пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200922
31.07.2009 | Михаил Белецкий

Патриарх о сталинизме и нацизме

   

Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, выступая по украинскому телевидению, коснулся темы сопоставления сталинизма и нацизма. Его позиция такова: это два репрессивных режима, но попытки уравнять их недопустимы, потому что нацизм – режим, не просто репрессивный, но и человеконенавистнический. Нацизм – «это политика и философия, которая оправдывала любую человеческую жестокость, которая ставила своей целью уничтожение людей».

Полностью разделяя последний тезис, не могу согласиться с уважаемым Патриархом в его выводах.

Разумеется, между нацизмом и сталинизмом есть различия, поскольку полностью тождественных объектов в природе и в обществе не бывает. Даже различные варианты так называемого «реального социализма» в СССР, Китае, Польше, других странах заметно отличались. Но настолько ли значущи эти различия, что репрессивные режимы в этих странах недопустимо ставить на одну доску?

На мой взгляд, различия между сталинизмом и нацизмом наиболее существенны в сфере идеологии. Патриарх точно охарактеризовал нацистскую идеологию как человеконенавистническую: она вся базировалась на представлении о неравноценности людей, о высшей и низшей расе, причём представители последней подлежали одни – порабощению, другие – уничтожению. В отличие от этого, идеология сталинизма, унаследованная от Маркса, выглядит весьма привлекательно: равенство людей независимо от расы и национальности, построение общего светлого будущего для всего человечества. В этой теории не было ни слова о необходимости физического уничтожения людей.

Сходство между двумя режимами появляется при переходе от теории к практике. А практика у обоих одинаково человеконенавистническая – порабощение и уничтожение огромных масс людей. Разница – в критериях отбора. У Гитлера – по национальному признаку (евреи, славяне), у Сталина – по социальному («кулаки», интеллигенция, выборочно партийное и военное руководство). Масштабы проводимого уничтожения в первом приближении сопоставимы, но у Сталина всё же побольше.

Самое существенное различие между двумя диктаторами и двумя режимами – в их исторической судьбе. Никто не может оспаривать, что войну за мировое господство развязал всё-таки Гитлер. А то, что такую войну под именем «мировой революции» готовили и советские вожди – сначала Ленин и Троцкий, потом Сталин – миру известно, но при желании можно и оспорить: не пойман – не вор.

На первый взгляд, не многое разделяет меня с Патриархом. Ну, какая разница – считать существенными или несущественными различия между двумя репрессивными режимами? (Это как спорить: стакан наполовину полон или наполовину пуст?) Тем более, что сам Патриарх назвал оба преступными – а это в условиях нынешней России многого стоит.

Что же меня коробит в оценках Патриарха и не позволяет согласиться с ними, так сказать, «в целом»?

По-видимому, общая направленность этого фрагмента выступления. Для чего Патриарх заговорил об этом? Явно не для того, чтобы осудить сталинский режим. Впечатление, что осуждение возникло как бы нехотя, нельзя было без него обойтись: ну да, действительно, преступный режим. Начинается же фрагмент с выражения несогласия с «каким-то постановлением» Совета Европы (в действительности – Резолюцией Парламентской ассамблеи ОБСЕ), «которое ставит на один уровень нацизм и сталинизм». И по всему строю этой части выступления не вызывает сомнений, что именно осуждение Резолюции было её целью. А кончается она напоминанием, что «именно Советский Союз более всего жертв положил на алтарь освобождения и своей страны, и всего мира от того, что несло угрозу всей человеческой цивилизации». Последнее не вызывает сомнения, как и предшествующее утверждение Патриарха, что «оправдания гитлеризма и нацизма, под каким бы соусом это оправдание ни осуществлялось, это оправдание зла». Всё это справедливо. Но беда в том, что нынешняя официальная Россия в лице МИДа и Госдумы именно Резолюции ПА ОБСЕ приписывает неуважение к жертвам Советского Союза в мировой войне и попытки оправдания нацизма. Приписывает без малейших оснований, ничего подобного в Резолюции нет и не могло быть. И в этом контексте рассуждения Патриарха независимо от его желания, как ни печально это звучит, будут подаваться и рассматриваться как поддержка заведомо недобросовестных претензий российских властей к европейским структурам. А ведь слово Патриарха обладает непререкаемым авторитетом для огромного числа граждан России и не только России!

И наконец ещё один момент. Мне меньше всего хотелось бы давать совет главе традиционной Церкви наших народов, безусловно достойному, уважаемому и авторитетному пастырю. Но всё таки – разве не много большее беспокойство, чем исторические оценки европейцев, пусть, по его мнению, и несправедливые, должно было бы вызывать разрушение нравственного чувства собственного народа и собственной паствы, свидетельством которого служит растущее преклонение перед создателем репрессивного, преступного и безбожного режима?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори