пошук  
версія для друку
30.07.2009 | Галя Койнаш
джерело: www.telekritika.ua

Всё смешалось в «Голосе Крыма»

   

В детской сказке ведьма живёт в почти полном согласии с традициями. Всё у неё - одежда, дом, кот - чёрного цвета. Есть и волшебная палочка, с помощью которой она вынуждена перекрасить кота, чтобы на фоне всего чёрного об него не спотыкаться. Отходим от жанра только в одном: наша ведьма добрая и за кота переживает, когда тот, охваченный стыдом, что похож на тропического попугая, прячется в дереве. А тут ведьма, наконец, шевелит не только палочкой, но и мозгами, и всё вдруг по-другому, разноцветно, а кот, гордясь своей чернотой, спускается домой.

Мы не живём в детской сказке, и от многих традиций вовсе не обязательно отказываться. Только устойчивые привычки и способы мышления очень часто искажают действительность, отчего страдают реальные, не укладывающиеся в простые рамки, люди.

От многих СМИ в Крыму веет старым советским представлением об их роли в обществе. Нельзя, мол, полагаться на читателей, надо им указывать, как жить, что думать и даже кого любить.

Есть газеты, чьи «пророссийские» взгляды почему-то обязательно включают в себя не только выпады в адрес крымских татар, украинцев, желающих говорить по-украински, и злодеев-националистов, но и идеализацию советского прошлого. А раз считают такое прошлое раем, логично, что никакими советскими пропагандистскими приёмами не брезгуют.

Но есть же и другие газеты, чьи читатели уж точно не скучают по советским временам, и досадно, когда их журналисты прибегают к дешёвым приёмам, точно так же полагая, что их читателей надо учить, а не информировать.

В номере «Голоса Крыма» от 17 июля опубликована статья под названием «Трагедия в Кезлеве: межнациональные браки опасны для жизни». Смесь фактов и оценок видна даже в заголовке, чего уж говорить о тексте. Я лично предпочитаю получать в газетах не наставления, а информацию, и удобнее, когда не приходится в середине текста решать, читаю ли я репортаж или чьи-то оценочные суждения. Оба жанра имеют право на существование, но лучше всё-таки, как с рекламой, чтобы читатель о жанре узнавал вместе с заголовком.

Люди, разумеется, имеют и право на своё мнение о правильном выборе спутника или спутницы жизни и о том, как беречь традиции собственного народа. Могут и пытаться убедить людей в своей правоте. Убедить, а не насильственно навязать, и не важно, какую форму принимает навязывание - прямое принуждение или запугивание разными страшилками. Стоит различать жанры, ведь в рекламе или в пропагандистском тексте на нас пытаются воздействовать не силой взвешенных аргументов. Тут, по идее, у нас газетная заметка о настоящей трагедии, вследствие чего погибла женщина.

Есть такой сомнительный сайт - «Народний оглядач», который перепечатывает вполне нейтральные тексты под пещерными, пропитанными ненавистью заголовками. Чтобы, Боже упаси, читатели не ошибались в интерпретации фактов. Автор данной статьи делает то же самое, хотя история от этого не становится более убедительной, чем шевелюра нашего перекрашенного кота. А здесь речь идёт о трагедии, а не о детской сказке.

Из текста ясно, что женщине с мужем и тремя детьми приходилось очень нелегко. Получаем представление об условиях, в которых они наверняка жили. Об обстановке, которая уж точно не располагает к семейному счастью. Дальше сложнее, и без указания автора действительно трудно было бы совершить умственный скачок и всё это связать с национальностью мужа и тем, что жертва (крымская татарка) не вышла замуж за крымского татарина.

И даже когда старательно указывают на «правильную» интерпретацию, не то чтобы стало легче. Для авторского замысла конкретная жертва играет, по сути, вспомогательную роль. Покойная должна послужить предупреждением, наполнить молодых девушек страхом, чтоб не смели повторить то, что для автора является её роковой ошибкой. Вопросы прямо напрашиваются, и версия похрамывает, но наступление автора на угрозы «чистоте генофонда» это не останавливает. Жертва почти полностью забывается, хотя автор не спешит расставаться со словами о насильственной смерти, чтобы девушки, да и юноши, продолжали дрожать.

Хотелось бы брезгливо отвернуться от подобного бреда, но трудно. Это не только из-за вполне предсказуемых реакций со стороны некоторых крымских и российских СМИ, которым на этот раз даже не придётся выдумывать свои любимые примеры «разжигания розни». Для каждого человека, выросшего в тени Холокоста, любые слова о «чистоте генофонда» должны вызывать ужас. И вызывают при всей безмерной тупости текста и идиотизме затеи. Не идёт же речь, как автор презрительно пишет, о «гормонах», а о том, что даже 100-200 лет назад подлежало контролю разве только в сочетании с мерами принуждения, недопустимыми в демократической стране и полностью противоречащими Конституции. Беречь культурные традиции можно и надо, но не замками или поясами целомудрия, и не страшными историями, которые, как водится, незаслуженно оставят ассоциации определённой национальности с насилием, но другой цели вряд ли достигнут.

А для людей, чьи народы так страдали от тоталитарного режима (а кто, собственно, не страдал?) любые пропагандистские приёмы, любые неумелые попытки вмешательства в сферы, которые являются глубоко личными, должны вызывать только устойчивую аллергию. Это советские прислужники и их преемники, которые пытаются любой ценой убедить людей в вездесущности пропаганды. Им-то нужно, чтобы все продолжали эту порочную традицию, которая нагромождает враньё, накаляет страсти и ведёт только в тупик. А направление можно менять и без волшебной палочки.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори