пошук  
версія для друку
09.02.2010 | Галя Койнаш
джерело: www.hro.org

Моральный Голливуд римейк: дело Демьянюка и новый свидетель

   

В сентябре 2009 г. опубликована нижеприведенная статья «Моральный Голливуд» на двух языках – украинском и английском.  Статья посвящена предстоящему тогда суду над Иваном Демьянюком по обвинению в причастности, в качестве надзирателя в концлагере Собибор,  к уничтожению 29 000 евреев.  Демьянюк все обвинения отрицает.  В статье упоминается, что живых свидетелей нет, хотя внимание уделяется другому аспекту этого дела, а именно вопросам морального плана, которые оно поднимает даже, если полагаем, что Демьянюк таки был охранником в Собиборе.

В последующие месяцы, в связи с началом процесса 30 ноября в Мюнхене, дело Демьянюка оживлённо обсуждалось в мировых СМИ.  Всё чаще звучали сомнения, как по поводу отсутствия свидетелей, так и относительно морального права судить военнопленного Демьянюка, когда половина судебных процессов немецких эсэсовцев, обвиняемых в подобных преступлениях, завершилась оправдательными приговорами.

На днях в российских СМИ появились громкие заголовки типа «"Ивана Грозного" опознал бывший узник лагеря смерти».  Сообщается, что 87-летний житель Рязани Алексей Вайцен, утверждает, что он узнал в подсудимом одного из надзирателей фашистского лагеря смерти.  Сообщения, к великому моему огорчению, ничуть не снимают глубоких сомнений относительно того, что называют «процессом над последним живым нацистом».  Предлагаю к вниманию читателя первоначальную статью с послесловием, где объясняю, почему не могу считать текст устаревшим.

 

Моральный Голливуд

 

Влияние информационной эпохи слишком переоценивают. Соблазнительная простота Голливуда остается привлекательной и всюду проникает. Нам нужны таблетки, чтобы легче жилось, чтобы не иметь никаких хлопот с пониманием смысла. Чтобы вдруг не спутать ужасных злодеев с благородными героями – и чтоб никаких неудобных вопросов о себе не возникало. И в случае чего быстро переключиться на другой канал.

Конечно, с историей все сложнее, ведь она не обеспечивает хеппи-эндами и не соблюдает правил, по которым герои должны побеждать. Но спрос своей аудитории умеют учитывать и политические деятели, и СМИ, и интерпретаторы истории.

Пример такого учета – депортация 89-летнего Ивана Демьянюка, которого Германия обвиняет в причастности к убийству тысяч евреев в нацистском концлагере «Собибор». Ссылки на возраст обвиняемого можно (и нужно) отбросить, так как преступления против человечности не имеют срока давности. Не слишком политкорректным было бы выражение удивления или претензии, что именно Германия теперь выступает в роли Фемиды. Наоборот, это можно только приветствовать.

Подозреваю, что предусмотрели также возможную путаницу относительно обвинений. Ведь Демьянюка уже судили, фактически на основании одних и тех же доказательств, но по различным обвинениям. В 1988 году его приговорили к смерти в Израиле, а спустя 5 лет оправдали, поскольку оказалось, что не он был тем садистским надзирателем Треблинки по прозвищу «Иван Грозный».

Многие, сознательно или нет, путают разные вещи. Те, кто утверждает, что Демьянюк является невиновным, подчеркивают, что его уже оправдали и считают, что его преследуют ни за что. Или что это антиукраинская кампания. Немецкая сторона немного размыто упоминает о «новых обстоятельствах» и выдвигает другие обвинения, но вряд ли сильно обеспокоена тем, что СМИ постоянно упоминают о том кровавом садисте, с которым Демьянюка когда-то ошибочно спутали. Ведь стороне обвинения важно, чтобы этот процесс «не провалился».

Я также считаю, что военные преступники должны отвечать за свои поступки независимо от возраста. Однако это дело вызывает только горькое чувство провала, а никак не триумфа справедливости. Новых обстоятельств, собственно, нет, а все обвинения опираются на удостоверение, выписанное на Ивана Демьянюка в лагере подготовки СС «Травники», список перевозок к «Собибору», а также свидетельства украинского надзирателя из «Собибора» Гната Данильченко.

Все это было в распоряжении правительства США и перед процессом в Израиле, и потом, когда Демьянюку сначала восстановили американское гражданство, а позже опять отобрали, «поскольку страна не намерена терпеть пребывания нацистских приспешников на своей территории». Звучит благородно, хотя не слишком убедительно после вынужденного обнародования (http://www.gwu.edu/~nsarchiv/NSAEBB/NSAEBB146/index.htm) в 2005 г. архивных материалов о «тайной истории» тесных связей между властями США и бывшим начальником отдела восточных армий абвера Рейнхардом Гейленом. Другие статьи доказали, что по крайней мере 5 соратников Адольфа Айхманна работали на ЦРУ, которое тоже пыталось завербовать 23 других нацистов, и что среди людей Гейлена было по меньшей мере 100 бывших эсэсовцев и гестаповцев.

В своей недавней книге «Преследуя зло» (Hunting evil), Гай Валтерс (Guy Walters) пишет, что вопреки сложившимся мифам, большинство нацистов вообще не преследовали. Он приводит пример Фридриха Бухардта (Friedrich Buchardt), который возглавлял Einstatzgruppe и принимал непосредственное участие в уничтожении десятков тысяч евреев. После войны он продолжил свою карьеру работая на МИ-6, то есть английскую разведку.

Список можно дополнить, но лицемерие государств-союзников ничего не меняет, и преступление не перестает быть преступлением из-за того, что другие преступники остались безнаказанными.

В отличие от упомянутых и многих других случаев, когда государства-победители не могли не знать, с кем имеют дело, здесь нет живых свидетелей, которые могли бы опровергнуть или подтвердить показания Демьянюка о том, что он находился в то время в лагере для военнопленных в Холме, а не в «Травнике» или «Собиборе».

Однако предлагают еще один аргумент: «Все обвинители Демьянюка в США или в Израиле, или теперь здесь, в Германии, утверждают, что ни один человек не смог бы выдержать нечеловеческих условий, созданных в концентрационном лагере в Холме »(http://www.zgroup.com.ua/print.php?articleid=2748). То есть против него говорит тот факт, что он выжил.

Советские пленные действительно содержались в ужасных условиях, и смертность была высокой. Был ли Демьянюк надзирателем в «Собиборе» – не знаю, но, в отличие от «всех обвинителей», хотела бы только надеяться, что на месте пленного я бы отказалась от такого шанса спастись. Судя по уверенности прокуроров, осмелюсь предположить, что они не читали слов Шаламова: «Лагерь был великой пробой нравственных сил человека, обыкновенной человеческой морали, и девяносто девять процентов людей этой пробы не выдержали».

А Демьянюка обвиняют не в моральном провале, а в преступлении против человечности, в причастности к убийству 29 тысяч евреев. Предстанет он не перед Богом, а перед людьми, которые, очевидно, знают, как жили и погибали советские пленные, и ни на секунду не сомневаются, что моральный экзамен они бы сдали на отлично.

Все СМИ информируют нас, что суд над Демьянюком наверняка будет последним процессом над «нацистскими преступниками», что он станет завершающим этапом того, что началось в Нюрнберге. Лейтмотивом почти всех статей на эту тему уже давно стало упоминание о количестве «помощников Гитлера» в других странах. Читаем например: «Согласно оценке таких экспертов, как Дитер Поль из Института новейшей истории, количество не-немцев, которые «готовили, проводили или поддерживали акции по уничтожению евреев», было примерно таким же, как и количество немцев и австрийцев, которые занимались этой делом – примерно 200 тысяч». Авторы этой статьи даже поднимают «щекотливый вопрос»: разве речь «не идет о европейском проекте, который лишь через определенное стечение обстоятельств прочно пристал к немецкой истории» (http://www.zgroup.com.ua/article.php?articleid=2531)? 

На Нюрнбергском процессе судили инициаторов ужасного преступления против человечности и людей, которые сознательно и добровольно были причастны к этому преступлению. Одновременно шел другой, не судебный процесс. Государства-союзники, в частности, СССР, решали, кто может им служить в условиях новой, Холодной войны, очень часто это диктовала политическая конъюнктура, а не потребность в очищении и раскаянии. Подросло новое поколение исследователей и журналистов, которым с расстояния времени и современных условий жизни все кажется простым. Они делают смелые выводы относительно вины одних или других групп людей, которые, дескать, могли бы больше делать для спасения евреев. Или, с помощью арифметики, упрощают и размывают сложные нравственные понятия. 200 тысяч немцев и австрийцев, 200 тысяч не-немцев, и ни одного упоминания о том, добровольно участвовали, или фактически выбирали между жизнью и смертью.

Разве работники немецких фабрик, производивших Циклон Б для массового уничтожения в газовых камерах, могли не знать, с какой целью он производится в таких объемах? Или немецкие интеллектуалы, в частности, Мартин Хайдеггер, которые приняли нацистский порядок, в действительности не ответственны за «окончательное решение»? Ответственны, так же, кстати, как и интеллектуалы из других стран, которые пытались не видеть или не афишировать преступления сталинского режима против человечности.

Трудно поверить, что французы, которые отправили 75 тысяч французских евреев «на Восток», по крайней мере, не догадывались, что обрекают их на смерть. То есть они причастны к массовому убийству. Они это делали добровольно, хотя в соседней фашистской Италии солдаты элементарно отказались выполнить приказы и выдать Гитлеру итальянских евреев.

Ничего нового тут нет и можно все узнать в любой библиотеке или в Интернете, там же, если есть желание, можно прочитать о том, чем именно отличались условия содержания английских и советских солдат в немецком плену, а также, чем в Польше или в Украине рисковали те, кто давал убежище евреям.

Впрочем, можно выбрать более простую, необременительную роль зрителей, наблюдая, как герои, наконец, поймали злодея, и справедливость восторжествовала. Все просто, безболезненно.

Не все познается в сравнении, а чья-то вина не уменьшится из-за того, что другие тоже грешили. Когда-то были оправданными попытки найти «Ивана Грозного» и привлечь к ответственности этого грубого садиста. Осудили невиновного, которого не казнили только благодаря распаду Советского Союза и выявлению ошибки. Сейчас речь идет максимум о рядовом коллаборационисте, который таким образом спас себе жизнь.

Конечно, у пленных был моральный выбор, так же, как был он и у заключенных советских лагерей, как и у Хайдеггера, когда он лично способствовал увольнению еврейских коллег, как и у работников немецких фабрик, которые делали возможным аппарат уничтожения. Одни руководствовались соображениями карьеры или политической конъюнктуры, другие боялись остаться без работы или просто хотели выжить. Были и такие, которые сознательно и добровольно организовывали и осуществляли страшное зло, они тоже сделали свой нравственный выбор, как и те, кто в своих целях помогли им избежать справедливости.

Вместо завершения Нюрнбергского процесса и триумфа законности мы опять имеем показательный процесс, который вызывает тревожное ощущение, что организаторам нужен миф о справедливости, а не она сама. Уроков истории ни они, ни общество в целом упорно не желают усваивать.


http://www.zaxid.net/article/48918/

 

А хэппи-энды всё-таки есть?

5 февраля в телерепортаже Вести  сообщили, что  "Ивана Грозного" опознал бывший узник лагеря смерти».  Невинная ли это ошибка, ведь с 80-х годов известно, что садиста по прозвищу Иван Грозный давно уже нет в живых? С трудом верится,  что по ошибке перепутали разные обвинения. Ведь неточной или неполной информации в телерепортаже  подозрительно много.  Узнаём, например, что это третий суд по делу Ивана Демьянюка.  «Впервые его осудили в Израиле, но после семи лет тюремного заключения отпустили в Соединенные Штаты».  Забыли одну немаловажную деталь: Демьянюка не казнили, а «отпустили в США» поскольку оказалось, что он не «Иван Грозный».  Остальным подробностям в телерепортаже о процессе не удалось найти подтверждения в Интернете, а информации про Демьянюка на разных языках полно.

            Дальше сложно что-то говорить.  Случилось ведь невообразимое, как во всех голливудских фильмах.  Когда уже отчаивалось немецкое следствие, появился живой свидетель, человек, который по фотографии опознал Ивана Демьянюка.  Опознал, кстати, несмотря на репортаж и собственные слова, не «Ивана Грозного» из Треблинки, а одного из надзирателей Собибора 87-летний житель Рязани Алексей Вайцен. 

     Узнаём, что «Алексей Вайцен пристально следит за судьбой Ивана Демьянюка. Прежде давать показания против надзирателя узник не спешил. Ведь прошло много лет, и они оба сильно изменились. Алексею Вайцену 87 лет, Демьянюку в апреле исполнится 90. Сейчас ветеран из Рязани уже не сомневается в том, что подсудимый в Мюнхене - тот самый "Иван Грозный" из "Собибора". "Полицай он был. Он похож на Ивана Грозного - морда такая, тело, руки. Нужно его выпустить на растерзание", - уверен бывший узник концлагеря»

Долго не спешил, очень долго, поскольку в 1975 г., как нам сообщают, он «опознавал охранников "Собибора".  Правда, в другом телерепортаже не то, чтобы сейчас спешил, но видимо всегда только о восстановлении справедливости мечтал. Цитирую:  

Алексей Вайцен: «Я все время был за то, чтобы его наказали».
Корреспондент: «А как его нужно наказать? Какого наказания он заслуживает?»
Алексей Вайцен: «Он заслуживает смертной казни. Больше ничего. За все беды, которые он наделал людям, это только смертная казнь, по-моему».

            Спорить с пожилым человеком, бывшим узником концлагеря не стану, да и, очень похоже, он здесь ни при чём.  Только от этого чувства, что до сих пор людей используют как статистов в чьих-то целях, очень горько. 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори