пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200935
27.12.2009 | Михаил Белецкий

Расстрельное дело

   

Наконец нам с женой удалось получить материалы уголовного дела ее деда. Почти в самый юбилей Эффективного Менеджера, организовавшего миллионы таких дел. Простое, рутинное дело, одно из этих миллионов.

Иван Иванович Севбо родился в 1865 году и большую часть жизни – с начала 1890-х до начала 1930-х – был священником в белорусских селах. А когда утвердились большевики, стал безработным, жил на средства детей, так и проходит по делу. (В обвинительном заключении указано: «бывший поп, без определенных занятий»).

1 марта 1938 года оперуполномоченный Могилевского НКВД БССР подписывает постановление об аресте, мотивируя это тем, что «Севбо И. И. был связан на почве к/р деятельности с Могилевским епископом Раевским Александром и другими участниками к/р повстанческой организации, ликвидированной нами в июле 1937 года». Очевидно, НКВД понемногу подбирает всех «бывших попов», фабрикуя на них дела. Подшивают Севбо и других к Раевскому белыми нитками: в реабилитационном постановлении от 1961 г. сказано, что «по материалам дела [Раевского] Севбо Иван и другие осужденные с ним по одному делу лица не проходят». В тот же день, 1 марта, Иван Севбо арестован.

Суд скорый, но никак не праведный. Все досудебное производство вершится в один день – 13 марта. В этот день проводится первый и, судя по всему, единственный допрос, совершенно формальный, в ходе которого заполняется только анкета арестованного. (В реабилитационном постановлении сказано, что «никто из числа названных осужденными лиц показаний относительно их вербовки в контрреволюционную организацию не дал», из чего можно судить, что их не сочли нужным и расспрашивать.) Принимается постановление об избрании меры пресечения – «содержание в тюрьме города Могилева». И тут же оперуполномоченный сержант госбезопасности Самерсов выносит обвинительное заключение по следственному делу, в которое сколочены 7 священнослужителей. (Обратите внимание на уровень, на котором принимается решение о жизни и смерти людей, – сержант. Впрочем, с другой стороны, разве он что-то решает, он только механически ставит подпись.) Оперуполномоченный «УСТАНОВИЛ, что все вышеуказанные лица являлись участниками к/р повстанческой организации духовенства, которая ставила перед собой целью свержение сов. власти и восстановление монархического строя. Как участники к/р организации они систематически среди населения проводили к/р деятельность направленную на подрыв существующего государственного строя и вызова массовых недовольств против последнего, а потому ПОСТАНОВИЛ: Настоящее следственное дело направить на рассмотрение Тройки НКВД БССР». На другой день, 14 марта, Особая Тройка выносит постановление о расстреле всех обвиняемых. Здесь почему-то наступает длительная пауза – наверное, расстрельная машина не поспевает. Постановление о расстреле Севбо И. И. приведено в исполнение более, чем через месяц, – 22 апреля, как раз в день рождения основателя социалистического государства, требовавшего безжалостно расстреливать попов. Было ему тогда 73 года.

А чуть меньше, чем через четверть века, 2 сентября 1961 года Президиум Могилевского областного суда, рассмотрев протест прокурора, постановил: «Постановление Особой Тройки НКВД БССР от 14 марта 1938 г. в отношении [таких-то] отменить и дело в отношении их прекратить посмертно за недоказанностью предъявленных обвинений».

Закончу маленькой деталью. Перечисляя в анкете состав семьи, отец Иван указал и своего сына, моего будущего тестя: «сын Платон, инженер водного транспорта в г. Чернигове». Хотя прекрасно знал, что сын живет и работает не в Чернигове, а в Киеве. Понимал, что и детям грозит опасность, и хотел уберечь.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори