать перед судом там. Согласно закону, до вынесения судом обвинительного приговора такой человек должен считаться невиновным. Однако в деле Ивана Демьянюка, этих основополагающие принципы не соблюдались с самого начала.

На самом деле, дело Демьянюка состояло в уголовном обвинении против него, выдвинутом посредством гражданско-правовых процедур – уголовное дело рассматривалось как иммиграционный вопрос. Для этого существовали свои причины.

Такое преследование Демьянюка позволило депортировать его из Соединенных Штатов на основании простейшего критерия, применяемого в иммиграционных делах, а именно продемонстрировав, что он, вероятно, исказил свое прошлое при иммиграции в Соединенные Штаты. В противном случае, следовало доказать его виновность в совершении преступления вне всяких разумных сомнений. Однако теперь, когда дело сделано, утверждается, что он был признан «нацистским военным преступником», когда на самом деле, единственное, что было обнаружено, это то, что он исказил свое прошлое, когда въехал в США в качестве иммигранта.

Тот, кто знает историю операции «Килхол» после Второй мировой войны, когда беженцев из лагерей для перемещенных лиц насильственно репатриировали в бывший Советский Союз, где некоторые из них были убиты, другие отправлены в ссылку, а третьи совершили самоубийство, поймет, почему поступок Демьянюка, исказившего свое прошлое, не обязательно рассматривать в черно-белом цвете и прямо связывать его с нацистскими зверствами, как кое-кто хотел бы заставить нас поверить.

Коротко говоря, это иммиграционное дело должно стать сигналом  тревоги, заставить нас задуматься о том, что этот случай может означать для принципа верховенства права, а также справедливой и сбалансированной судебной системы Соединенных Штатов. Но для того, чтобы действительно осознать значимость того, что произошло в деле Демьянюка, необходимо остановиться на некоторых других важных моментах.

Иван Демьянюк никогда не был нацистом. Нацистами были немцы, и они верили в чистоту арийской расы. У них не было времени для простых славян, таких как Демьянюк, или представителей других рас, которые должны были быть либо ликвидированы, либо угнаны в рабство, чтобы работать на благо Третьего рейха. Демьянюк служил в Красной армии, был взят в плен немцами и направлен на работу в лагеря смерти, так что вряд ли можно сказать, что Иван Демьянюк «добровольно вызвался» на эту должность охранника.

Наиболее тревожным аспектом этого дела является, однако, то, что на протяжении более десяти лет те, кто пытался привлечь Ивана Демьянюка к «справедливому суду», утверждают, что он был на самом деле Иваном Грозным – печально известным человеком, который действительно участвовал в уничтожении заключенных в нацистском концентрационном лагере Треблинка. Эти обвинения привели к депортации Демьянюка в Израиль, где многочисленные свидетели безапелляционно опознали его, как Ивана Грозного. После его осуждения израильским судом, и в ходе рассмотрения апелляции Демьянюка, защита нашла свидетелей, которые знали настоящего Ивана Грозного и подписали под присягой заявления, подтверждающие тот факт, что Иван Демьянюк не был Иваном Грозным. Среди этих заявлений, согласно утверждению защиты, были и показания подруги реального Ивана Грозного, которая определенно заявила, что Демьянюк не причастен к преступлениям, в которых обвиняется.

Сила этих свидетельств, а также возобновление рассмотрения дела Демьянюка в Соединенных Штатах Шестым окружным апелляционным судом США, в то время как израильская апелляция еще не была рассмотрена, заставили израильский апелляционный суд прийти к выводу, что судебное разбирательство было проведено неправильно, что Демьянюк невиновен в этих преступлениях, и ему было позволено вернуться в Соединенные Штаты. Американское гражданство Демьянюка было восстановлено после того, Федеральный суд США признал, что Управление специальных расследований совершило процедурную ошибку, не предъявив защите доказательства невиновности, что предотвратило бы депортацию Демьянюка в Израиль.

После более чем десяти лет утверждений, что Демьянюк находился в этом лагере и является Иваном Грозным, обвинение теперь утверждает, что Демьянюк был не там, а в другом нацистском лагере смерти, где он был соучастником убийства не менее 29000 жертв! Где были доказательства относительно этих 29000 жертв, когда его судили в Израиле? Как будто бы он мог скрывать свое участие в убийстве 29000 заключенных лагеря с момента окончания Второй мировой войны, то есть в течение почти 65 лет, в том числе в последние 30 лет, когда он стал мишенью тянущейся изо дня в день кампании по обвинению его в различных нацистских зверствах.

По иронии судьбы, несколько лет тому назад в Германии был принят закон, устанавливающий срок давности по обвинению немецких военных преступников. Таким образом, немцы, в первую очередь ответственные за лагеря смерти, не могут подвергаться судебному преследованию, а люди из других стран, такие как Демьянюк, могут!

В этом случае меня больше всего беспокоит молчание лиц и организаций, якобы защищающих права человека, и их нежелание выступить в поддержку Демьянюка. Например, я был членом Американского союза гражданских свобод, организации, занимающейся защитой гражданских свобод американцев, в том числе защитой процессуальных прав личности. Я попросил их конкретно выступить по делу Демьянюка, но ответом мне было молчание.

Я очень хорошо понимаю, что защищать обвиняемых в принадлежности к нацистам – сложная задача в нашем обществе, но не в таких ли обстоятельствах раскрывается наша подлинная приверженность нашим убеждениям?

Иван Демьянюк, возможно, не был святым. Однако мы не занимаемся оценкой его внутренних качеств. Давайте помнить о том, что лишь очень немногим из нас нечего скрывать относительно своего поведения во время Второй мировой войны. Давайте вспомним ковровые бомбардировки союзниками Дрездена и Гамбурга, которые многие считают военными преступлениями. Давайте не забывать о роли, которую сыграли Италия и Япония как союзники нацистской Германии. Давайте не будем забывать о том, что Советский Союз подписал пакт Молотова-Риббентропа, что позволило Гитлеру захватить Польшу и поделить ее со Сталиным. Давайте вспомним сотрудничество вишистской Франции. Давайте рассмотрим роль 150000 еврейских солдат в немецкой армии, в том числе как минимум десятка высокопоставленных офицеров еврейского происхождения, а также ту роль, которую играли еврейские рабочие-заключенные, полиция и еврейские советы во время войны. Давайте помнить о том, что именно немецкие офицеры руководили лагерями смерти нацистской Германии, а не украинцы, такие как Демьянюк. В то время как мир игнорирует такие случаи нацистского сотрудничества, он молчаливо смотрит, как обвинители стремятся сделать Демьянюка козлом отпущения.

Почему?

Суть дела вовсе не в том, что Демьянюк был охранником в лагере. Это видно из того факта, что он обвиняется в причастности к 29000 смертей, но не обвиняется ни в одном убийстве. Разве это не странно? Это происходит потому, что нет никаких доказательств, что он кого-либо убил. Это – обвинение в соучастии. Оно основано на убеждении, что каждый, кто был охранником в нацистском лагере, лишь на этом основании виновен в совершении военных преступлений. Не делается никаких скидок на то, что такие охранники могли работать не по собственной воле, а вынуждены были делать это из-за угрозы их семьям или из-за иных обстоятельств. Простого присутствия было достаточно. В этом смысле дело Демьянюка почти полностью можно считать западной кампанией, призванной оживить память о Холокосте, а сопутствующий ущерб людям, таким как Демьянюк и другие, считается незначительным или даже, в некоторой мере, заслуженным. Это – судебное шоу, проводимое по шаблону, применявшемся когда-то в бывшем Советском Союзе и нацистской Германии. Те, кто пытается осуждать злодеяния тех режимов, и те, кто заявляет о своей приверженности принципам верховенства права, обязаны встать на защиту Демьянюка.

Я имею очень мало общего с Патриком Бьюкененом, но он – единственный из видных американских комментаторов, кто высказал свое мнение по поводу этой охоты на ведьм, и я уважаю его за это. Но где же все остальные? Похоже, они не обеспокоены тем, что дело Демьянюка свидетельствует о том, что американский суд может быть политизирован, и может подчиняться давлению извне. Похоже, они готовы согласиться с тем, что Америка не всегда сбалансирована и справедлива, и не всегда готова защищать права своих граждан и принципы верховенства права.

 

Перевод с английского Харьковской правозащитной группы

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори