пошук  
версія для друку
20.02.2010

Встреча в Фонде по исследованию последствий и осмыслению коммунистической диктатуры

   

Фонд создан и работает на основании закона, который постулировал, что создается такая институция со своим архивом и библиотекой для сбора материалов по сопротивлению коммунистическому режиму и политическим репрессиям, а также для поддержки неправительственных организаций, которые будут вести такую же работу. Другая тема исследований – как смотрели журналисты в ФРГ на жизнь в ГДР (профессор Зимон тут же заметил, что многие смотрели через розовые очки).

В архиве хранятся документы самого Фонда (результаты проектов, отчеты, описания мероприятий, которые проводились) и материалы 12 и 13 созывов бундестага, которые занимались Фондом. Парламент создал и финансировал деятельность двух так называемых анкетных комиссий, которые изучали историю ГДР. Первая функционировала с 1992 по 1998 гг. и занималась сбором материалов по истории ГДР, вторая – думала, как обработать материалы, собранные первой комиссией.

В архиве хранятся также материалы свидетелей эпохи, в частности, диссидентов: фотографии, дневники, документы. Есть отдельные фонды людей, подаривших свои архивные коллекции, например, председателя Совета Фонда Маркуса Эппельмана. В молодости он был пастором самаритянской общины и славился своими проповедями. Есть отдельный фонд картин художника, который организовал в 1963 году домашнюю выставку своих картин и попал за это на год в СИЗО. С помощью ФРГ выехал туда в 1972 г. Ему первым позволили выставить картину в Освенциме.

В архиве большой фонд репрессированной литературы – материалы писателей, которых преследовали, интервью с ними. Например, фонд Эдельтрауд Экерт (Edeltraud Eckert). Ее арестовали в 1950 году за распространение листовок и дали 25 лет лишения свободы. Ей позволили вести тетрадь, куда она записывала свои стихи. В 1955 г. она погибла – волосы затянуло в станок. Ей было всего 25 лет.

В архиве хранится коллекция самиздата, но она невелика, самиздатом занимается Институт восточной истории в Бремене. Поэтому лучше поддерживать их, чем собирать свою коллекцию. Вообще говоря, немецкий самиздат в сравнении с польским и советским гораздо скромнее. Фонд финансировал создание документационного сайта, где указывается, какая организация какие коллекции имеет. Поддержал выставку самиздата из разных стран.

В архиве хранится много фотографий, их постепенно переводят в слайды. Будет около 1 млн. фото в виде слайдов. Запрос на фото самый большой. В архиве около 9 тысяч фото о внутригерманской границе, более 4 тысяч – о повседневной жизни в ГДР. Хранятся два персональных фонда выдающихся фотографов.

Многие фонды еще не разобраны, чтобы их освоить, нужно 16 лет.

В архиве хранится коллекция плакатов, их около 800. Их присылали в рамках конкурсов плакатов, которые проводились с 2003 года по определенным темам – восстание 1953 г., 25-летие Стены, объединение Германии и др. Коллекция политических плакатов содержит плакаты первых избирательных кампаний после падения Стены.

Архив аудио- и видеозаписей содержит записи телевизионных передач, посвященных осмыслению прошлого, записи проектов и другие записи, которые полезны по этой теме.

Коллекция повседневных вещей и предметов ГДР (обувь, одежда, сумки и т.д.) дает представление о быте в ГДР. Сейчас такие предметы снова производят: такая себе остальгия – тоска по Востоку

В библиотеке собираются книги по той же тематике. В ней хранится коллекция журнала «Тарантул», выпускаемого в ФРГ для жителей ГДР с 1950 по 1962 год, всего 124 выпуска. Коллекция подарена женой главного редактора журнала. Журнал перестали выпускать после установления Стены, т.к. стало трудно его распространять.

Анна Каминская, исполнительный директор Фонда

 

Фонд был создан 11 лет тому назад. Спустя год после создания возникла волна ностальгии по ГДР. После этого дискуссия о прошлой жизни в ГДР не прекращается. Нам надо информировать, как работала диктатура в ГДР, и какие последствия она имела. Иногда думают, что это региональная проблема, и что этот вопрос не касается ФРГ. Но на самом деле это не так. В ФРГ тоже многие имеют превратное представление о жизни на Востоке во время диктатуры.

Фонд финансируется из бюджета, часть средств была получена за счет бывшего имущества СЕПГ. Ежегодно Фонд поддерживает 150 проектов неправительственных организаций, и 80% из них находятся в ГДР. Все они в широком смысле содействуют образованию, передают знания о прошлом, которые эти организации добыли или освоили.

Мы задаемся вопросом – как передать школьникам ценности и навыки демократического общества? К сожалению, в вопросах образования Германия не является централизированным государством. Если бы все было централизовано, мы бы вместе с архивом Штази пришли бы в Министерство образования и сказали бы, что в школьных курсах нет тем «Объединенная Германия», «Диктатура в ГДР» и т.д., и потребовали бы включения в программу этих тем. А мы вынуждены обращаться к 16 земельным министрам образования и уговаривать их обо всем этом. Надо было еще убедить 20-30 издательств об актуальности этих тем.

Мы сделали выставку с комиксами «Там что-то было» – это ответ тем, кто говорит: «я не заметил, что была диктатура». В ней 20 плакатов, показывающих сюжеты, характерные для диктатуры. Тираж этой выставки 200 экз, и сейчас она переводится «Мемориалом» на русский язык. Вторая выставка, которая оформляется МИДом, – «Прекрасный мир диктатуры».

80% школьников сказали, что, несмотря на то, что в школе у них мало информации о диктатуре в ГДР, они осознают, что ее изучением надо заниматься в рамках школьной программы.

Алина Шпак, зам. директора архива СБУ

Вопрос о том, законодательство ли плохое, т.к. нет доступа к информации, или доступа нет, т.к. законодательство плохое – это вопрос о курице и яйце. Нужно понимать, что между украинским и немецким обществом – большая разница. В Германии все-таки понимают более или менее, что коммунизм – это плохо. А в Украине очень сильны мифы и стереотипы, т.к. общество плохо информировано о политических репрессиях, голодоморах, освободительном движении.

Законодательство трудно изменить, поэтому нужна большая информационная кампания, которая откроет историю Украины. Это должна быть большая комплексная работа. В Украине этим занимаются Министерство образования, Институт национальной памяти, архив СБУ, отдельные учебные заведения. Общественные организации занимаются просветительством, научными исследованиями, проводят информационные кампании.

В 2008 году рабочая группа Министерства образования разработала новые программы для средних школ. Наши оппоненты называют это «ревизией истории», но это необходимо делать. В рабочей группе историки из самых разных учреждений, но они сходятся на том, что тысячи открытых документов требуют пересмотра школьных программ.

Создано три выставки. Одна из них раскрывает историю УПА. В 2008-2009 гг. она побывала во всех областях страны, а также в Литве, Эстонии и Греции. Ее посмотрело более 70 тыс. человек.

Еще один проект – создание музея на базе тюрьмы на ул. Лонского во Львове. Инициатива эта шла от общественности, Т.к. тюрьма была в ведении СБУ, то СБУ откликнулось на эту инициативу и помогает в создании музея. «Тюрьма на Лонского» имеет статус национального музея, при музее создан наблюдательный совет.

Издательская программа осуществляется в сотрудничестве с Институтом национальной памяти и общественными организациями и направлена прежде всего на публикацию рассекреченных архивных материалов. Готовятся также лекции на конкретную тематику – для студентов, школьников и т.д.

Анна Каминская, исполнительный директор Фонда

 

Мы посетили тюрьму №1 (на Лонского) во Львове. Имели некоторые предрассудки, которые подтвердились, когда нам сказали, что всю нашу группу сфотографируют. Но потом были приятно удивлены тем, какую интересную экскурсию провел молодой сотрудник СБУ.

Герхард Зимон

 

Вы говорите, что необходим пересмотр изложения истории. В этом плане главную роль играет телевидение. Можете ли Вы его использовать для целей исторического образования?

У нас в Германии по этому поводу был достигнут такой консенсус: все организации, которые занимаются историческим прошлым, историческим образованием, должны иметь в наблюдательных советах телекомпаний своих представителей. Это должны быть известные люди, незаангажированные политически, которые будут следить за тем, чтобы конечные потребители были избавлены от агитации и нагрузочных смыслов в подаче информации.

Алина Шпак

Консенсуса в нашей стране нет, т.к. он отсутствует на глубинном уровне – нет единого понимания историии, нет единой исторической памяти. Есть борьба двух платформ – советской, ностальгирующей по прошлому в СССР и сохранившей советские ложные мифы и стереотипы, и новой, говорящей о политических репрессиях и бесчеловечности тоталитарного советского режима. Поэтому в стране нет единой политики исторической памяти. Нужна правда, и на ее основе мы сможем найти сбалансированную позицию.

Политики используют эту разницу в исторической памяти в своих целях, прежде всего, пользуются незнанием людей.

Одно из главных достижений – привлечение внимания к проблеме исторической памяти на телевидении и вообще в обществе в целом. Пять лет назад это почти никого не интересовало

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори