пошук  
версія для друку
10.12.2009

Крейдич против Украины

   

Европейский суд по правам человека

пятая секция

Крейдич против Украины

(Заявление № 48495/07)

Решение

Страсбург
10 декабря 2009 года

Краткое изложение

В середине 2006 года заявитель уехал из Беларуси, поскольку он был приглашен на работу в качестве тренера национальной сборной команды Украины по вольной борьбе.

18 июля 2007 года Генеральная прокуратура Беларуси выдвинула против заявителя обвинения в причастности к организованной преступности, злоупотреблении служебным положением и пособничестве взяточничеству и другим преступлениям.

В тот же день заявитель был арестован в Киеве, Украина.

20 июля 2007 Печерский районный суд Киева санкционировал содержание заявителя под стражей в ожидании решения о его экстрадиции.

25 июля 2007 года Генеральная прокуратура Республики Беларусь обратилась с просьбой об экстрадиции заявителя в Беларусь.

31 июля 2007 года Киевский городской апелляционный суд рассмотрел апелляцию заявителя и изменил решение от 20 июля 2007 года, санкционировав его содержание под стражей в течение не более сорока дней, до получения запроса о его экстрадиции.

20 августа 2007 года Печерский районный суд Киева принял решение о продлении содержания заявителя под стражей. 30 августа 2007 года это решение было оставлено в силе Киевским городским апелляционным судом.

5 ноября 2007 года Генеральная прокуратура Украины (далее — «ГП») приняла решение об экстрадиции заявителя в Беларусь. В тот же день это решение было направлено заявителю. Заявитель был также проинформирован, что он может обжаловать это решение в суде в течение десяти дней со дня его получения.

13 ноября 2007 года, в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда, Председатель Пятой секции Суда предложил правительству Украины не выдавать заявителя в Беларусь.

7 апреля 2008 года Государственный миграционный комитет предоставил заявителю статус беженца в Украине. Указанное решение было обжаловано прокуратурой в суд.

После нескольких раундов обжалования 25 ноября 2008 года Киевский административный апелляционный суд оставил его в силе. В тот же день заявитель был освобожден.

Ранее Суд устанавливал нарушение статьи 5 §§1, 4 и 5 Конвенции в случаях, когда возникали проблемы, аналогичные проблемам, возникшим в данном случае (см. Солдатенко против Украины, упомянуто выше, §§109–114 и 125–127, и Светлорусов против Украины, упомянуто выше, §§47–49, 57–59 и 66–70). Эти выводы были основаны главным образом на отсутствии достаточных юридических оснований для содержания заявителей под стражей в ожидании экстрадиции, и процедуры, посредством которой вопрос о законности содержания под стражей мог быть рассмотрен судом. Суд также постановил, что украинское законодательство не дает заявителю права на компенсацию, как того требует статья 5 §5 Конвенции.

Правительство не предъявило ни одного факта или аргумента, способного заставить Суд прийти к иному выводу в отношении содержания под стражей в данном случае. Что касается жалобы заявителя, связанной с конкретными периодами его содержания под стражей после 7 апреля 2008 года, когда ему был предоставлен статус беженца, Суд отмечает, на основании жалоб заявителя и отсутствия возражений Правительства, что национальное законодательство предусматривает определенную защиту от экстрадиции для лиц, имеющих статус беженца. Кроме того, Правительство не объяснило, как содержание заявителя под стражей было совместимо с этим статусом, в частности после того, как его статус беженца был окончательно подтвержден. Однако, даже если предположить, что в течение этих периодов заявитель содержался под стражей с целью его экстрадиции на том основании, что Генеральная прокуратура по-прежнему намеревалась выдать заявителя, вывод об отсутствии адекватного правового основания для содержания заявителя под стражей в ожидании экстрадиции охватывает весь период времени, и Суду нет необходимости отдельно рассматривать период после предоставления заявителю статуса беженца.

В деле Крейдич против Украины,

Европейский суд по правам человека (Пятая секция), заседая Палатой в составе судей:

П. Лоренцен, председатель,

Р. Ягер,                                             K. Юнгвирт,

Р. Марусте,                                       М. Виллигер,

M. Лазарова-Трайковска,               М. Буроменский, ad hoc судья,

и К. Вестердик, секретарь секции,

После обсуждения за закрытыми дверями 17 ноября 2009 года, провозглашает следующее решение, которое было принято в указанный выше день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было открыто по заявлению (№ 48495/07) против Украины, поданному в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») гражданином Беларуси г-ном Виктором Анатольевичем Крейдичем (далее — «заявитель») 8 ноября 2007 года.

2. Заявителя представлял г-н А. Бущенко, адвокат, практикующий в Харькове, Украина. Украинское правительство (далее — «Правительство») представлял его уполномоченный г-н Ю. Зайцев из Министерства юстиции Украины.

3. Заявитель утверждал, что в случае его экстрадиции в Беларусь ему будет угрожать опасность применения пыток и несправедливый суд и что его содержание под стражей в ожидании экстрадиции было незаконным. Он также утверждал, что он не мог оспорить свое задержание, содержание под стражей и последующее решение об экстрадиции в национальных судах и не имеет права на компенсацию за его содержание под стражей.

4. 11 сентября 2008 года Президент Пятой секции постановил направить Правительству уведомление о заявлении. Было также решено рассмотреть заявление по существу одновременно с рассмотрением его приемлемости (статья 29 §3). Делу был присвоен приоритет в соответствии с Правилом 41 Регламента Суда.

ФАКТЫ

I. конкретные ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель родился в 1961 году и живет в Киеве, Украина.

6. В середине 2006 года заявитель уехал из Беларуси, поскольку он был приглашен на работу в качестве тренера национальной сборной команды Украины по вольной борьбе.

7. 15 июня 2007 года Генеральная прокуратура Республики Беларусь возбудила уголовное дело в отношении заявителя за пособничество и подстрекательство при взяточничестве (максимальное наказание — шесть лет лишения свободы). Поскольку местонахождение заявителя было неизвестно, был выдан ордер на его арест.

8. 2 июля 2007 года Киевское управление по борьбе с организованной преступностью получило запрос от Главного управления по борьбе с организованной преступностью Беларуси с просьбой помочь в задержании заявителя.

9. 18 июля 2007 года Генеральная прокуратура Беларуси выдвинула против заявителя обвинения в причастности к организованной преступности, злоупотреблении служебным положением и пособничестве взяточничеству и другим преступлениям (максимальное наказание в виде лишения свободы на пятнадцать лет).

10. В тот же день заявитель был арестован в Киеве, Украина.

11. 20 июля 2007 Печерский районный суд Киева санкционировал содержание заявителя под стражей до его экстрадиции.

12. 25 июля 2007 года Генеральная прокуратура Республики Беларусь обратилась просьбой об экстрадиции заявителя в Беларусь.

13. 31 июля 2007 года Киевский городской апелляционный суд рассмотрел апелляцию заявителя и изменил решение от 20 июля 2007, санкционировав его содержание под стражей в течение не более сорока дней, до получения запроса о его экстрадиции.

14. 20 августа 2007 года Печерский районный суд Киева принял решение о продлении содержания заявителя под стражей. 30 августа 2007 года это решение было оставлено в силе Киевским городским апелляционным судом.

15. В письме от 25 октября 2007 Генеральная прокуратура Беларуси заявила, что в случае экстрадиции заявитель не будет подвергнут смертной казни или любому иному обращению в нарушение статьи 3 Конвенции, что он будет получать необходимую медицинскую помощь, что ему будет обеспечено справедливое судебное разбирательство и он не будет преследоваться за его политические убеждения.

16. 5 ноября 2007 года Генеральная прокуратура Украины (далее — «ГП») приняла решение об экстрадиции заявителя в Беларусь. В тот же день это решение было направлено заявителю. Заявитель был также проинформирован, что он может обжаловать это решение в суде в течение десяти дней со дня его получения.

17. 13 ноября 2007 года, в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда, Председатель Пятой секции Суда предложил правительству Украины не выдавать заявителя в Беларусь.

18. 16 ноября 2007 года заявитель получил решение от 5 ноября 2007 года, но оспорил это решение в Киевском областном административном суде лишь 19 февраля 2008 года.

19. 7 апреля 2008 года Государственный комитет по вопросам национальностей и религий (Госкомитет) предоставил заявителю статус беженца в Украине.

20. 21 апреля 2008 Печерский районный суд отклонил апелляцию, поданную адвокатом заявителя на решения суда от 20 июля и 20 августа 2007 года, поскольку эти решения уже были обжалованы в рамках обычной апелляционной процедуры и суд первой инстанции не правомочен отменять их. 5 мая 2008 года это решение было оставлено в силе Киевским городским апелляционным судом.

21. 25 апреля 2008 года ГП подала протест на решение Госкомитета о предоставлении заявителю статуса беженца. По словам заявителя, исполнение соответствующего решения было приостановлено в ожидании ответа Комитета.

22. 7 мая 2008 года Киевский окружной административный суд отклонил жалобу заявителя на решение о его экстрадиции. В частности, суд указал, что на тот момент заявителю не был предоставлен статус беженца, поскольку оспариваемое решение было принято 5 ноября 2007 года. Заявитель не обжаловал это решение суда.

23. В письме от 14 мая 2008 года Госкомитет сообщил ГП, что ее протест на решение от 7 апреля 2008 года отклонен.

24. 23 мая 2008 ГП оспорила решение от 7 апреля 2008 года в суде.

25. 21 июля 2008 года Киевский окружной административный суд отклонил иск ГП об отмене решения от 7 апреля 2008 года.

26. 25 ноября 2008 года Киевский апелляционный административный суд оставил в силе решение от 21 июля 2008 года.

27. 28 ноября 2008 года ГП отказалась выдать заявителя в Беларусь. В тот же день заявитель был освобожден.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

28. Соответствующее национальное законодательство и практика изложены в решениях по делу Солдатенко против Украины (№ 2440/07, §§21–29 и 31, 23 октября 2008 года) и по делу Светлорусов против Украины (№ 2929/05, §§32–34, 12 марта 2009).

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЕЙ 3, 6 §1 И 13 КОНВЕНЦИИ

29. Заявитель заявляет, что в случае выдачи ему будет угрожать опасность подвергнуться жестокому обращению и несправедливому судебному разбирательству со стороны властей Беларуси, что является нарушением статей 3 и 6 §1 Конвенции. Кроме того, он жалуется, согласно статье 13 Конвенции, на отсутствие эффективных средств правовой защиты в связи с его жалобой в соответствии со статьей 3 Конвенции. Упомянутые положения гласят:

Статья 3

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Статья 6 §1

«Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Статья 13

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

30. Суд отмечает, что украинские власти отказались выдавать заявителя в Беларусь, и процедура его экстрадиции была прекращена. Ничто в материалах дела не свидетельствует о том, что ему по-прежнему угрожает опасность экстрадиции в Беларусь.

31. Таким образом, заявитель не может утверждать, что он является жертвой нарушения его прав в соответствии со статьями 3, 6 §1 и 13 Конвенции, как предусмотрено статьей 34 Конвенции. Отсюда следует, что эта часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии со статьей 35 §§3 и 4 Конвенции.

32. В этой связи Суд также отмечает, что нет необходимости продления временной меры, применяемой с 13 ноября 2007 года. Поэтому он отзывает эту меру.

II. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5
§§1, 4 И 5 КОНВЕНЦИИ

33. Заявитель жалуется, в рамках статьи 5 §1(f) Конвенции, что его задержание и содержание под стражей были незаконными. Кроме того, он заявляет, что с момента получения им статуса беженца его содержание под стражей не могло считаться содержанием под стражей с целью экстрадиции и что ни одно из оснований, перечисленных в статье 5 §1 Конвенции, не применимо к его содержанию под стражей, так как внутреннее законодательство запрещает высылку беженцев с территории Украины. Заявитель также жалуется на нарушение статьи 5 §4 Конвенции, поскольку он не имел возможности обжаловать свое задержание и содержание под стражей. Наконец, заявитель жалуется на нарушение статьи 5 §5 Конвенции, поскольку он не смог получить никакой компенсации за незаконное содержание под стражей.

34. Статья 5 гласит:

«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию».

A. Приемлемость

35. Суд отмечает, что эти жалобы не являются явно необоснованными в значении статьи 35 §3 Конвенции. Суд также отмечает, что они не являются неприемлемыми по другим основаниям. Поэтому они должны быть признаны приемлемыми.

B. Существо дела

36. Правительство утверждает, что вопрос об экстрадиции в Беларусь рассматривался в рамках Конституции Украины, Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях в гражданских, семейных и уголовных делах 1993 года, Уголовно-процессуального кодекса и Резолюции № 16 Пленума Верховного суда от 8 октября 2004 года о некоторых вопросах, связанным с применением законодательства, регулирующего порядок и срок содержания под стражей (ареста) лиц, ожидающих экстрадиции. Соответствующие положения этих документов были ясными, понятными, предсказуемыми и доступными для заинтересованного лица. Также, по мнению Правительства, заявитель мог оспорить свое задержание в суде. Кроме того, Правительство утверждает, что на то временя заявитель не имел статуса беженца, поскольку соответствующее решение Госкомитета было оспорено в суде ГП. Правительство, наконец, отметило, что, поскольку задержание заявителя и его содержание под стражей были законными, он не имеет права на какую-либо компенсацию.

37. Заявитель утверждает, что его содержание под стражей с 18 июля 2007 года по 7 апреля 2008 года и с 25 апреля 2008 года по 8 мая 2008 года (когда, по мнению заявителя, Госкомитет отклонил протест ГП на решение от 7 апреля 2008 г.) противоречило статье 5 §1(f) Конвенции (Солдатенко против Украины, упомянуто выше, и Новик против Украины, № 48068/06, 18 декабря 2008 года). Кроме того, его содержание под стражей с 7 апреля 2008 года по 25 апреля 2008 года и с 8 мая 2008 года по 28 ноября 2008 года не могло, с точки зрения заявителя, иметь целью его экстрадицию, поскольку в эти периоды решение о предоставлении ему статуса беженца не было приостановлено, а внутреннее законодательство запрещает высылку беженцев с территории Украины. Следовательно, его содержание под стражей не соответствовало ни одной из целей, перечисленных в статье 5 §1 Конвенции и, таким образом, идет вразрез с этой статьей.

38. Далее, стороны представили аргументы, аналогичные аргументам в деле Солдатенко против Украины (упомянуто выше, §§104–07 и 116–20) и деле Светлорусов против Украины (упомянуто выше, §§43–46 и 52–56).

39. Ранее Суд устанавливал нарушение статьи 5 §§1, 4 и 5 Конвенции в случаях, когдавозникали проблемы, аналогичные возникшим в данном случае (см. Солдатенко против Украины, упомянуто выше, §§109–114 и 125–127, и Светлорусов против Украины, упомянуто выше, §§47–49, 57–59 и 66–70). Эти выводы были основаны главным образом на отсутствии достаточных юридических оснований для содержания заявителей под стражей в ожидании экстрадиции и процедуры, по­средством которой вопрос о законности содержания под стражей мог быть рассмотрен судом. Суд также постановил, что украинское законодательство не дает заявителю права на компенсацию, как того требует статья 5 §5 Конвенции.

40. Рассмотрев все предоставленные ему материалы, Суд считает, что Правительство не представило ни одного факта или аргумента, способного заставить Суд прийти к иному выводу в отношении содержания под стражей в данном случае. Что касается жалобы заявителя, связанной с конкретными периодами его содержания под стражей после 7 апреля 2008 года, когда ему был предоставлен статус беженца, Суд отмечает на основании жалоб заявителя и отсутствия возражений Правительства, что национальное законодательство предусматривает определенную защиту от экстрадиции для лиц, имеющих статус беженца. Кроме того, Правительство не объяснило, как содержание заявителя под стражей было совместимо с этим статусом, в частности после того, как его статус беженца был окончательно подтвержден. Однако даже если предположить, что в течение этих периодов заявитель содержался под стражей с целью его экстрадиции на том основании, что Генеральная прокуратура по-прежнему намеревалась выдать заявителя, вывод об отсутствии адекватной правовой основы для содержания заявителя под стражей в ожидании экстрадиции охватывает весь период времени, и Суду нет необходимости отдельно рассматривать период после предоставления заявителю статуса беженца.

Соответственно, имело место нарушение статьи 5 §§1, 4 и 5 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

41. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Вред

42. Заявитель требовал выплатить ему 20 000 евро в качестве компенсации нематериального вреда. Он утверждал, что содержание под стражей в течение полутора лет причинило ему тяжелые физические и психические страдания.

43. Правительство считало, что нет причинно-следственной связи между предполагаемыми нарушениями и заявленным нематериальным ущербом.

44. Суд считает, что заявителю вследствие незаконного содержания его под стражей причинен нематериальный вред, который не может быть компенсирован путем простого признания факта нарушения его прав, предусмотренных Конвенцией. Принимая во внимание обстоятельства дела и решая на основе справедливости, как того требует статья 41, Суд присуждает заявителю 3500 евро в возмещение нематериального вреда.

B. Расходы и издержки

45. Заявитель не требовал возмещения каких-либо расходов и издержек в связи с разбирательством в Суде.

C. Пеня

46. Суд считает уместным, чтобы пеня основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

На основании этого Суд единогласно

1. Признает жалобы по статье 5 Конвенции приемлемыми, а остальные неприемлемыми;

2. Постановляет, что была нарушена статья 5 §1 Конвенции;

3. Постановляет, что была нарушена статья 5 §4 Конвенции;

4. Постановляет, что была нарушена статья 5 §5 Конвенции;

5. Постановляет,

a) что государство-ответчик должно в качестве возмещения нематериального вреда выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда судебное решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 §2 Конвенции, 3500 (три тысячи пятьсот) евро с добавлением любого возможного налога на эту сумму в переводе в национальную валюту Украины по курсу, действующему на день выплаты;

b) что с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев и до выплаты на вышеуказанную сумму должна начисляться пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского Цент­рального Банка в этот период с добавлением трех процентных пунктов;

6. Отклоняет остальные требования заявителя относительно возмещения.

Составлено на английском языке и зарегистрировано в письменном виде 10 декабря 2009 года, в соответствии с Правилом 77 §§2 и 3 Регламента Суда.

 

П. Лоренцен

К. Вестердик

председатель

секретарь

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори