пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200925
10.09.2009
джерело: www.zaprava.ru

РФ: 10 лет взрывам — 10 лет казенной дезинформации

   

Заявление

Трагические события сентября 1999 года в Буйнакске, Москве и Волгодонске, связанные с открытым террором, жертвами которого стали сотни мирных граждан, положили начало новому этапу в жизни нашей страны в условиях непрекращающейся террористической угрозы. До этого Россия не переживала столь масштабные акты терроризма.

Сентябрьские теракты стали чуть ли не поводом для начала второй Чеченской войны. Развитие событий, связанных с ней, создало условия для фактического прихода к власти в России силовой олигархии и для сворачивания многих гражданских и политических свобод, отступления от демократических основ конституционного строя.

Насилие в Чечне, как и предупреждали правозащитники, в итоге расползается на весь кавказский регион, привело к радикализации и религиозной самоидентификации вооруженного сопротивления федеральным и местным властям.

«Управляемая» демократия перечеркнула большинство политических и правовых реформ конца восьмидесятых-девяностых годов, создала режим, в условиях которого невозможен ни равноправный диалог гражданского общества с властью, ни раскрытие подлинной правды о событиях осени 99-го, а также о других ужасающих трагедиях - «Норд-Оста» и Беслана. Многие журналисты и общественные деятели, которые занимались терактами, а также массовым нарушениям прав человека в республиках Северного Кавказа - были убиты. В том числе: Сергей Юшенков, Юрий Щекочихин, Анна Политковская, Александр Литвиненко, Магомед Евлоев, Станислав Маркелов, Наталья Эстемирова.

Адвокат потерпевших от московских взрывов Михаил Трепашкин был арестован в октябре 2003 года по откровенно сфабрикованному обвинению - буквально накануне процесса над виновными в сентябрьских терактах.

К сожалению, московская общественность не проявила такого пристального внимания к расследованию взрывов в Москве, как это было сделано при расследовании событий в Беслане, когда под давлением родственников пострадавших власти были вынуждены провести парламентское расследование событий 1-3 сентября 2004 года и пошли на открытое судебное разбирательство, вскрывшее неприглядность действий властей.

В Московского городском суде процесс по делу о взрывах в сентябре 99-го удалось провести в закрытом режиме, потерпевшим и их представителям не удалось оказать на его ведение почти никакого влияния. Поэтому далеко не все очевидцы, видевшие обвиняемых в осуществлении терактов в Москве, не были допрошены судом в качестве свидетелей.

И потом потерпевшие «норд-остовцы», требовавшие установить отвтетственность государства за применение спецсредств, недостатки и халатность при спасении заложников, не смогли опереться на поддержку широкой общественности.

Тайна, окружившая теракты 1999-го и последующих лет, нагромождения официальной пропаганды и лжи, и, особенно, зловещие «учения» в Рязани в значительной степени способствовали трудно опровергаемым версиям о роли спецслужб в этих событиях.

Рассеять существующие сомнения и даже обвинения в причастности (прямой или косвенной) к наиболее нашумевшим терактам, власти не смогли. Это не только серьезно подорвало престиж российской государственности, но самое главное — оказало и оказывает растущее деморализующее воздействие на наше общество, не устраняя страх и недоверие к властям.

За прошедшие 10 лет не удалось найти ответы, на вопросы, имеющие существенное значение для того, чтобы понять подоплеку взрывов в Москве и Волгодонске. Так, не получила правовой и политической оценки достоверная информация о «заигрывании» с террористическими группами и даже инфильтрации в них работников спецслужб – характерен пример так называемой «лазанской» группировки, возглавляемой убитым позднее агентом ФСБ Максом Лозовским чья причастность к организации терактов в Москве в конце 1994 года была доказана в судебном порядке. А на процессе над исполнителями взрывов 1999-го года не были исследованы все обстоятельства создания преступной группы, подготовки к терактам, важных деталей их проведения и экспертизы использованных взрывчатых веществ.

Самые неправдоподобные ответы давались в связи с т.н. плановыми учениями в Рязани, когда от руководителей МВД и ФСБ исходили взаимно противоречащие версии событий, не отрицавшие причастности к теракту 23 сентября 1999-го сотрудников ФСБ из Москвы. Напомним. что все это происходило накануне того, как федеральная авиация бомбила Грозный, а на следующий день были произнесен знаменитый призыв «мочить в сортире».

Считаем. что пока российское граждане не будут настойчиво добиваться от властей правды о событиях такого рода и не станут совместно и эффективно защищать свои элементарные права — мы обречены на новые жертвы кровавых преступлений и примитивной пропаганды, на взаимную ненависть и неоправданные подозрения.

 

Сергей Ковалев, председатель Общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов домов в Москве, Волгодонске и проведения учений в Рязани в сентябре 1999 года

Валентин Гефтер, директор Института прав человека, член Общественной комиссии

 Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийское движение «За права человека» член Общественой комиссии

Лев Левинсон, эксперт Института прав человека,

ответственный секретарь Общественной комиссии

Михаил Трепашкин, адвокат, эксперт Общественной комиссии

Нина Катерли, писатель, член Союза писателей Москвы и ПЕн-клуба

Андрей Пионтковский, писатель

Эрнст Чёрный, ответственный секретарь Общественного комитета в защиту ученых

Сергей Давидис, Союз солидарности с политзаключенными

Юрий Самодуров, куратор выставочных проектов

Сергей Сорокин, Движение против насилия

Михаил Кригер, Татьяна Монахова, Андрей Налётов, Комитет антивоенных действий

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори