пошук  
версія для друку
03.09.2009 | Мирослав Маринович

Никогда больше?

Схожі повідомлення

Ніколи більше?

   

Считать, что мир движется по спирали, значит быть большим оптимистом. Похоже, мир движется по кругу, а Бог только успевает за это время менять декорации. Именно такие мысли приходят в голову, когда наблюдаешь за геополитическими настроениями в Европе накануне 70-й годовщины начала Второй мировой войны.

Ужасы войны забылись, а поколение, претерпевшее эти ужасы, практически отошло. Решительное послевоенное «Никогда больше!» звучит в наше время как-то глухо и механистично. А глаз случайно замечает признаки тех самых иллюзий, которые ослепили Европу 20 столетия в конце 30-х.

Политики снова занялись переделом мира – ясное дело, во имя «более справедливого мирового порядка». Альтруизм annus mirabilis – года чудес, как привычно называют теперь год 1989-й – все более превращается в эгоизм национальных систем безопасности. Раненные амбиции России все более напоминают раненные амбиции нацистской Германии, униженной Версальским договором. В Москве побеждает давняя нацистская доктрина «защиты своих граждан на чужих территориях». Старая Европа, как и когда-то, не хочет жертвовать своим благополучием ради защиты мировых ценностей и готова заключать новые мюнхенские соглашения, на этот раз уже с Россией. Чуть ли не в каждом государстве Европы активизировались политические силы, уставшие от поликультурности, плюрализма и либеральных свобод. Их вновь пьянит культ силы и «твердой руки». И, в общем, не хватает только роскошного хвоста кометы Галлея, чтобы человечество уяснило: оно стоит на пороге новых трагических испытаний.

Вывод почти однозначный: духовный опыт послевоенной Европы на сегодня исчерпан, а мировой порядок, который опирался на этот опыт, дает все больше трещин. Успеет ли Европа понять причины, прежде чем снова впадет в очередное безумие?

Среди всех возможных объяснений есть одно, которое мне кажется основополагающим. Ялтинская система европейской безопасности умолчала о том факте, что в бесноватом танго сентября 1939 года участвовали двое – гитлеровская Германия и сталинский СССР. В памяти человечества были оставлены преступления Освенцима и Треблинки, Герники и Бухенвальда, в то время как преступления ГУЛАГа и Голодомора, Соловков и Катыни были спрятаны за пурпурной тогой победителя. Апокалипсическое зло приобрело вид спасительного добра. И теперь нераскаянное преступление возвращается призраком нового мирового конфликта.

Эту проблему не разрешить новой конфигурацией военно-политических блоков и временными компромиссами. Задобрить раненную Россию не удастся, как не удалось задобрить раненную Германию. Поэтому укорять украинцев (как это часто делают немцы), что своими напоминаниями о Голодоморе они дразнят Россию,– это то же самое, что укорять поляков в том (как это недавно сделали в Министерстве обороны России), что те раздразнили нацистов, не приняв их «умеренных территориальных притязаний». Мир вообще должен подняться над чисто тактическими мотивациями, потому что только с высоты духовного переосмысления своих иллюзий и признания своих ошибок можно увидеть спасительный выход из сегодняшнего кризиса.

Миру не удастся сосредоточиться на решении вроде бы более важных геополитических узлов (как, например, проблемы терроризма или палестинской проблемы), обходя проблему России. Ни один инженер не сможет построить надежный мост, если им не усвоен целый раздел учебника «Сопротивление материалов». Тем не менее «решить проблему России» не легко, поскольку попытки это сделать при помощи обычного рефлекторного противления ничего не дадут. Они будут лишь подкармливать в России то, на преодоление чего вроде бы будут направлены.

Выход я вижу такой. Во-первых, преступления коммунизма, конечно же, требуют суда, и даже не ради наказания, а ради выяснения состава преступления. Ни один суд не накажет виновных в коммунизме больше, чем они наказали себя сами! Вместо этого человечеству крайне необходимо понять, какие иллюзии и искушения доводят до греха коммунизма, как в свое время это было сделано в отношении греха нацизма. Во-вторых, надо хорошенько задуматься над тем, кто должен сидеть на скамье подсудимых, а кто – на месте судьи. Я не вижу народа, который бы имел моральное право надеть судейскую мантию: искушение коммунизмом было болезнью человеческой цивилизации в целом. И я вижу немало народов (в том числе украинский), которые должны были б составить компанию России на скамье подсудимых. Ведь от национальных аспектов никуда не деться: национальность была не только у исполнителей нацистских преступлений.

Однако остановиться лишь на этом значило бы снова разминуться с истиной. Потому что, в-третьих, граница между добром и злом проходит не через идеологическую или национальную принадлежность. Она проходит через сердце человека, в котором не только гнездится грех, но имеется и единственное лекарство от него – покаяние и прощение. Поэтому единственной духовной развязкой «проблемы России» является общее и солидарное признание бывшими подкоммунистическими народами своей вины за поклонение коммунистическому зверю (а в случае России – еще и за использование коммунистической доктрины для обслуживания своих имперских интересов), а также общее и солидарное прощение друг друга за причиненные обиды. Время покажет, способны ли на это люди ещё до катаклизма, или только тогда, когда в очередной раз придется вытирать со лба кровавый пот, зарекаясь при этом: «Никогда больше!».

Перевод с украинского.
Оригинальный текст

Схожі повідомлення

Ніколи більше?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори