пошук  
версія для друку
22.07.2009 | Богдан Бондаренко, Юлия Ращупкина

Как депутаты планируют увеличить наполняемость реестра судебных решений

   

19 марта 2009 года 227 голосами «ЗА» в первом чтении принят за основу законопроект № 3214, внесенный 24 сентября 2008 года народными депутатами Украины Тарасом Стецькивом и Владимиром Стретовичем. Этим законопроектом предлагается внести изменения в Гражданско-процессуальный кодекс Украины, Хозяйственно-процессуальный кодекс Украины, Уголовно-процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины, Законы Украины «Об исполнительном производстве» и «О доступе к судебным решениям». Задекларированной целью принятия закона является повышение прозрачности судебной системы, недопущение исполнения исполнительных документов, изданных судом без судебного решения или на основе сфальсифицированных судебных решений (уменьшение проявлений рейдерства) и обеспечение надлежащего исполнения Закона Украины «О доступе к судебным решениям».

Основные идеи законопроекта, с помощью которых планируется достичь поставленных целей:

- введение в качестве обязательного реквизита судебного решения номера судебного решения в Едином государственном реестре судебных решений;

- установление более жестких сроков размещения текста решения суда в реестре – не позднее следующего дня с момента провозглашения;

- установление правила, согласно которому решение суда не внесенное в реестр, не подлежит исполнению (исключение сделано лишь в уголовном процессе);

- исключение постановлений по делам об административных правонарушениях из реестра;

- установление обязанности сопровождать текст судебного решения в Едином государственном реестре судебных решений информацией о его вступлении в законную силу и другим решениям по данному делу;

- запрет почтовой пересылки решений судами («судебные решения передаются в реестр исключительно в электронной форме).

Самым главным «плюсом» законопроекта является желание народных депутатов и работающих с ними общественных организаций решить проблему наполнения Единого государственного реестра судебных решений. Ведь прошло более 3-х лет с момента принятия Закона Украины «О доступе к судебным решениям», а он исполняется в полном объеме лишь хозяйственными судами. Десятки местных судов общей юрисдикции вообще не размещают или размещают единичные судебные решения в реестре. Не помогает решить эту проблему ни обсуждение проблемы в Совете Судей Украины, ни внимание Генеральной Прокуратуры Украины.

В то же время, законопроект имеет ряд системных недостатков, которые ниже и проанализирует команда проекта «От доступных судебных решений – к верховенству права»

 

Идея исключения постановлений по деламоб административных правонарушениях из реестра

Эту идею мы считаем едва ли не самой опасной в законопроекте. С ней может конкурировать идея неисполнения решений, не включенных в реестр. Но вопрос неисполнения «лежит на поверхности» и уже вызвал критику Главного научно-экспертного управления Верховной Рады Украины. А вот на эту идею практически никто не обратил внимание. С практической точки зрения, она могла быть вызвана тем, что суды выносят очень много постановлений по делам об административных правонарушениях. Поэтому их исключение облегчит работу по наполнению реестра. Да и тексты самих постановлений пока имеют маленькую ценность – судьи не утруждают себя детализацией и полноценным анализом. В реестре хватает постановлений, состоящих всего из нескольких предложений. Однако в перспективе кажущееся упрощение работы принесет очень много вреда.

1. Исключение постановлений по делам об административных правонарушениях нарушает норму ч. 3 ст. 22 Конституции Украины, гласящей: «При прийнятті нових  законів  або  внесенні  змін  до  чинних законів не допускається звуження змісту та обсягу існуючих прав  і свобод.» По действующему Закону Украины «О доступе к судебным решениям», каждый имеет право на доступ к судебному решению. Один из механизмов реализации этих прав – размещение судебных решений в свободном доступе в Едином государственном реестре судебных решений. После принятия закона, право сузится на решения суда по одному из 5-ти видов судопроизводств – по делам об административных правонарушениях.

2. При кажущейся незначительности, постановления по делам об административных правонарушениях все же имеют «существенный вес». Во-первых, это наиболее массовый продукт судебной системы. Достаточно вспомнить миллионы оштрафованных водителей. Поэтому практика по таким делам будет вызывать все возрастающий интерес в будущем. Во-вторых, целый ряд наказаний по Кодексу об административных правонарушениях, сродни уголовным (в первую очередь арест на срок до 15 суток). Поэтому вызывают вполне обоснованный интерес правозащитников. Нелогично лишать их возможности анализировать массив таких решений. В-третьих, постановления по делам об административных правонарушениях часто предшествуют разбирательствам по возмещению вреда и служат основным доказательством вины в таких гражданских делах. Это в первую очередь дела по дорожно-транспортным происшествиям, а теперь все чаще и чаще – по делам о нарушении авторских и смежных прав, неправомерному использованию интеллектуальной собственности.

3. Постановления по делам об административных правонарушениях наиболее ярко иллюстрируют низкое качество работы судебной системы (брак). Вам не доводилось читать постановления, в которых написав несколько абзацев, судья направляет гражданина на 15 суток ареста? Точнее не ареста, а подсобных робот на объектах милиции, прокуратуры, суда…

Идея неисполнения решения суда, не внесенного в реестр

Теоретически это правильная идея. Потому что только существование реестра позволяет оперативно и достоверно (не по ответу по телефону) определить, не сфальсифицировано ли такое решение суда. Да и то одно существенное «НО»: полные тексты решений недоступны «простым смертным». Неужели невозможна ситуация, когда суд взыщет с гражданина Пупкина (бомжа), а к исполнению придет решение на гр. Попкина – а в реестре имя будет вычеркнуто из соображений «приватности»? То есть схожий текст решения есть, но тот ли?

1. При кажущейся правильности этой идеи, она может породить двухуровневую «Тендерную палату». Во-первых, сейчас не только от суда зависит внесение решений суда в реестр. Вполне возможно возникновение «очереди» у технического администратора реестра. Во-вторых, появится коррупционная возможность противодействию судебной защите. Зачем судье брать на себя риск, затягивая дело? Теперь можно будет вынести правильное решение суда и договориться с сотрудником аппарата суда, чтобы оно не направлялась в реестр очень долгое время. Такой подход напоминает нам два реальных массово распространенных в Украине случая:

- когда председатели судов не хотят ставить печати на решения, утверждая что оно «неправильное» - часть таких конфликтов известны из неофициальных источников, часть – получили разглашение в прессе;

- когда решается с врачом проблема пьяного водителя, медсестра на следующий день пишет объяснительную, что при заборе анализа крови по ошибке продезинфицировала рану спиртосодержащим раствором (эту историю рассказал, кстати, несколько лет назад один из «вершителей правосудия», когда ехали с вечеринки и везли его домой нетрезвыми – мол если ГАИ на обратном пути остановит, дешевле не с гаишниками или судом договариваться, а на следующий день с врачом);

И думаете жертва такого произвола сможет «дожать» сотрудника аппарат суда? У него по плану может быть внесение решений из архива за 2006-2007 гг., оправдания высокой нагрузкой. И самое главное – не превышающая тысячу гривен зарплата. Так что придержать внесения решения в реестр на полгода за какую-то там «сотку зелени» (больше полумесячной зарплаты…) ему уж точно не составит труда.

2. Украина находится на острие критики Совета Европы и Европейского Суда по Правам Человека за массовое неисполнение решений судов, нарушающее ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на справедливое судебное разбирательство). Разве можно создавать еще одно массовое препятствие для исполнения решений судов на этом фоне?

 

Идея жестких сроков размещения - не позднее следующего дня с момента провозглашения

Мы двумя руками «ЗА». Только идея в условиях Украины просто фантастическая. То есть сложно реализуемая на практике. Судебная система сейчас не в состоянии размещать все судебные решения, поэтому введение сроков ничего принципиально не изменит. Кстати действующий срок – 15 дней, на наш взгляд вполне компромиссный. Если бы его соблюдали, ситуация с реестром была бы кардинально иной. Нет смысла устанавливать жесткие сроки, если есть проблемы с техническим оснащением судов, подготовкой персонала (его способностью использовать на полною мощность компьютерные технологии) и самое главное – с дисциплиной. Почему депутаты думают, что если нормы о действующих сейчас сроках не исполняется, то норма о размещении в однодневный срок будет реализована на практике?

 

Идея об обязательном реквизите судебного решения - номера решения в реестре

Маловероятно, что такая норма будет выполняться на практике. Причем развитие ситуации может привести к крайне негативным результатам – судьи не будут выдавать (либо высылать) копии решений судов, пока решение не появится в реестре и не станет известным его номер. Возможно временное техническое решение (если законопроект примут и судебной системе нужно будет «выкручиваться») – введение индивидуальной для каждого суда нумерации в реестре, чтобы канцелярия присваивала номер. Но тогда получится «цирк» - номер в реестре указан, а само решение еще не успели разместить. По сути, эта норма носит скорее психологический характер – создавать дискомфорт при подготовке каждой копии решения суда (Ой, а что делать с номером?..).

 

Идея об обязанности сопровождать текст судебного решения в реестреинформацией о его вступлении в законную силу и другим решениям по данному делу

И снова мы двумя руками «ЗА». Только мало предложить хорошую обязанность для судебной системы – необходимо разработать еще и механизм реализации этой идеи. Без продуманного механизма, введение такой обязанности может привести к параличу реестра. А он, кстати, и так не постоянно работает (последние «сервисные работы» - в ночь на 19 июля и до раннего утра 21 июля), еще и ошибки технические очень распространены.

Как вариант, можно внедрить единую нумерацию для судов всех инстанций с неизменной, присваиваемой судом первой инстанции циферной частью (№ дела – например из блоков регион – суд – год – вид - номер), изменяемой буквенной частью (шифр судов следующих инстанций) и латинскими цифрами (I, II, …) на случай повторного рассмотрения этими же судами. И под этот номер привязывать всю информацию. В любом случае, основные требования к информации, способам ее подачи и редактирования должны быть установлены законом. Иначе слишком высокие риски отдавать этот вопрос на откуп техническому администратору либо органам исполнительной власти. Возьмет Кабинет Министров Украины и установит, что в отношении судебных решений по возмещению НДС государством, статус «вступило в законную силу» присваивается техническим администратором лишь при получении подтверждения Государственной Налоговой Администрации Украины. Мадам Тимошенко уже «светилась» на схожей ниве по судам, так стоит ли поручать Кабинету Министров Украины проработку механизма? Мы считаем, что нет.

 

Запрет почтовой пересылки решений судами(«судебные решения передаются в реестр исключительно в электронной форме)

Идея логичная на фоне дефицита средств на почтовую связь. Правда требует с учетом иных положений законопроекта мгновенных и значительных «вливаний» денежных средств в информатизацию судебной системы.

 


Общие выводы

Законопроект № 3214 не устраняет главный дефект Закона Украины «О доступе к судебным решениям» - отсутствие эффективных механизмов понуждения к исполнению. Нет смысла устанавливать обязанности по размещению судебных решений, если отсутствует политическая воля у судебной системы (желание размещать). А также практически отсутствуют юридические механизмы формирования этой воли (ответственность за неисполнение). По действующему сейчас законодательству отвечать за неисполнение Закона Украины «О доступе к судебным решениям» могут только «стрелочники» – уполномоченные сотрудники аппарата суда. Ответственность нестрогая – протокол по коррупции по п. г) ст. 5 Закона Украины «О борьбе с коррупцией». Да и то, можно аргументировать «объективными причинами» - дефицит техники, специальной подготовки, штата сотрудников. Можно попытаться привлечь к ответственности председателей судов по ст. 10 Закона Украины «О борьбе с коррупцией», но результат маловероятен. Разве что будет политическая воля в центральном руководстве правоохранительных органов и судебной системы (или желание «подкопаться» к неугодному председателю суда). Иными словами, он не может решить проблему массового неисполнения судами обязанностей размещать свои решения в Едином государственном реестре судебных решений.

Принятие законопроекта в таком виде расширит возможности для коррупционных деяний в сфере правосудии, приведет к сужению прав на доступ к судебным решениям и осложнению исполнения судебных решений.

Единственный существенный позитив в случае принятия законопроекта – дополнение решений в реестре информацией об их вступлении в законную силу и другим решениям по данному делу. Однако необходимы требования к механизму реализации такой нормы.

В целом согласны с выводами Главного научно-экспертного управления Верховной Рады Украины от 8 января 2009 по данному законопроекту, что его необходимо дорабатывать.
Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори