пошук  
версія для друку
27.08.2009 | Богдан Бондаренко, Юлия Ращупкина

С какой даты должны быть размещены все судебные решения в реестре?

   

На публичных мероприятиях, посвященных результатам мониторинга работы Единого государственного реестра судебных решений (ЕГРСР), уже несколько раз обсуждался вопрос даты, с которой все решения должны быть доступны в реестре. Поэтому мы решили изложить нашу позицию в этой публикации.

Представители Государственной судебной администрации и судов часто указывают, что за отсчет должна браться дата «1 января 2007 года». Соответственно мы не должны учитывать статистику судебных решений за 2006 год. Это бы уменьшило «масштабы» проблемы – упрощенно на 1/6 – 1/8 снизило бы численность неразмещенных решений судов. Но оправдана ли такая позиция юридически и политически?

Как правило, наши оппоненты ссылаются на норму пп.2 и 3 ст. 11 Закона Украины «О доступе к судебным решениям»: «Кабінету Міністрів України:

2) не пізніше 1 червня 2006 року забезпечити постійне внесення до Єдиного державного реєстру судових рішень електронних копій судових рішень Верховного Суду України, вищих спеціалізованих судів, апеляційних та місцевих адміністративних судів, апеляційних та місцевих господарських судів, апеляційних загальних судів, а внесення судових рішень місцевих загальних судів - не пізніше 1 січня 2007 року

Мы не согласны с таким толкованием этой нормы закона. На наш взгляд она носит технический характер. Когда закон принимался, было понятно, что не все суды оснащены компьютерами и не везде их можно легко подключить к Интернету. Поэтому был установлен годичный срок с момента вступления закона в силу, не позднее которого Кабинет Министров Украины должен был решить технические проблемы и обеспечить возможность отправки и внесения текстов судебных решений в реестр. Но эта норма не означает, что местные суды не обязаны были до 1 января 2007 года высылать свои решения и не обязаны вести работу по размещению фактически неразмещенных решений за 7 месяцев 2006 года.

Мы основываемся на норме п.1 ст. 2 Закона Украины «О доступе к судебным решениям»:«1. Кожен має право на доступ до судових рішень у порядку, визначеному цим Законом. Це право забезпечується офіційним оприлюдненням судових рішень на офіційному веб-порталі судової влади України в порядку, встановленому цим Законом.», норме п.1-3 ст. 3 Закона Украины «О доступе к судебным решениям»:«1. Для доступу до судових рішень судів загальної юрисдикції Державна судова адміністрація України забезпечує ведення Єдиного державного реєстру судових рішень.

 2. Єдиний державний реєстр судових рішень (далі - Реєстр) - автоматизована система збирання, зберігання, захисту, обліку, пошуку та надання електронних копій судових рішень.

 3. До Реєстру включаються усі судові рішення судів загальної юрисдикції.» и норме п. 1 ст. 11 Закона Украины «О доступе к судебным решениям»:«Цей Закон набирає чинності з 1 червня 2006 року.»

Если упростить юридическую конструкцию этих норм («перевести на нормальный язык»), то логика следующая:

- каждый получил с вступлением в силу закона право знакомиться с судебными решениями на официальном веб-портале;

- в реестр должны быть включены все судебные решения судов общей юрисдикции;

- так как вышеуказанные нормы закона вступили в силу 1 июня 2006 года, то право гражданина, а значит и обязанность у органов судебной власти тоже возникает с 1 июня 2006 года.

На фоне существующих проблем с реестром, вопрос «первичной даты» не является актуальным. Но рано или поздно встанет на повестке дня. Что может к этому подтолкнуть? Несколько возможных вариантов:

Во-первых, обжалование правозащитниками юридическими путями бездействия с реестром. Тогда Государственной судебной администрации или административным судам придется четко сформулировать свою позицию. Не факт, что она будет в нашу пользу – передвижение «стартового» срока уменьшает объем работы, который так или иначе придется провести судам и техническому администратору реестра в будущем.

Во-вторых, на эту проблему могут обратить внимание народные депутаты Украины и урегулировать ее поправками к закону. Проблемы с работой реестра очевидны и наблюдается интерес у различных народных избранников к ней. Так что не исключено, что четкая дата будет зафиксирована в законе. Кстати, культивирование «логики безденежья» (мол, не можем, так как финансирования не хватает) создает риски того, что и дату могут значительно перенести (например: перенести «всеобщность» размещения на 1 января 2011 года) и объем работы уменьшить путем исключения некоторых видов решений из реестра (в законопроекте Стецькива-Стретовича уже поставлен вопрос о постановлениях по делам об административных правонарушениях).

В-третьих, внимание к проблеме могут спровоцировать некоторые из опытных председателей судов. Как бы не отрицали судьи свое скрытое нежелание делать доступными общественности тексты всех судебных решений, но этот факт подтверждается многими косвенными доказательствами. По некоторым судам уже сейчас видно странную динамику наполнения реестра – «вал» решений за один год, и намного меньше – за другие. Причем этот «вал» не обязательно касается последних годов – 2008 или 2009. Не исключено, что председатели судов додумаются до простого метода «тихого саботажа»: размещать наиболее отдаленные решения суда – сначала за 2006 год, потом 2007,… А там глядишь, будет как в одной из притч про Ходжу Нассредина: или ишак сдохнет (реестр), или падишах помрет (закон изменится). Да и к «древним» решениям меньше внимания со стороны общественности.

Почему дата 1 июня 2006 года имеет некоторое политическое значение? В апреле-мае 2006 года были сформированы новые кадровые составы органы местного самоуправления. И пошел процесс «передела». Как правило, на 2006 год приходилось большинство судебных процессов об обжаловании действий предшественников. И значительная их часть касалась выделения земельных участков. Так что если предположить, что в реестре будут доступны все решения местных судов за период с 2006 по 2009 год, реестр станет одним из ценных источников информации о реальной работе органов местного самоуправления в Украине после введения пропорциональной системы. Этот политический довод в пользу нашего толкования «даты» может и не привлечет значительного внимания. Но должен учитываться правозащитниками.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори