пошук  
версія для друку
20.07.2009 | Богдан Бондаренко, Юлия Ращупкина

Хороша ли предложенная редакция Закона Украины «О доступе к судебным решениям»?

   

5 июня 2009 года в Верховной Раде Украины был зарегистрирован законопроект народного депутата Украины Богдана Губского «про внесення змін та доповнень до Закону України "Про доступ до судових рішень"» . Этим законопроектом предлагается изложить в новой редакции Закон Украины «Про доступ до судових рішень». Основная идея законопроекта – сделать доступными в Едином государственном реестре судебных решений (его название изменится) не только судебные решения, а и исковые заявления, на основании которых принималось это решение.

Необходимость предложенных народным депутатом Украины Богданом Губским изменений обосновывается массовым «черным рейдерством» в Украине. В частности, в пояснительной записке указывается, что по данным УСПП, за последние 2 года атаку рейдеров испытали более трех тысяч предприятий. При этом успешность атаки зависит от непрозрачности судебной системы. Распространен такой прием, когда от суда по почте приходит чистая бумага, а не текст искового заявления. Но сторона считается формально уведомленной о судебном заседании и получившей копию искового заявления. Бороться с этим как раз и предложено путем доступности текстов исковых заявлений.

Курс на повышение прозрачности судебной системы и судопроизводства можно приветствовать. Однако конкретные действия в этом направлении не должны давать обратных результатов либо приводить к формализации процесса. То есть созданию видимости прозрачности. Иначе получается как в поговорке: «Добрыми намерениями устлана дорога в ад…».

 

РАВЕНСТВО СТОРОН

Если идти по пути более полного раскрытия обстоятельств дела, это нужно делать с учетом равенства сторон. Этот принцип предусматривают все процессуальные кодексы. Почему же тогда предлагается сделать доступным документ одной стороны по делу – истца? И насколько эффективно можно использовать размещенную информацию в реестре, если доступны будут документы только одной стороны? Судья же принимает решения изучая и возражения ответчика. Логично было бы, исходя из равенства прав сторон в процессе, предусмотреть размещение в реестре и процессуальных документов ответчика: возражения на иск, возражения на апелляционную или кассационную жалобу.

 

ОБЩАЯ НЕСОГЛАСОВАННОСТЬ

Законопроект явно не учитывает, что в Едином государственном реестре судебных решений размещаются не только решения по гражданским или хозяйственным делам, а и по уголовным и по делам об административных правонарушениях. Что же тогда считать иском? Обвинительное заключение? Протокол об административном правонарушении?

Одна из важнейших несогласованностей – отсутствие баланса между приватностью и прозрачностью правосудия. В цивилизованном мире сейчас есть две модели:

- американская - в американском суде с любым делом в полном объеме может ознакомиться каждый желающий. Публикацией решений и иных документов в правовых системах в США занимаются коммерческие компании, а доступ к информации в сети Интернет платный.

- европейская - французское законодательство запрещает издавать полный текст решений (с фамилиями) и предусматривает жесткую уголовную ответственность за нарушение этого требования. Официально публикуются только решения Кассационного суда Франции (высшая судебная инстанция). Аналогичный подход действует в Испании, Италии и Швейцарии. Аналогична и применяемая в Германии практика – публикация обезличенных судебных актов. Немцы прагматичны: во вводной части решения указываются стороны и им присваиваются псевдонимы. В дальнейшем используются только условные имена, а для публикации достаточно удалить вводную часть.


Если делать доступными материалы дела, то тогда нелогично вычеркивать из них «приватную» информацию. А законопроект Богдана Губского оставляет действующую сейчас практику люстрации судебных решений: «Стаття 7. Відомості, що не можуть бути розголошені в текстах позовних заяв та судових рішень, відкритих для загального доступу

1. У текстах позовних заяв та судових рішень, що відкриті для загального доступу через оприлюднення на офіційному веб-порталі судової влади або офіційне опублікування, не можуть бути розголошені відомості, що дають можливість ідентифікувати фізичну особу. Такі відомості замінюються літерними або цифровими позначеннями.

2. До відомостей, зазначених у частині першій цієї статті, належать:

1) імена (ім’я, по батькові, прізвище) фізичних осіб;

2) адреси місця проживання або перебування фізичних осіб, номери телефонів чи інших засобів зв’язку, адреси електронної пошти, ідентифікаційні номери (коди);

3) реєстраційні номери транспортних засобів;

4) інша інформація, що дає можливість ідентифікувати фізичну особу.»

Какой смысл читать текст иска, если из него будет удаляться практически вся доказательственная информация? Ладно б только имена, адреса и идентификационные коды. А так благодаря пп. 4 п. 2 ст. 7 проекта, из исков будет вычеркиваться мало-мальски вся информация, по которой как-то можно идентифицировать истца или ответчика.

Другой аспект – все это нужно кому-то «вычеркивать». А речь идет о десятках миллионов процессуальных документов и решений судов в год. Это очень немаленький объем работы, который сложно автоматизировать. Фактически нужно делать выбор: или обезличенные судебные решения (ценность – практика как таковая без конкретики) или полный доступ к материалам дела как в США.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОРОЧНОЙ ЛОГИКИ «ПРИВАТНОСТИ»

Что касается тезиса о «приватности», который часто упоминается в связи с реестром. Обращаем внимание правозащитников на то, что во всех видах судебных процессов (гражданском, административном, уголовном, хозяйственном, об административном правонарушении) действует принцип гласности. Он закрепляется п. 2 ст. 9 Закона Украины «Про судоустрій»:«2. Розгляд справ у судах відбувається відкрито, крім випадків, передбачених процесуальним законом. Учасники судового розгляду та інші особи, присутні на відкритому судовому засіданні, мають право робити письмові нотатки.», а также специальными нормами процессуальных кодексов: ст.4-4 Хозяйственно-процессуального кодекса Украины, ст. 6 Гражданско-процессуального кодекса Украины, ст. 12 Кодекса административного судопроизводства Украины, ст. 249 Кодекса об административных правонарушениях Украины, ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса Украины. Исходя из этого, возникает противоречие: если мы заинтересовались судебным процессом и пошли на судебное заседание, мы можем слушать всю персональную информацию при оглашении судом доказательств, прениях по делу и оглашении судебного решения. А вот в реестре мы не имеем права прочитать эту же информацию в судебных решениях!

К сожалению, предложив сделать шаг вперед в деле прозрачности судебной системы, народный депутат не отказался от принципа редактирования персональной информации. Тем самым, сводя на «нет» практически все преимущества от ознакомления с текстами исковых заявлений.

 

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

Размещение в реестре текстов исковых заявлений может оказать негативное влияние на доходность юридической практики. Ведь в реальной жизни встречается очень много «потоковых дел» - то есть дел, когда нарушение прав касается очень многих граждан или юридических лиц. В таких случаях всегда находится «первопроходец», тратящий много сил и времени на прецедентное судебное решение. Размещение же исков таких первопроходцев вынудит юридические фирмы либо оттягивать судебные разбирательства (пока договорами не будут охвачены все потенциальные истцы), либо отказаться от целого ряда потенциально прибыльных, но очень затратных на первоначальном этапе судебных процессов. При этом пострадают как раз люди, которые не имеют средств на оплату дорогостоящих юридических услуг и единственная надежда для них «добиться правды» - инвестиции юридических фирм в будущий успех. Как пример, можно привести объявления по Западной Украине, когда одна команда юристов собирала людей, пострадавших от советско-польской операции «Висла». То, что процесс компенсации утраченного ими имущества и понесенного морального и материального вреда будет долгим и затратным, понятно. Но вот будут ли разрабатываться такие сложные проблемы в будущем, если в Интернете будут доступны наработки юристов-профессионалов?

Те, кто не сталкивался с юридической практикой в «потоковых делах» и не является практикующим в суде юристом, могут посмотреть фильм «Эрин Брокович: красивая и решительная» (Erin Brockovich) с Джулией Робертс в главной роли. Хотя основная тема фильма – оглушительный успех настойчивой многодетной мамы, устроившейся работать секретарем юриста в юридической фирме. В нем очень хорошо показан «потоковый процесс» - взыскание большим количеством бывших работников и людей, проживавших по соседству с филиалами крупной корпорации, одной из наибольших компенсаций вреду здоровью в истории США. Это дело вошло в учебники по экологическому праву, но сначала потребовало очень напряженной, затратной и рискованной работы юридической фирмы.

Конечно, всегда приходится выдерживать баланс между прозрачностью и защитой интеллектуальной собственности. Однако законопроект № 4618 не просто делает исковые заявления доступными для ознакомления, а и явно посягает на сферу правового регулирования Закона Украины «Об авторских и смежных правах». В частности, п. 1 ст. 6 проекта: «Стаття 6. Відтворення та інше використання позовних заяв та судових рішень

1. Кожен має право повністю або частково відтворювати позовні заяви та судові рішення, що проголошені судом прилюдно, у будь-який спосіб, у тому числі через оприлюднення в друкованих виданнях, у засобах масової інформації, створення електронних баз даних позовних заяв та судових рішень.»

Это уже не просто борьба с рейдерством путем возможности ознакомления с текстом искового заявления, а вполне реальное посягательство на авторские права путем санкционирования права воспроизводить в любом виде тексты исковых заявлений (в том числе путем подачи в суд получается?).

 

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕРАЗМЕЩЕНИЕ

Законопроект № 4618 не устраняет главный дефект Закона Украины «О доступе к судебным решениям» - отсутствие эффективных механизмов понуждения к исполнению. Нет смысла устанавливать обязанности по размещению судебных решений и исковых заявлений, если отсутствует политическая воля у судебной системы (желание размещать). А также практически отсутствуют юридические механизмы формирования этой воли (ответственность за неисполнение). По действующему сейчас законодательству отвечать за неисполнение Закона Украины «О доступе к судебным решениям» могут только «стрелочники» – уполномоченные сотрудники аппарата суда. Ответственность нестрогая – протокол по коррупции по п. г) ст. 5 Закона Украины «О борьбе с коррупцией». Да и то, можно аргументировать «объективными причинами» - дефицит техники, специальной подготовки, штата сотрудников. Можно попытаться привлечь к ответственности председателей судов по ст. 10 Закона Украины «О борьбе с коррупцией» - но такой процесс явно «по маслу» не пойдет. Разве что будет политическая воля в центральном руководстве правоохранительных органов и судебной системы (или желание «подкопаться» к неугодному председателю суда).

Почему депутат думает, что если нормы процессуальных кодексов о рассылке копий исковых заявлений и определений о назначении дела к слушанью не исполняются при рейдерских захватах, то норма о размещении текстов исковых заявлений в Интернете будет выполняться?

 

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ: законопроект содержит хорошую идею по эволюционному развитию Единого государственного реестра судебных решений и повышению прозрачности судебной системы. Однако явно нуждается в проработке как фундаментальных вопросов (выбор модели открытости судебной системы; ответственности за неисполнение предписаний закона; баланс прозрачности и приватности, баланс прозрачности и интеллектуальной собственности), так и частных (понятие «искового заявления» /первый иск – или все возможные редакции и дополнения/; четкий и исчерпывающий перечень сведений, подлежащий «вычеркиванию»; время размещения /вместе с решением суда или по факту поступления в суд)/,…).
Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори