пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200919
08.07.2009 | Олег Перетяка

Пролетая над гнездом психушки - Луганский рецидив карательной психиатрии

   

«Ты можешь только побеждать раз за разом, пока держат ноги, а потом твое место займет кто-то другой».

Из романа К. Кизи «Пролетая над гнездом кукушки».

Известно, что репрессивная психиатрия как явление возникла лишь тогда, когда появились специальные лечебные учреждения для психически больных людей. Этот феномен всегда существовал и продолжает существовать практически во всех странах. Так как категория «психического здоровья» не имеет четких клинических критериев, довольно неопределенная и размытая, то это дает возможность для злоупотреблений на этой почве. Особенно часто психиатрию как орудие наказания можно наблюдать там, где местная власть рассматривает отдельных граждан как помеху в достижении своих корыстных целей, где есть «консенсус» между правоохранительными органами и администрацией психиатрической службы. Если в советское время понятие карательной медицины чаще связывалось с государственным диссидентством (от латинского слова dissidens — несогласный), то в настоящее время это явление все больше приобретает форму борьбы с инакомыслием.

Как избавиться от неугодных?

Сейчас «несогласных» в рамках репрессивной психиатрии переквалифицировали в «инакомыслящих», т.е. лиц, которые открыто отстаивают свои суждения в сфере морали или общественной мысли в обществе или коллективе. Естественно, что без участия самих психиатров карательная психиатрия невозможна. Методы, используемые ими, могут быть довольно разнообразными: лишение дееспособности или ущемление прав на основании ложного диагноза, установление принудительного медицинского наблюдения, госпитализация психически здоровых (или не здоровых, но не требующих госпитализации) людей, то есть использование клиник как мест заключения, применение к здоровым людям медицинских процедур.

Такой небольшой экскурс в проблему злоупотреблений в сфере психиатрии нами выбран не случайно. Оказывается, что с данным явлением можно столкнуться не где-то на задворках цивилизации, но и у нас в Луганской области. В Департамент защиты прав пациентов Луганской области, который располагается в областном центре (ул. Дзержинского, 35, оф.209-а), обратился гражданин Н., проживающий в Северодонецке. Он представил ряд документов, которые подтверждают, что к нему были применены методы, используемые в репрессивной психиатрии.

Как рассказал гражданин Н., работая на железной дороге в 90-х годах прошлого века, был неоднократным свидетелем злоупотреблений в своем коллективе, поэтому пытался обратить внимание на них руководства предприятия и правоохранительных органов. Не находя поддержки на местном уровне, он стал обращаться в Генеральную Прокуратуру Украины, к Президенту Л. Кучме с заявлениями о нежелании правоохранительных органов реагировать на сигналы о злоупотреблениях должностных лиц. Не зная, как остановить кверулянта и заставить его замолчать, прокурор г. Северодонецка С. Джунь направляет главному врачу города Е.Маслову письмо («исключительно для служебного пользования») для определения, не носит ли письменная продукция, т.е. обращения в официальные органы, болезненный характер, а сам автор не страдает ли каким-либо психическим заболеванием. Последней каплей терпения местного прокурора стала жалоба гражданина Н. от 17.03.2000 г. на отказ в возбуждении уголовного дела в отношении ряда должностных лиц, требование об исполнении постановления Северодонецкого горсуда о проведении надлежащей проверки по его жалобе.

Северодонецкая медицина на обращение прокурора отреагировала мгновенно. 19 марта 2000 г. по направлению городского психиатра Н.Макогоненко врачебной бригадой скорой медицинской помощи с двумя сотрудниками милиции гражданин Н. был доставлен в местное психоневрологическое отделение с диагнозом: «Шизофрения, обострение». В сопроводительных медицинских документах какого-либо обоснования данного диагноза не было. Обращаем внимание наших читателей, что ранее гражданин Н. под наблюдением психиатров не состоял, у них не лечился, никакой агрессии в отношении себя или окружающих не проявлял, от госпитализации отказывался. Нозологический диагноз был выставлен уже на догоспитальном этапе лишь на основании «анамнеза» и письменной «продукции» пациента.

Презумпция психического здоровья

Понимая, что такая незаконная госпитализация в психиатрический стационар может нести негативные правовые последствия, заведующий отделением Н.Макогоненко «на завтра» назначает консилиум врачей. 21.03.2000 г. пациент Н. был проконсультирован на кафедре психиатрии Луганского медуниверситета ассистентом А.Линевым, который выявил хроническое психическое заболевание и рекомендовал госпитализацию. Несмотря на устный отказ от госпитализации со стороны пациента, комиссия из 3 психиатров принимает решение о принудительной госпитализации с целью «предупреждения со стороны больного социально-опасных действий, вероятность которых была выявлена (прокурором – авт.) в его письмах угрожающего содержания, адресованных разным инстанциям». Об исполнении прокурорской «просьбы» уже через день поспешил сообщить в городскую прокуратуру главный психиатр г. Северодонецка Н.Макогоненко.

Хотя гражданин Н. никаких жалоб на здоровье врачам не предъявлял, постоянно настаивал на своей выписке, предупреждая психиатров о незаконности их действий, в Луганской областной психоневрологической больнице его принудительно лечили почти полгода. За все время нахождения больного в стационаре каких-либо нарушений поведения, признаков острого психического заболевания психиатры не фиксировали. При этом консилиум врачей ежемесячно составлял акты о неотложной госпитализации, где подтверждал, что больной «страдает психическим заболеванием в форме шизофрения, непрерывно-прогредиентная, параноидная форма, бредовой вариант, подлежит неотложной госпитализации, агрессивные проявления в отношении окружающих».

Пока пациента лечили от «агрессивных проявлений», его «задним числом» уволили с работы по состоянию здоровья, установили 2-ю группу инвалидности, без его заявления назначили пенсию. В сентябре 2000 г. по просьбе гражданина Н. его выписали из Луганской областной психоневрологической больницы для продолжения лечения по месту жительства. Однако пациента почему-то перевели не в психоневрологическое отделение г. Северодонецка, а госпитализировали в Сватовскую областную психиатрическую больницу, где он еще «пролечился» до декабря 2000 г. При выписке из стационара больного предупредили, что в случае повторных обращений и жалоб в различные инстанции, он будет вновь госпитализирован.

Хотя гражданин Н. не нуждался в проявленной «заботе» о его здоровье со стороны городской прокуратуры и психиатров, последние весной 2001 г. стали рекомендовать ему пройти очередное освидетельствование в психиатрическом отделении. Целью такой «заботы», видимо, было желание врачей продлить срок инвалидности и лишить через суд пациента дееспособности, чтобы он не мог в дальнейшем отстаивать свои права. Хотя гражданин Н. письменно обращался к психиатрам, чтобы те не отправляли его документы на МСЭК, т.к. не считал себя больным и в назначении пенсии не нуждался, врачи фиктивно, «по бумагам» провели очередную «госпитализацию» уже без пациента. Попытка через суд признать Н. недееспособным оказалась безрезультатной.

Тогда Н. обратился к врачам с просьбой ознакомить его со своей медицинской документацией. Хотя пациент на это имел полное законное право, врачи решили ограничить его доступ к медицинской информации, сославшись на то, что данная информация может принести вред здоровью их пациента, а законного представителя последний на то время не имел. Что скрывали тогда и продолжают скрывать до настоящего времени в больничных «историях» психиатры, остается лишь догадываться.

По истечении назначенного срока инвалидности пациент отказался участвовать в очередном освидетельствовании и начал судебную тяжбу против четырех (!) главных врачей лечебных учреждений, где он находился на стационарном лечении, от которых он не получил информации о своей госпитализации и объяснений о законности их решений. Кроме нанесенного морального ущерба за принудительную госпитализацию в психиатрический стационар гражданин Н. через суд потребовал установления факта «презумпции психического здоровья».

Не лечат, а калечат

Более пяти лет длилось судебное разбирательство. После многочисленных проволочек 13.08.2007 г. Северодонецкий городской суд принял решение о том, что исковые требования гражданина Н. к трем лечебным учреждениям, четырем должностным лицам (главным врачам) о признании их неправомерных действий, об установлении юридического факта «презумпции психического здоровья», о возмещении морального вреда удовлетворить частично. Судом признан лишь моральный вред в размере 2000 грн. (который до настоящего времени так и не выплачен) за неправомерные действия Сватовской областной психиатрической больницы по принудительному помещению и удержанию гражданина Н. в больнице в течение 3 месяцев.

Не удовлетворившись «частичным» решением, Н. оспорил его в вышестоящих судебных инстанциях, но его заявления были отклонены. В своей публикации мы не будем рассматривать логику доказательств и правомочности принятия решений украинскими судами (это уже другая история), остановимся только на медицинском аспекте вопроса. До настоящего времени ни гражданин Н., ни его уполномоченный представитель так и не смогли ознакомиться с историей болезни пациента психиатрических стационаров. Интересно, какую «медицинскую тайну» хранят от гражданина Н. луганские психиатры?

После принудительных госпитализаций уже прошло девять лет, а герой этой публикации с тех пор никакого психиатрического пособия (т.е. лечения) не получает, на психиатрическом учете не состоит, успешно работает на другом предприятии, принимает участие в общественной жизни. Только кто ответит за то, что человека много месяцев по «просьбе» прокурора принудительно «лечили» в психбольнице?

Очевидно, что ни существующая медицинская управленческая вертикаль, ни вертикаль правоохранительных органов, ни судебная система в нашей стране не отстаивает интересов простого человека. Ему приходится чаще всего в одиночку сражаться с несправедливостью всей бюрократической государственной машины, понимая, что на эту неравную борьбу придется потратить немало лет своей жизни, здоровья и многого другого.

По стопам советской «принудиловки»

К сожалению, для луганской психиатрии данный случай не единичный. По имеющимся данным в Департаменте защиты прав пациентов Луганской области, в настоящее время в течение более двух лет незаконно пребывает на «лечении» гражданин Л. Чтобы не обременять себя сыновними обязанностями сын «упрятал» его в Сватовскую областную психиатрическую больницу, сделал себя через противоправное судебное решение опекуном. Теперь пожилой человек, у которого отсутствуют какие-либо показания для пребывания в психиатрическом стационаре, будет там проходить «лечение» до конца своих дней. Об условиях содержания и беспределе, царящими в Сватовской психиатрической больнице, известно давно (http://h.ua/story/452/, http://obozrevatel.com/news/2005/9/2/39618.htm). Даже луганский губернатор на последней коллегии облгосадминистрации высказал свою озабоченность о ситуации в этой лечебнице. Остается лишь посочувствовать ее обитателям.

Мы ранее обращались за разъяснениями о незаконной госпитализации граждан в психиатрические лечебницы к главному психиатру Луганской области Г.Рачкаускасу, которому, кстати, на днях присвоено звание «Заслуженного врача Украины». Однако от принципиального и профессионального разговора он уклонился, переадресовав наши вопросы к своим коллегам, имевшим отношение к описанным случаям.

Очевидно, что традиции советской репрессивной психиатрии сохраняются, действуют и в настоящее время. Закон Украины «О психиатрической помощи» при существующей «закрытости» психиатрических учреждений не может быть реализован в полном объеме. Видимо, нельзя в достаточной мере доверять профессионалам-психиатрам при высокой корпоративности врачебного сословия. Безусловно, для предупреждения аналогичных нарушений прав человека должен быть создан институт независимых специалистов-экспертов, которые смогут непредвзято и профессионально дать оценку возникающих проблем в сфере психиатрии. Тем более, для предотвращения рецидивов репрессивной психиатрии важным представляется формирование общественного контроля за реализацией норм существующего законодательства.

Думаю, что после доступа независимых специалистов к медицинской документации обнаружится еще немало фактов, которые потребуют своей интерпретации в рамках действующего законодательства. Поэтому ставить точку в описанных случаях пока рановато.

Газета «Вечерний Луганск» №25 (441) от 1 июля 2009 года.

Комментарий «ПЛ»: В статье нет важного обстоятельства. Последнее письмо, после которого "героя" материала поместили в психушку, было адресовано (в конце 1999 года) президенту Кучме. В письме были примерно такие слова: "Если Вы дальше так будете руководить страной, то дай вам Бог закончить, как Чаушеску". По моему убеждению, именно это письмо стала последней каплей,  переполнившей чашу терпения. Впрочем, сам клиент (я вел его дело в суде первой инстанции года три, это самое ужасное дело в моей жизни - по особенностям личности клиента), так не считает. Я, кстати, как представитель в суде, смотрел медицинские документы. И потом копии самых важных для разрешения дела документы были приобщены к материалам дела. В том числе это письмо Кучме, письма прокурора к психиатрам с явным указаниям, письмо психиатра о том, что поручение прокуратуры исполнено, копии листов анамнеза с указанием, что "пациент" отказывается от госпитализации или требует его выписать. 

Алексей Светиков

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори