пошук  
версія для друку
26.05.2009

Станкевич Иван Чеславович против Украины

   

Европейский суд по правам человека

пятая секция

Иван Чеславович Станкевич против Украины

(Заявление № 48814/07)

Решение

Страсбург
26 мая 2009 года

В деле Иван Чеславович Станкевич против Украины,

Европейский Суд по правам человека (Пятая секция), заседая Палатой в составе судей:

П. Лоренцен, председатель,

K. Юнгвирт,                                     Р. Ягер,

М. Виллигер                                     И. Берро-Лефевр,

З. Каладжиева,                                 С. Шевчук, ad hoc судья,

и К. Вестердик, секретарь секции,

Рассмотрев вышеуказанное заявление, поданное 10 ноября 2007 года, приняв во внимание временные меры, указанные Правительству-ответчику согласно правилу 39 Регламента Суда, учитывая замечания, представленные Правительством-ответчиком и замечания, представленные в ответ представителем заявителя, рассмотрев дело, принимает следующее решение:

ФАКТЫ

Заявитель, Иван Чеславович Станкевич, гражданин Беларуси, 1970 года рождения. Заявитель умер 21 августа 2008 года, и его брат выразил намерение поддержать заявление. Заявитель представлял в Суде г-н А. Бущенко, юрист, практикующий в г. Харькове. Украин­ское правительство (далее — «Правительство») представлял его уполномоченный г-н Ю. Зайцев, из Министерства юстиции.

4 июня 2007 года прокуратура Республики Беларусь направила в Генеральную прокуратуру Украины («Генпрокуратура Украины») ходатайство, требуя экстрадиции заявителя, который подозревался в контрабанде и незаконной предпринимательской деятельности и который, по имеющейся у них информации, находился в Украине.

6 июля 2007 года заявитель был задержан украинской милицией.

9 июля 2007 года Гагаринский районный суд г. Севастополя принял решение о заключении заявителя под стражу сроком на 40 дней. 8 августа 2007 года Севастопольский городской апелляционный суд оставил в силе решение от 9июля 2007 года.

14 августа 2007 года Гагаринский районный суд г. Севастополя принял решение о дальнейшем содержании заявителя под стражей в ожидании экстрадиции без какого-либо установленного срока. 12 сентября 2007 года Севастопольский городской апелляционный суд оставил в силе решение суда первой инстанции.

28 августа 2007 года Генпрокуратура Украины приняла решение об экстрадиции заявителя в Республику Беларусь.

Письмом от того же числа заявитель был проинформирован, что он может оспорить в компетентный национальный суд решение о его экстрадиции. На этом основании милиции было дано указание не исполнять решение об экстрадиции в течение 10 дней.

В сентябре 2007 года Генпрокуратура Украины проинформировала белорусскую сторону о приостановлении процесса экстрадиции ввиду временной меры, указанной Судом.

28 января 2008 года адвокат заявителя подал ходатайство об освобождении заявителя в Гагаринский районный суд г. Севастополя.

10 апреля 2008 года районный суд отклонил это ходатайство на том основании, что заявитель был арестован в соответствие с международным и национальным законодательствами, Генеральная прокуратура приняла решение об экстрадиции заявителя и экстрадиция была приостановлена по требованию Европейского Суда по правам человека.

19 мая 2008 Севастопольский апелляционный суд оставил в силе решение суда первой инстанции.

21 августа 2008 года заявитель умер.

ЖАЛОБЫ

Заявитель жалуется на то, что в случае его экстрадиции в Беларусь существует риск подвергнуться пыткам и несправедливому судебному разбирательству, что противоречит статьям 3 и 6 Конвенции, и что он не имеет средств правовой защиты в отношении этих жалоб, как того требует статья 13 Конвенции. Он жалуется на то, что его содержание под стражей нарушало статью 5 §§1 и 4 Конвенции и что он не имел возможности получит компенсацию, как того требует статья 5 §5 Конвенции.

ПРАВО

Заявитель умер 21 августа 2008 года. 15 сентября 2008 года брат заявителя уведомил Суд о своем желании поддержать заявление.

Правительство оставило вопрос о locus standi брата заявителя на усмотрение Суда. Оно отметило, тем не менее, что вследствие смерти заявителя его жалобы на статьи 3 и 6 являются чисто гипотетическими и должны быть оставлены без рассмотрения. Правительство также утверждает, что средства правовой защиты для оспаривания экстрадиции были эффективными.

Брат заявителя считает, что смерть потерпевшего не является основанием для вывода о том, что заявитель утратил свой статус жертвы в соответствии с Конвенцией. Он также отмечает, что он обладал locus standi в процедуре.

В отношении жалоб по статьям 3, 6 и 13 Конвенции Суд отмечает, что жалобы на угрозу нарушения прав по Конвенции в случае экстрадиции тесно и прямо связаны с наличием и сохранением личного риска. Когда такой риск исчезает, утрачивается небезосновательное требование в соответствии со статями 3 и 6 Конвенции (см. mutatis mutandis, Светлорусов против Украины, 2929/05, §§37–38, 12 марта 2009).

Суд отмечает, что смерть заявителя положила конец процессу его экстрадиции, и Суд не считает необходимым дальнейшее рассмотрение жалоб заявителя с точки зрения статьи 3 и 6 Конвенции. В отсутствие других спорных требований в отношении вышеуказанных статей Суд не считает необходимым рассматривать эффективность средств национальной защиты, как того требует статья 13, по его жалобам. Суд считает, что эта часть жалобы должна быть исключена из рассмотрения, как предусматривает статья 37 §1 Конвенции.

В отношении жалобы заявителя по статье 5 Конвенции Суд отмечает, что в некоторых делах, когда заявитель умер после подачи заявления, Суд принимал во внимание намерение наследника заявителя или близких членов его или ее семьи продолжать процедуру. В этой связи Суд рассматривал, является ли лицо, желающее продолжить процедуру, близким родственником заявителя. Кроме того, в каче­стве второго критерия, Суд рассматривал, могут ли переходить права, о которых идет речь. Однако вопрос о том, могут ли права перейти к лицу, которое намеревается поддержать заявление, не всегда является решающим критерием. С одной стороны Суд решал, что определенные права, гарантированные статьями Articles 2, 3, 5, 8, 9 и 14, были исключительно личным и непередаваемыми по своей природе (see Vaari v. Estonia (dec), №. 8702/04, 8 июля 2008, с дальнейшими ссылками). С другой стороны, Суд полагает, что дела в отношении прав человека в Суде, как правило, имеют также моральный аспект и лицо, близкое заявителю, может иметь законный интерес в том, чтобы правосудие свершилось даже после смерти заявителя (см. mutatis mutandis, Lukanov v. Bulgaria, 20 марта 1997, §35, Reports of Judgments and Decisions 1997-11; Pisarkiewicz v. Poland, № 18967/02, §§30–33, 22 января 2008; и Horvathova v. Slovakia, № 74456/01, §25–27, 17 мая 2005).

Возвращаясь к данному делу, Суд отмечает вначале, что г-н В. Станкевич намеревается поддерживать данное дело в отношении заявленных нарушений прав его брата, первоначального заявителя. Таким образом, первое условие близкого родства выполняется. Однако дело касается вопросов, подпадающих под действие статьи 5 Конвенции, которые так тесно связаны с личностью первоначального заявителя, что они не могут быть признаны передаваемыми. Следовательно, Суд решает, что брат заявителя не имеет законного интереса поддерживать заявление.

Таким образом, напоминая, что качество украинского закона о лишении свободы с целью экстрадиции уже было рассмотрено Судом в нескольких делах против Украины (см. Солдатенко против Украины, вышеупомянутое, §§109–114 и 125–127, и Svetlorusov v. Ukraine, вышеупомянутое, §§47–49 и 57–59) и считая, что в данном деле нет общего интереса, который бы делал необходимым продолжение рассмотрения данных жалоб, Суд находит, что условия, при которых дело может быть изъято из реестра, предусмотренные статье 37§1, выполнены.

На основании этого Суд единогласно

Решает изъять жалобу из реестра дел.

 

П. Лоренцен

К. Вестердик

председатель

секретарь

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори