пошук  
версія для друку
01.09.2009

Верховный Суд поощряет пытки?

   

Александр Ярёменко был задержан по обвинению в преступлениях, совершённых в 2001 году. Через некоторое время после ареста к Ярёменко пришёл оперативный работник, занимавшийся убийством таксиста, совершённым в 1998 году. После «беседы» с ним появились признательные показания Ярёменко в причастности к этому убийству. Причём, во время «беседы» с оперативником, Ярёменко вменялось в вину «причинение тяжких телесных повреждений, которые повлекли смерть потерпевшего», что является менее тяжким преступлением, нежели убийство и не требует обязательного участия защитника (при обвинении в убийстве с отягчающими обстоятельствами участие защитника обязательно). Ярёменко допросили без участия адвоката, причём в материалах дела есть документ, в котором говорится, что Ярёменко якобы отказался от участия адвоката сам. В тот же день дело было переквалифицировано в «убийство с отягчающими обстоятельствами». Позднее, в присутствии адвоката, он отказался от этого признания, заявив, что оно было сделано под принуждением, после чего адвоката отстранили с формулировкой, что «он препятствовал своему клиенту признаться в совершении преступления».

Ярёменко был приговорён к пожизненному тюремному заключению. Все его попытки найти справедливость в национальных судах потерпели фиаско. Тогда он обратился с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Трюк с изменением формулировки обвинения и допросом без участия адвоката очень возмутил Европейский Суд, который посчитал это грубым нарушением права на защиту, тем более что украинское законодательство предусматривает обязательное участие защитника, а такими манипуляциями обвинением органы власти просто обошли это требование законодательства. Жалобы Ярёменко не были надлежащим образом расследованы, и суды не должны были принимать во внимание доказательства, полученные при таких сомнительных обстоятельствах. Было нарушено право Ярёменко хранить молчание, а соблюдение этого права считается одной из существенных гарантий справедливости процесса. Ярёменко выиграл дело в Европейском Суде. И не только по 6-й статье Конвенции Совета Европы о защите прав и основных свобод человека (право на справедливое судебное разбирательство), но и по статье 3-й (запрещение пыток): хотя Европейский Суд и не смог установить, были ли применены пытки, он установил, что не было проведено надлежащего расследования жалоб на их применение. Верховный Суд Украины при пересмотре дела фактически проигнорировал решение Европейского Суда и оставил приговор о пожизненном заключении Ярёменко в силе.

Ситуацию комментирует Аркадий Бущенко, адвокат, член Харьковской правозащитной группы, представитель Александра Ярёменко в Верховном Суде.

– Исполнение решений Европейского Суда – это настолько понятная и утвердившаяся практика, что ни у кого не возникало сомнений, что такое решение может быть не исполнено. Однако Верховный Суд пошёл на какой-то малопонятный с точки зрения логики шаг. Он постановил исключить из судебных решений все ссылки на доказательства, которые были получены с нарушением процедуры, а сами решения оставить в силе. Однако единственно приемлемым исполнением решения Европейского Суда являлось бы предоставление Ярёменко возможности получить новое судебное разбирательство.

– Есть ещё какие-нибудь доказательства вины Ярёменко?

– Есть признательные показания его сообвиняемого С., также полученные под принуждением. Европейский Суд обратил внимание на то, что показания Ярёменко и показания С., данные спустя два года после событий, удивительно схожи между собой, даже в деталях, а это доказывает, что они были хорошо скоординированы следователями. Кроме того, признание Ярёменко было главным доказательством обвинения, не подтвержденным другими материалами, о чём прямо сказано в решении Европейского Суда. Но Верховный Суд Украины посчитал, что имеет право пересматривать его решения, тем самым фактически нарушая национальный закон: и Конституцию Украины, и Закон Украины «Об исполнении решений и применения практики Европейского Суда по правам человека». Такое открытое и наглое саботирование решений Европейского Суда означает подрыв общих принципов построения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, европейской юрисдикции вообще.

– Что Вы думаете предпринять в дальнейшем?

Безусловно, первое, что я сделаю после того, как получу письменное решение Верховного Суда, напишу в соответствующий департамент Комитета Министров Совета Европы о том, что решение по делу Ярёменко так и не было исполнено. Возможно, это создаст определённое международное давление на наш Верховный Суд. Однако вероятность того, что Верховный Суд снова возьмётся за рассмотрение этого дела, невелика, хотя мне бы этого очень хотелось, и я постараюсь принудить его к этому любой ценой. Конечно, это будет весьма для него унизительно.

– Что означают для Украины такие действия Верховного Суда?

– Это, конечно, позор – не прочесть решения Европейского Суда, не понять, что оно означает, выйти за пределы своей компетенции, а Верховный Суд в данном случае вышел за пределы своей компетенции: он «оценил факты», на что не имел права в данном судебном разбирательстве. Вообще, такая высокая судебная инстанция как Верховный суд не должна ставить себя в такое позорное и унизительное положение.

– А политические последствия?

Я думаю, что они будут весьма неприятными для нашего правительства, поскольку ему придётся отчитываться перед соответствующим департаментом Комитета Министров Совета Европы в том, почему те или иные решения не исполняются. Что оно сможет сказать, кроме того, что у нас вот такой Верховный Суд, и мы с ним ничего не можем сделать, потому что он Верховный, и что пока на Украине будет этот Верховный Суд, мы не можем исполнять решения Европейского Суда?

– Каковы, по-вашему, причины такого поведения Верховного Суда? Амбиции, глупость, желание поставить себя выше Европы, непонимание?

– Это может быть от непонимания. Это может быть и от желания законсервировать систему, потому что на самом деле решение Европейского Суда по делу «Ярёменко против Украины» требовало кардинального изменения системы.

Верховный Суд показал, что абсолютно не заинтересован ни в каких переменах в современном украинском судопроизводстве, что его всё устраивает. Игнорирование решения Европейского Суда по делу «Ярёменко против Украины» – это, фактически, откровенное поощрение пыток, поощрение нарушения права на защиту. Так это и будет воспринято нижестоящими инстанциями: и судами, и прокуратурой, и милицией.А ведь это был великолепный, блестящий шанс для Верховного Суда Украины просто в корне изменить уголовное судопроизводство, застолбив данным прецедентом ряд основных принципов, дав указания нижестоящим судам.

Вывод напрашивается сам собой: что-либо менять в своей работе, в подходе к исполнению своих обязанностей вообще Верховный Суд не собирается. Открытое пренебрежение решением Европейского Суда по данному делу вредит, мягко говоря, имиджу Украины, в очередной раз представляя её на международной арене как державу, в которой нарушаются фундаментальные права человека, действуют несправедливые суды, а реальные возможности улучшить ситуацию отбрасываются. Действительно, зачем что-то менять, если и так всё устраивает? Жаль, ведь такое поведение – это не просто топтание на месте и попытка зафиксировать систему в наихудших и наиболее опасных её проявлениях. Главное – страдают незаконно осуждённые люди, их родные и близкие. И конца этому не будет до тех пор, пока не произойдут кардинальные перемены в умах ответственных за это представителей высоких инстанций, в том числе и Верховного Суда Украины.

Подготовил Владимир Бацунов

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори