пошук  
версія для друку
22.02.2010

Постановление апелляционного суда г. Киева по уголовному делу по факту совершения геноцида в Украине в 1932–1933 гг.

   

 

УКРАИНА

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД ГОРОДА КИЕВА

г. Киев, ул. Соломенская, 2-а

 

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

И М Е Н Е М  У К Р А И Н Ы

13 января 2010 года

г. Киев

Судья судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда города Киева Скавроник В.М., при секретаре Бондаренко М.С., при участии прокурора отдела прокуратуры города Киева Доценко О.М. осуществил предварительное рассмотрение уголовного дела № 1-33/2010, возбужденного Службой безопасности Украины по факту совершения геноцида в Украине в 1932-1933 годах по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины, в отношении

Сталина (Джугашвили) Иосифа Виссарионовича, 21 декабря 1879 года рождения, уроженца г. Гори, грузина, с 1903 года члена партии большевиков, с апреля 1922 года – Секретаря ЦК ВКП(б);

Молотова (Скрябина) Вячеслава Михайловича, 9 марта /25 февраля/ 1890 года рождения, уроженца г. Нолинска Вятской губернии (ныне г. Советск Кировской области России), русского, с 1906 года члена партии большевиков, в период с декабря 1930 года до мая 1941 года – Председателя Совета народных комиссаров СССР и Совета труда и обороны;

– Кагановича Лазаря Моисеевича, 22 ноября 1893 года рождения, уроженца с. Кабаны (ныне пгт. Полесское Киевской области), еврея, члена партии большевиков с 1911 года, который с 1921 года работал в аппарате ЦК РКП(б), в 1924-1925 годах – Секретарем ЦК ВКП(б), в 1925-1928 годах – Генеральным секретарем ЦК КП(б)У, в период 1928-1930 годов – на руководящих должностях в ВЦСПС, Секретарем ЦК ВКП(б), с 1930 года – первым секретарем Московского горкома и обкома партии, заведующим сельскохозяйственным и транспортным отделами ЦК ВКП(б), а с 1937 года – заместителем Председателя СНК СССР, исключен из рядов КПСС в 1961 году за участие в массовых репрессиях;

– Постышева Павла Петровича, 18 сентября 1887 года рождения, уроженца г. Иваново-Вознесенска, русского, с 1904 года члена партии большевиков, в период с 1930 года до 1933 года – Секретаря ЦК ВКП(б), с 29 января 1933 года до 17 марта 1937 года – второго секретаря ЦК КП(б)У и первого секретаря Харьковского обкома КП(б)У;

Косиора Станислава Викентьевича, 18 ноября 1889 года рождения, уроженца г. Венгрув Венгрувского уезда Седлецкой губернии (теперь Варшавское воеводство Республики Польши), поляка, с июля 1907 года члена партии большевиков, в период с 14 июля 1928 года до декабря 1937 года – Генерального секретаря ЦК КП(б)У, репрессированного в 1938 году, расстрелянного 26 февраля 1939 года, реабилитированного в 1956 году;

Чубаря Власа Яковлевича, 22/10/ февраля 1891 года рождения, уроженца с.Федоровка Александровского уезда Екатеринославской губернии, украинца, с июля 1907 года члена партии большевиков, в период с июля 1923 года по апрель 1934 года – Председателя Совета народных комиссаров УСРР;

– Хатаевича Менделя Марковича, 22 марта 1893 года рождения, уроженца г. Гомеля, еврея, с июля 1913 года члена партии большевиков, в период с октября 1932 года до января 1933 года – второго секретаря ЦК КП(б)У, с 29 января 1933 года – первого секретаря Днепропетровского обкома КП(б)У.

22 мая 2009 года Начальником 1 отдела 1 Управления Главного следственного управления Службы безопасности Украины, подполковником юстиции Удовиченко В.М. возбуждено уголовное дело, следственный № 475, по факту совершения геноцида в Украине в 1932-1933 годах – по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 Уголовного кодекса Украины. т. 1, л. д. 1-3

25 декабря 2009 года, в ходе расследования данного уголовного дела Главным следственным управлением Службы безопасности Украины, под управлением генерал-майора юстиции Вовка В.В., возбуждено уголовное дело в отношении Сталина (Джугашвили) И.В., Молотова (Скрябина) В.М., Кагановича Л.М., Постышева П.П., Косиора С.В., Чубаря В.Я. и Хатаевича М.М. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины. т. 1, л. д. 22-26

По результатам досудебного следствия 29 декабря 2009 года вынесено постановление о направлении уголовного дела в Апелляционный суд города Киева для рассмотрения согласно действующему законодательству, которое 31 декабря 2009 года согласовано с Заместителем Генерального прокурора Украины, Государственным советником юстиции 2 класса Голомшою М.Я. т. 330, л. д. 258-289

В соответствии с письмом Заместителя Председателя Службы безопасности Украины, генерал-лейтенанта юстиции Герасименко М.М. уголовное дело 31 декабря 2009 года поступило на рассмотрение Апелляционного суда города Киева и в этот же день в порядке очередности передано в производство судье судебной палаты по уголовным делам Скавронику В.М. т. 330, л. д. 290

Досудебным следствием установлено, что руководство большевистского тоталитарного режима – Сталин (Джугашвили) Иосиф Виссарионович – Генеральный секретарь Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии большевиков /ЦК ВКП(б)/, Молотов (Скрябин) Вячеслав Михайлович – член ЦК ВКП(б), Председатель Совета народных сароис комиссаров (далее – СНК) Союза Советских Социалистических Республик (СССР), Каганович Лазарь Моисеевич – Секретарь ЦК ВКП(б), Постышев Павел Петрович – Секретарь ЦК ВКП(б), второй секретарь ЦК КП(б)У, первый секретарь Харьковского обкома КП(б)У, Косиор Станислав Викентьевич – член ЦК ВКП(б), Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии большевиков Украины /КП(б)У/, Чубарь Влас Яковлевич – член ЦК ВКП(б), член Политбюро ЦК КП(б)У, Председатель Совета народных комиссаров(далее – СНК) Украинской Социалистической Радянской Республики (УСРР), Хатаевич Мендель Маркович – член ЦК ВКП(б), второй секретарь ЦК КП(б)У, в 1932-1933 годах на территории УСРР совершили геноцид части украинской национальной группы.

По данным, изложенным в постановлении от 29 декабря 2009 года о направлении уголовного дела в суд, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

После разгрома Украинской Народной Республики в ноябре 1920 года большевистский режим начал на ее территории активные действия по недопущению восстановления независимого украинского государства путем жестокой репрессивной политики, направленной на установление коммунистического порядка и подавления любых партий и движений, отстаивавших идею украинской самостоятельности.

С этой целью Сталин И.В. вместе с вышеуказанными лицами начали всеобщую насильственную коллективизацию сельского хозяйства и депортацию украинских крестьянских семей, незаконную конфискацию их имущества, репрессии и физическое уничтожение украинцев.

Все это разрушило традиционные формы сельскохозяйственного производства и лишило украинских крестьян необходимых для нормальной жизнедеятельности запасов зерна, что вызвало в 1928-1929 годах голод среди украинского населения, после чего начались массовые антисоветские восстания на территории УСРР, которые с особой жестокостью подавлялись карательными мерами.

Осуществляя свои преступные намерения, Сталин И.В., Молотов В.В., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. применяли на территории Украины в мирное время репрессивный аппарат коммунистического тоталитарного режима, приняли решение и искусственно создали условия для уничтожения голодом части украинской нации.

Для совершения геноцида Сталин И.В. вместе с указанными лицами разработали план создания искусственного голода в УСРР.

15 января 1932 года Косиор С.В., действуя по указанию Сталина И.В. и, несмотря на голод в украинских селах, организовал принятие постановления Политбюро ЦК КП(б)У «Вопросы хлебозаготовок», согласно которому усиливался контроль за деятельностью руководства регионов во время изъятия хлеба.

1 февраля 1932 года, продолжая преступные действия, направленные на геноцид украинской национальной группы, Косиор С.В. и Чубарь В.Я. подписали и прислали для выполнения обкомам, горпарткомам и райпарткомам директиву «О семенах», согласно которой колхозам Украины отказывалось в предоставлении семенной помощи.

17 марта 1932 года Косиор С.В. организовал принятие постановления «О семенных фондах», которым были усилены репрессии в Украине и задействованы так называемые «активисты» из числа крестьян.

29 марта 1932 года Косиор С.В. организовал принятие Политбюро ЦК КП(б)У постановления «О Полесье», на основании которого были применены жесткие репрессии к крестьянам в УСРР и осуществлена депортация из районов Полесья 5000 семей в специально созданные поселения для разработки карьеров камней и глины. Кроме того, им согласован с ЦК ВКП(б) вопрос о депортации за пределы Украины еще 5000 семей .

Осуществляя свои преступные намерения, Сталин И.В., Молотов В.М., Каганович Л.Г. Постышев П.П., Косиор В.Я., Чубарь С.В. и Хатаевич М.М., начиная с весны 1932 года дополнительно ввели в действие ряд постановлений и подзаконных актов, которыми усилили создание условий, рассчитанных на физическое уничтожение голодом части украинской национальной группы.

Во время совершения геноцида пострадали также представители других национальностей.

Для реализации указанных преступных намерений Сталиным И.В. была делегирована уполномоченная комиссия ВКП(б) под руководством Молотова В.М., который вместе из Кагановичем Л.М. при участии Косиора С.В. и Чубаря В.Я. 6 июля 1932 года организовал принятие на заседании Политбюро ЦК КП(б)У в г. Харькове постановления «О плане хлебозаготовки» и принятие III Всеукраинской партконференцией для УСРР плана хлебозаготовок в количестве 356 млн. пудов, что значительно превышало реальные возможности украинских крестьян.

Продолжая свои противоправные действия, Каганович Л.М. и Молотов В.М. подписали 25 июля 1932 года и прислали ЦК КП(б)У и СНК УСРР совершенно секретную телеграмму об усилении изъятия хлеба, запрете торговли и проведении жестоких репрессий по отношению к голодающим крестьянам.

В дальнейшем, с целью выполнения своих преступных намерений Сталин И.В. и Каганович Л.М. организовали принятие 7 августа 1932 года Центральным исполнительным комитетом (ЦИК) и СНК СССР постановления «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», которой были введены расстрелы, конфискация имущества и запрещение применения амнистии.

В дальнейшем, 16 сентября 1932 года, Сталиным И.В. утверждена и направлена для исполнения Верховному Суду СССР, Прокуратуре, Государственному политическому управлению (ГПУ) УСРР, другим репрессивным органам секретная инструкция, которой определялся порядок наказания «кулаков» и других «социально враждебных элементов» с применением высшей меры наказания – расстрела, а в отдельных случаях – десятилетнего заключения в пятнадцатидневный срок со дня их выявления.

Постановление от 7 августа 1932 года и секретную инструкцию по ее применению Сталин И.В., Молотов В.В., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. использовали для создания условий, рассчитанных на физическое уничтожение части украинских крестьян.

2 августа 1932 года, несмотря на голод в УСРР, Молотов В.М. подписал и направил на исполнение органами центральной власти в Украине постановление СНК СССР № 1200 «Об уборке урожая и плане хлебосдачи на август 1932 г.», которым для Украины на август месяц был установлен завышенный на 100, 0 млн. пудов план сдачи хлеба.

Кроме того, 9 августа 1932 года Косиор С.В. подписал постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О мерах борьбы со спекуляцией хлебом», в соответствии с которым репрессивные органы ГПУ и органы милиции были обязаны обеспечить полное устранение с рынка продавцов зерна и муки и применение репрессий (аресты, конфискации).

Продолжая преступные действия, Каганович Л.М. 20 августа 1932 года, подписал и направил ЦК КП(б)У и СНК УСРР телеграмму «О неудовлетворительных темпах хлебозаготовок», в которой требовал принять меры для строгого наказания виновных лиц.

Сознавая трагические последствия вывоза зерна и других продуктов питания во время массового голода в УСРР, Постышев П.П. направил 18 сентября 1932 года ЦК КП(б)У телеграмму с требованием полного выполнения экспортного плана четвертого квартала 1932 года.

Во время выполнения своих преступных намерений, несмотря на голод в Украине и полное отсутствие семенных фондов, Сталин И.В. и Молотов В.М совместно подписали 23 сентября 1932 года и прислали ЦК КП(б)У телеграмму об отказе в предоставлении Украине семенного займа.

Реализуя совместный преступный умысел указанных лиц на совершение геноцида, Хатаевич М.М. разослал всем обкомам, горпарткомам и райпарткомам КП(б)У директивное письмо от 23 октября 1932 года за своей подписью с указаниями предпринять особо решительные меры для изъятия хлеба у крестьян.

25 октября 1932 года под руководством Косиора С.В. Политбюро ЦК КП(б)У приняло постановление «О необходимости преодоления отставания Украины в выполнении плана хлебозаготовок», которым в десять раз были повышены темпы выполнения годового плана.

30 октября 1932 года Молотов В.М. организовал заседание Политбюро ЦК КП(б)У, на котором было принято постановление «О мерах по усилению хлебозаготовок», которым органы власти на местах обязывались не допускать торговлю хлебом, промышленными товарами в Украине и усилить судебные репрессии.

5 ноября 1932 года Косиором С.В. организовано принятие Политбюро ЦК КП(б)У постановления «Об усилении участия органов юстиции в проведении хлебозаготовок», которое было направлено на активизацию деятельности органов юстиции и прокуратуры в изъятии зерна.

9 ноября 1932 года Народный комиссариат юстиции УСРР разослал Инструкцию «Об активизации работы органов юстиции в борьбе за хлеб», в которой определил максимальный срок расследования дел в трехдневный срок.

6 ноября 1932 года Косиор С.В. подписал телеграмму обкомам, которой устанавливалась товарная блокада в большинстве регионов Украины.

11 ноября 1932 за подписями Косиора С.В. и Чубаря В.Я. обкомам КП(б)У разослана выписка из протокола № 90 заседания Политбюро ЦК КП(б)У, постановление и Инструкция СНК УСРР «Об организации хлебозаготовок в единоличном секторе», согласно которой были усилены репрессии в отношении крестьян, которые лишались земельных наделов, усадебной земли, осуществлялась их депортация за пределы районов, областей и полное изъятие у них продуктов питания.

Этим же постановлением были приняты решения о применении так называемых «черных досок», а именно:

а/ немедленное прекращение подвоза товаров, полное прекращение кооперативной и государственной торговли на месте и вывоз из соответствующих кооперативных магазинов всех имеющихся товаров;

б/ полный запрет колхозной торговли, как для колхозов, колхозников, так и для единоличников;

в/ прекращение всяческого кредитования, досрочное взыскание кредитов и других финансовых обязательств;

г/ проверка и очистка колхозов с выявлением контрреволюционных элементов – организаторов срыва хлебозаготовок...»;

В отношении украинских крестьян применялись натуральные штрафы в виде установления дополнительных заданий по мясозаготовке в размере пятнадцатимесячной нормы сдачи мяса и годовой нормы сдачи картофеля, а также усиленные репрессии.

Кроме того, 18 ноября 1932 года Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. подписали и разослали на места постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О ликвидации контрреволюционных гнезд и разгром кулаческих групп», используя которую Косиор С.В. разработал специальный оперативный план и задействовал войска и специальные отряды для уничтожения украинских крестьян, которые оказывали сопротивление большевистской власти.

27 ноября 1932 года Косиор С.В. подписал и направил на места для выполнения постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О применении репрессивных мер к колхозам, которые саботируют хлебозаготовки», согласно которому было организовано проведение судебных процессов в отношении членов партии, которые оказывали содействие украинским крестьянам во время осуществления по отношению к ним геноцида.

1 декабря 1932 года, продолжая свою преступную деятельность, Косиор С.В. подписал и направил в адрес обкомов партии директиву ЦК ВКП(б), в которой требовал до 15 января 1933 года вывезти хлеб из сельской местности.

1 и 3 декабря 1932 года Чубарь В.Я. организовал принятие постановлений СНК УСРР «О запрете торговли картофелем в районах, которые злостно не выполняют обязательства по контрактации и проверке имеющихся фондов картофеля в колхозах» и «О запрете торговли мясом и скотом», вследствие чего был изъят картофель, как один из основных продуктов питания, и установлен запрет на торговлю мясом в Черниговской, Киевской, Винницкой областях, что фактически привело к убийству части украинских крестьян голодом.

После согласования со Сталиным И.В., Молотовым В.М. и Чубарем В.Я. вопроса о применении смертной казни в период изъятия хлеба, Косиор С.В., с целью реализации указанных общих преступных намерений, организовал принятие 5 декабря 1932 года постановления Политбюро ЦК КП(б)У «О мероприятиях по ликвидации саботажа хлебозаготовок», согласно которому в областях были созданы так называемые «тройки» – комиссии в составе первого секретаря обкома партии, начальника областного отдела ГПУ и областного прокурора, которые без судебного разбирательства дел применяли к крестьянам репрессии и принимали решение об их расстрелах.

Согласно справке СНК УСРР от 2 декабря 1932 года на «черную доску», кроме колхозов, занесены сельсоветы, села, отдельные единоличники, а также районы как административные единицы. В частности, в Винницкой области – 8 районов, 44 колхоза, 42 села единоличников; в Черниговской области – 13 колхозов, 38 сел, 1646 единоличников; в Донецкой области – 12 колхозов, 6 сел, 2 сельсовета, 25 единоличников; в Днепропетровской области – 228 колхозов в 44 районах; в Киевской области – 51 колхоз в 48 селах и 19 районах; в Харьковской области – 23 колхоза в 16 селах и 9 районах; в Одесской области – 12 колхозов в 9 районах.

13 декабря 1932 года Косиор С.В. подписал и разослал директиву ЦК КП(б)У «О применении мер против кулаческих и антисоветских элементов – организаторов саботажа хлебозаготовок», которым от секретарей обкомов большевистской партии требовалось обнаруживать в рядах партии лиц, которые не выполняли преступные решения, провести их аресты и высылку на север.

Продолжая свои преступные действия, Сталин И.В. и Молотов В.М. подписали 14 декабря 1932 года постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области», согласно которому были предприняты меры по преодолению сопротивления крестьян, прекращению украинизации, проведению репрессий, в том числе арестов, и заключению в концлагеря на срок от 5 до 10 лет.

23 декабря 1932 года Косиор С.В. и Постышев П.П. прибыли на заседание бюро обкома КП(б)У Днепропетровской области и организовали принятие им решения «О пересмотре сроков плана хлебозаготовок в районах», на основании которого в этом регионе были совершены репрессии и убийства крестьян голодом.

24.12.1932 года Косиор С.В. подписал и разослал в адрес секретарей райкомов партии, председателей райисполкомов, уполномоченных обкомов КП(б)У распорядительное письмо, во исполнение которого в пятидневный срок было вывезено все имеющееся зерно, которое сохранялось в колхозных фондах, и арестованы лица, оказывавшие сопротивление.

29 декабря 1932 года Каганович Л.М. и Косиор С.В. организовали принятие постановления Политбюро ЦК КП(б)У «Об усилении репрессий относительно единоличников – злостных не сдатчиков хлеба», на основании которого применены репрессии в отношении 1000 крестьянских хозяйств Харьковской и 500 крестьянских хозяйств Днепропетровской областей: у них было изъято все имущество, их лишили приусадебных участков и строений.

В тот же день Каганович Л.М. и Косиор С.В., используя постановление «О распространении на Днепропетровскую область мер, примененных по отношению к Одесской области», дали указания относительно депортации 700 семей и 700 крестьян на север Советского Союза и высылке в концлагерь 50 лиц.

          Кроме насильственной депортации мирного населения, в УСРР продолжались репрессии по так называемым хлебным делами, т.е. за утаивание хлеба, его «разворовывание» и т.п. Согласно данным ГПУ УСРР в 1932 году было арестовано 94 354 человек.

Продолжая совершать действия, направленные на уничтожение части украинской национальной группы Голодомором, Сталин И.В., Молотов В.В., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. организовали в январе 1933 года принятие ряда решений о полном изъятии хлеба и других продуктов питания в сельской местности Украины, выполнение которых привело к убийству миллионов украинцев голодом.

Так, 1 января 1933 года Сталин И.В. подписал и прислал Косиору С.В. телеграмму относительно дальнейшего усиления репрессий к украинским крестьянам, в том числе их расстрелов.

2 января 1933 года Хатаевич М.М. и Чубарь В.Я. подписали и разослали аналогичную по смыслу директиву партийным и советским органам УСРР.

Реализуя свои преступные намерения совершения преступления геноцида против части украинской национальной группы и сознавая наличие массовой смертности людей от голода в УСРР, Сталин И.В. и Молотов В.М. 22 января 1933 года подписали и направили в УСРР директиву ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О предупреждении массовых выездов голодающих крестьян за продуктами», которой запретили выезд крестьян из Украины и заблокировали границы УСРР военными подразделениями.

Указанный запрет сознательно лишал голодающих украинских крестьян возможности приобрести необходимые для их спасения продукты питания вне границ пораженной голодом территории Украины и обрекал их на голодную смерть.

4 июня 1933 года начальник политотдела Управления пограничной охраны и войск ГПУ Украины доложил ЦК КП(б)У об активном участии частей пограничной охраны и войск ГПУ в проведении весеннего сева в колхозах, а также об осуществленных репрессиях относительно украинских крестьян.

Таким образом, досудебным следствием установленыбесспорные доказательства того, что в 1932-1933 годах Сталин И.В., Молотов В.М., КагановичЛ.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и ХатаевичМ.М. организовали и совершили геноцид в Украине, создав жизненные условия, рассчитанные на физическое уничтожение части украинской национальной группы, использовав для этого следующие механизмы и способы:

– установление для Украины плана хлебозаготовок такого высокого уровня, по которому этот план не мог быть реально выполнен, а если и выполнялся – то только насильственным путем с применением репрессий и за счет полного изъятия у крестьян зерна, семенных запасов;

– занесение районов, населенных пунктов, колхозов, сельских советов на «черные доски», т.е. блокирование их войсками, недопущение выезда населения за границы этих территорий, полное изъятие продуктов питания и запрет торговли;

– изоляция территории Украины специальными вооруженными отрядами, военными частями и милицией;

– ограничение свободного передвижения крестьян с целью поиска продовольствия и запрет переписки;

– введение «натуральных штрафов»;

– проведение постоянных обысков с изъятием зерна, семенных запасов, имущества, одежды, всех продуктов питания, готовой пищи;

– усиление мер криминальных репрессий, включая расстрелы лиц, которые во время изъятия зерна, мяса, картофеля, подсолнечника и других продуктов питания оказывали сопротивление власти.

Согласно Выводу судебной научно-демографической экспертизы Института демографии и социальных исследований им. М.В. Птухи Национальной академии наук Украины от 30 ноября 2009 года вследствие содеянного геноцида в Украине погибло 3 млн. 941тыс. человек, из них: в течение февраля – декабря 1932 года – 205 тыс. человек, в 1933 году – 3 598 тыс. человек, в первой половине 1934 года –138 тыс. человек. т. 330, л. д. 12-60

Кроме того, выводами органа досудебного следствия вина Сталина (Джугашвили) И.В., Молотова (Скрябина) В.М., Кагановича Л.М., Постышева П.П., Косиора С.В., Чубаря В.Я. и Хатаевича М.М. в организации и совершении в 1932-1933 годах геноцида против части украинской национальной группы подтверждается фактическими данными, которые содержатся в показаниях:

свидетеля Яхно Г.Ф., который показал, что в период 1932-1933 годов руководством Советского Союза (Сталин и Молотов), Украины (Косиор и Постышев), другими партийными руководителями и действующей советской властью были созданы условия для осуществления Голодомора в Украине. Комсомольцами и «активистами» советской власти проводились обыски помещений с целью изъятия продуктов питания, а также он сообщил, что в 1932-1933 годах засухи или неурожая зерновых не было; 

т. 28, л. д. 129-134

свидетеля Игнатуши (Бойко) К.М. о том, что сельским советом и районным исполнительным комитетом в его селе было создано несколько отрядов (по 5-6 человек), которые проводили обыски помещений крестьян, изымали продукты питания, скот, личные вещи и одежду. В период 1932-1933 годов в с. Триполье от голода умерло около 300 человек. В селе были случаи людоедства. В 1933 году представителями советской власти в селе были разрушены две православные церкви;  т. 28, л. д. 21-27

– свидетеля Губского П. В., который показал, что в результате действия законов и постановлений Коммунистической партии, СНК, решений сельских советов голод был превращен в страшный, сплошной, искусственный голодомор, кровавую бойню против нации. Голод и смерть, как и было задумано, изменили соотношение сил в пользу большевиков, закрепили полную и окончательную политическую и экономическую победу коммунистической партии в стране. Все действия высшего партийно-советского руководства отвечают содержательному понятию «геноцид», определенному Конвенцией ООН от 9 декабря 1948 года;  т. 287, л. д. 136-157

свидетеля Шепель Л.И. о том, что никто из большевистской власти ни пищевой, ни медицинской, ни любой другой помощи крестьянам не предоставлял. В 1932-1933 годах отряды милиции не выпускали жителей села Боровая за его границы и обязывали крестьян находиться дома; т. 28, л. д. 71-73

свидетеля Куценко С.И., которая показала, что в середине 1932 года ее семья была «раскулачена», а в соседнем селе Иванивцы некоторые крестьяне выступили против активистов, защищая свое имущество, тем не менее их собственность отобрали силой, а самих крестьян с семьями выслали в Сибирь. Организаторами Голодомора на Украине был Сталин, а исполнителями – Молотов, Чубарь и Постышев; т. 28, л. д. 98-104

свидетелей Ищенко К.Г., Яхно Г.Г., Тарасюк И.В., Щербак П.Ф., Аврамивко Г.М., Корниенко Г.Ю., Дамчук К.А. и других.

т. 28, л. д. 69-70, 127-128 139-140, 141-142;

т. 66, л. д. 83-85, 134-138, 165-167; т. 215, л. д. 276-279

Обстоятельства проведения насильственной коллективизации подтверждаются фактическими данными, которые указаны в показаниях:

свидетеля Любчик Е.К. о том, что крестьян, которые не хотели вступать в колхозы и отдавать свое имущество, выселяли из села; т. 66, л. д. 139-142

свидетеля Андрощук А.К., которая показала, что в селе проживало около 3000 украинцев. В 1931 году их семья была «раскулачена». Весной 1932 года активистами в количестве 5-6 человек проводились обыски, в ходе которых изымались все продукты питания, домашний скот, личные вещи и инвентарь для обработки земли. Организаторами искусственного голода в Украине были Сталин И.В., Молотов В.М., Косиор С.В., Постышев П.П., Каганович Л.М. и Чубарь В.Я. Крестьянам не выдавали удостоверений или других документов, что делало невозможным их передвижение по территории Украины и за ее пределами. Сталин И.В. издал закон «О пяти колосках», как его назвали в народе, согласно которому, под угрозой строгого наказания, вплоть до расстрела, запрещалось собирать на колхозных полях остатки зерновых культур. За невыполнение хлебозаготовительного плана применялись натуральные штрафы, которые оплачивались как продуктами питания так и предметами быта, сельскохозяйственным инвентарем;  т. 28, л. д. 62-68

свидетелей Довбыш О.В., Бойченко М.О., Литвиновой Н.Ф., Жураковской Я.Г., Костенко З.И. и других, которые показали, что в период 1932 –1933 годов властью у крестьян забиралось все зерно и другие продукты питания;

т. 288, л. д. 57-60, 61-64, 65-68, 39-43, 73-77

свидетелей Гломозда И.П., Москаленко В.С., Набок М.Т., Печерского П.Г., Телегуз А.П., Довженко Г.И., Демиденко М.И., Зубенко О.И. и других, которые показали, что действующая власть проводила принудительную коллективизацию. По ее указанию бригады местных «активистов» изымали у лиц, которые не желали вступать в колхозы, все, без без исключения, имеющиеся продукты питания, обрекая их на голодную смерть.

т. 323, л. д. 178-182, 190-194, 204-208, 227-230, 239-242, 263-266, 287-291, 44-49

Относительно усиления хлебозаготовок, проведения массовых обысков с целью выявления и изъятия у крестьян продуктов питания:

свидетель Байдачный М.Я. показал, что хлеб, который сохранялся в хозяйстве каждого крестьянина, забрали без предупреждения. Представители власти и «активисты» ездили на подводе по селу и из каждого дома, из каждого хозяйства забирали хлеб;

т. 66, л. д. 78-82

свидетель Довгань В.Т. показала, что у людей забирали все съедобное и ценное, даже из небольших горшков вытрясали продукты питания, а также забирали одежду и обувь; т. 66, л. д. 202-205

свидетель Олейник Р.Ф. показала, что приходили мужчины, приблизительно по двадцать человек, с металлическим «колом» и всаживали ее в землю с целью найти тайник хлеба, зерна. Виновен во всем Сталин, то его был указ все забирать и морить людей голодом; т. 2, л. д. 249-252

– свидетель Колесников И.И. показал, что в с. Ильинка Троицкого района Луганской области в колхозе «раскулачили» самых зажиточных крестьян. У людей были деревянные ступы, в которых толкли зерно, чтобы приготовить пищу. «Активисты» специально раскалывали ступы, чтобы зерно не толкли и не готовили пищу. «Активисты» ходили дворами с металлическими пиками, ширяли (т.е. дырявили) землю, искали зерно. У кого зерно находили, то забирали и его, и самого хозяина;  т. 173, л. д. 164-167

свидетель Слюсарь Н.Ф. сообщила, что весной 1933 года в село приехали уполномоченный с «активистами», которые ходили по дворам крестьян и забирали семена. т. 173, л. д. 117-119

Аналогичные показания дали дали свидетели Грибинюк Е.С., Палий М.П. и другие. т. 67, л. д. 45-47, т. 66, л. д. 234-238

Об обстоятельствах введения большевистской властью «черных досок»:

свидетель Степацкая Е.Ф. показала, что за невыполнение плана хлебозаготовки их село Городок Пищанского района Винницкой области занесли на так называемую «черную доску». Торговля была запрещена, товаров не было, отменили льготы для колхозников, выезжать из села можно было по специальной справке, которую выдавал сельский совет, но эти справки выдавались не каждому;  т. 67, л. д. 114-117

Из сведений, содержащихся в показаниях свидетеля Середы В.М., видно, что в период 1932-1933 годов в селе Пески был голод. «Активисты» проводили обыски в помещениях крестьян и забирали зерно и все съедобное. В селе действовала «тройка», сформированная из представителей советской власти, которые без суда убивали недовольных властью крестьян. Из домов забирали трупы умерших от голода, вывозили их на сельское кладбище и скидывали в большую яму. От голода в 1932-1933 годах вместе с жертвами с. Константиновка умерло приблизительно 700 человек. В с. Пески был режим «черной доски», на выездах из села стояли часовые, которые никого не выпускали из села и не впускали в него; т. 215, л. д. 262-266

свидетель Пархоменко Б.В. показал, что в 1932-1933 годах занесенных на «черную доску» людей наказывали, лишая их продуктов питания. Голодомор происходил вследствие государственной политики советской власти во главе со Сталиным И. Власти было известно о высокой смертности сельского населения от голода;  т. 149, л. д. 195-199

В своих показаниях свидетель Куценко С.И. сообщила, что в середине 1932 года ее семья была «раскулачена». В соседнем селе Ивановка некоторые крестьяне выступили против «активистов», защищая свое имущество, тем не менее, их собственность отобрали силой, а самих крестьян с семьями выселили в Сибирь. Кроме этого, свидетель показала, что что организаторами Голодомора на Украине был Сталин, Молотов, Чубарь и Постышев;  т. 28, л. д. 98-104

О введении властью режима «черных досок» в колхозах дали показания свидетели Пономаренко М.Г., Кудла Д.А., Величко О.А., Величко Н.Д., Шерстюк К.О. и другие. т. 111, л. д. 41– 48; т. 216, л. д. 180-183

Досудебным следствием установлено, что в 1932-1933 годах по решению органов власти на так называемые «черные доски» в Украине было занесено 735 районов, сел, хуторов, колхозов, совхозов, МТС, кустов и артелей, которые

существовали в современных границах административно-территориального деления территории областей Украины

т. 65, л. д. 115-142; т. 109, л. д. 86-100; т. 105, л. д. 2-9; т. 120, л. д. 46-50; т. 122, л. д. 190-220; т. 140, л. д. 239-250; т. 146, л. д. 223 –250, 252; т. 159, л. д. 106; т. 237, л. д. 248-254; т. 210, л. д. 100-105; т. 212, л. д. 6-65; т. 213, л. д. 43-79, 89, 111-112; т. 237, л. д. 248-254; т. 244, л. д. 107; т. 255, л. д. 76-81; т. 256, л. д. 5-32, 40-61; т. 257, л. д. 111-122; т. 284, л. д. 185-187; т. 290, л. д. 138-139; т. 301, л. д. 152-153; т. 322, л. д. 194-205

О функционировании созданных большевистской властью

заградительных отрядов и препятствовании в получении голодающим населением Украины помощи из-за границы свидетельствуют такие фактические данные:

свидетель Юрова К.Л. показала, что население Западной Украины во время Голодомора собрало для голодающих два эшелона хлеба, но их не пропускали через границу, власть говорила, что в Украине нет голода. Эти эшелоны в течение месяца простояли на границе. Людей, которые старались прорваться через границу, расстреливали на месте; т. 67, л. д. 69-72

свидетель Журавель В.Ф. указала, что попавшие в г. Киев люди в большом количестве умирали прямо на улицах возле домов. Прячась от советской власти, жители Киева ездили в г. Воронеж, где на рынках обменивали вещи на хлеб, что было запрещено, за это власть сурово наказывала людей; т. 150, л. д. 12-15

свидетель Ночник Н.М. сообщила, что приблизительно в мае 1933 года вблизи ул. Якубовского города Фастова Киевской области, где рядом проходил железнодорожный путь, остановился поезд. Из одного из вагонов военные выгнали около тридцати молодых людей, которые были измождены, очень голодны, некоторые из них не могли самостоятельно передвигаться. На протяжении трех суток все они умерли, их трупы остались лежать по обе стороны дороги; т. 150, л. д. 77-80

свидетель Адамчук М.П. показала, что в период 1932-1933 годов было невозможно выехать из села в другие села, города или районы, так как у крестьян не было никаких документов, и власть запрещала выезжать из села; т. 66, л. д. 112-116

Подобные показания дали свидетели Белоконь Ф.Л., Дмитрук В.Г., Балицкая П.Н., Шепель Л.И., Пасюк Р.М. Погрибченко и другие; т. 66, л. д. 206-208; т. 126, л. д. 206-210; т. 150, л. д.124-126, т. 28, л. д. 71-73, т. 28, л. д. 115, 119; т. 173 л. д. 129-131

свидетель Коломийцева С.В. сообщила, что в период 1932-1933 годов власть не выпускала крестьян, которые стремились покинуть свои села, забирая у них документы, которые удостоверяют личность. Вокруг Киева были созданы кордоны из военизированных отрядов, запрещавших людям из других регионов приезжать в город.

т. 28, л. д. 110-114

О применении репрессий к голодающему населению Украины:

свидетель Савенко О.С. указала, что люди собирали на полях колоски и их за это забирали, судили. По полям ездили охранники и кого ловили, у тех забирали все, что они насобирали, и прогоняли людей; т. 67, л. д. 73-76

свидетель Щербак Н.Я., показала, что в 1932-1933 годах она проживала в г. Обухове Киевской области. Голодомор был вызван искусственным недостатком продуктов и их изъятием советской властью в связи с политикой Сталина, Кагановича, Постышева и руководства Украины; т. 28, л. д. 74-77

Как видно из показаний свидетеля Маслюка Г.М., тех, кто находился при власти, обеспечивали продуктами питания. В 1932-1933 годах голод существовал потому, что представители советской власти насильно принуждали людей сдавать все зерно и другие продукты питания. К тем, кто не желал сдавать их добровольно и скрывал, приходили с обыском и изымали все силой; т. 149, л. д. 102-106

свидетель Пирх Н.Х. указала, что советская власть во главе с И. Сталиным создала все условия для голода: была проведена коллективизация, установлены большие налоги и непомерные планы сдачи хлеба. Налоги устанавливались на содержание скота, деревьев, они постоянно увеличивались. Собирать колоски на поле было запрещено, за это строго наказывали. Ее соседа, который припрятал хлеб, представители советской власти арестовали и подвергли заключению. Многих украинцев из сел выслали в Сибирь за то, что они оказывали сопротивление власти; т. 150, л. д. 98-101

– свидетель Дашко В.И. показала, что, начиная с осени 1932 года по указанию власти к людям, которые не желали вступать в колхоз, приходила бригада так называемых «активистов», которые изымали у них все продукты питания. Зажиточных крестьян «раскулачивали», забирали все имущество, выселяли из домов. В 1932 году священников двух церквей, которые были в селе, репрессировали, а здания церквей разобрали; т. 323, л. д. 209-213

Подобные показания дали свидетели Дяк П.Д., Мироненко П.А. и другие;

т. 28, л. д. 135-138; т. 66, л. д. 243-245

свидетель Бащенко Г.Т. показала, что председатель колхоза Лапин выдал крестьянам по 4 кг хлеба, за что его арестовали; т. 66, л. д. 72-74

свидетель Яненко М.И. дал показания, согласно которым на территории Украины были созданы так называемые «тройки», которые приговаривали людей к смертной казни, в том числе за утаивание продуктов. К смертной казни массово приговаривались также украинские писатели и чиновники разного уровня; т. 149, л. д. 5-9

свидетель Винниченко Л.П. сообщила, что ее дядя, коммунист, который отказался выполнять преступные приказы советской власти – забирать у крестьян продукты питания, был осужден и выслан в северные районы СССР. Представители советской власти действовали жестоко по отношению к украинцам; т. 150, л. д. 94-97

Как показала свидетель Суслюк Е.Ф., в соседних селах жили евреи, которые держали свои лавки, магазины, они хорошо жили, к ним такое насилие, как к украинцам, не применялось; т. 67, л. д. 83-85

свидетель Самарская М.И. рассказала, что за горсть зерна, которую она взяла чтобы прокормить мать и сестру, ее арестовали и осудили на один год лишения свободы и держали в тюрьме; т. 173, л. д. 105-107

Свидетели Шленчик К.И. (т. 323, л. д. 127-131), Коршак Г.К. (т. 323, л. д. 144-147), Копиш О.О. (т. 2, л. д. 155-158), Голуб К.И. (т. 2, л. д. 166-169), Дубина П.Д. (т. 2, л. д. 170-173), Усатый Д.Й. (т. 323, л. д. 174-177), Москаленко В.С. (т. 323, л. д. 190-194), Колесник Д.К. (т. 323, л. д. 199-203), Набок М.Т. (т. 323, л. д. 204-208), Сакун Г.В. (т. 323, л. д. 274-278), Юрченко В.П. (т. 323, л. д. 279-282) и другие дали подобные показания.

Об осуществлении экспорта зерна и муки за границу во время Голодомора в Украине в 1932-1933 годах:

свидетель Шленскова Г.С. Г.С. показала, что все зерно отвозилось в колхоз и охранялось солдатами. Оно гнило, а в это время люди пухли от голода и умирали под открытым небом на улицах и в дворах; т. 67, л. д. 51-53

свидетель Вильчинская З.В. показала, что, несмотря на голод, государственное руководство выполняло экспортные обязательства; т. 66, л. д. 65-68

свидетель Кощук К.Т. показала, что все зерно свозили в колхоз, потом на станцию и куда-то вывозили. Не все успели вывезти, большое количество зерна сгнило, а люди пухли от голода. Никакой помощи не предоставлялось и не приходило извне.

т. 66, л. д. 213-215

Относительно осведомленности органов коммунистической власти о фактах острой нехватки продовольствия для населения Украины и о голодании людей:

свидетель Побуковская О.Л. показала, что для выживания люди вынуждены были питаться лебедой, чечевицей, мерзлым картофелем. Действующие органы власти знали о голоде и смертности от него, но ни медицинской, ни продуктовой помощи людям предоставлено не было. Наоборот, советская власть сделала все для того, чтобы оставить украинцев без пищи;  т. 149, л. д. 36-39

свидетель Цопенко Г.Ф. сообщила, что в 1932-1933 годах в селе был страшный голодомор. Люди умирали прямо на улице, возле домов, на поле. Она видела, как привезли полную подводу трупов и скинули их в яму. Одна женщина была живой и начала выбираться из ямы, но никто не обращал на нее внимания, яму продолжали засыпать. В соседнем доме проживали люди, которые поедали людей;  т. 150, л. д. 44-47

По данным, содержащимся в показаниях свидетеля Шехтман М.Л., в 1932-1933 годах работали радио и газеты, тем не менее, они не обнародовали ни одной информации относительно голода;  т. 149, л. д. 204-207

свидетель Дзененко Л.Ф. показала, что в селе Бурты на протяжении 1932-1933 годов от голода каждый день умирало в среднем пять и больше человек, трупы которых на подводе везли на старое кладбище, где их скидывали в ямы и закапывали по несколько трупов вместе. Те годы в колхозах были урожайными, и было достаточно продуктов питания. Голод был создан советской властью искусственно, страной тогда руководил И. Сталин;  т. 149, л. д. 119-122

Как показала свидетель Горбатюк Г.М., продовольственная помощь предоставлялась только председателю сельского совета, а другие крестьяне сами, как могли, помогали друг другу; т. 67, л. д. 28-30

свидетель Оксенчук А.И. сообщила, что были случаи людоедства в селе Новички, соседка поела своих детей, после чего и сама умерла. Люди в то время ездили на крышах вагонов или на платформах в Белоруссию и обменивали там разные собственные вещи на пищу. Родители отправили ее на поезде в Ленинград, в котором, как и в других городах СССР голода не было. В то время хорошо жили лишь «активисты», коммунисты и представители советской власти, так как они получали продуктовые паи, денежное обеспечение, одежду и обувь; т. 125, л. д. 86-89

свидетель Роговой О.И. показал, что постановление Политбюро ЦК КП(б)У «Об усилении хлебозаготовок» от 18 ноября 1932 года предписывало создавать на местах бригады из «активистов». Эти «активисты» действовали не без пользы для себя, конфисковывали у жителей села последний их испеченный хлеб;

т. 66, л. д. 175-193

Аналогичные показания дали свидетели Мироненко П.А., Савенко О.С., Палий М.П. и другие.  т. 28, л. д. 135-138; т. 66, л. д. 234-238; т. 67, л. д. 73-76

Об отсутствии голода в сопредельных с территорией Украины

районах России и Беларуси

– свидетель Мозговая Г.И. сообщила, что в 20-30 годах в их украинском селе поселилось много россиян, они занимали руководящие должности в поселковой администрации, партийных и советских органах. В те годы многие люди тайно ходили в с. Кантемировку, расположенное в России, так как там можно было приобрести хлеб, купить корову или вола, если кто-то имел какие-то деньги, так как в России такого голода не было;  т. 173, л. д. 132-134

свидетель Потапова М.В. обратила внимание на то, что урожай в 1932 году был хороший, но его весь вывезли. Они с отцом ходили пешком в с. Уразовое Белгородской области России, где просили милостыню. В России такого голода не было. Там люди вообще не голодали, ели белый хлеб с маслом. В ее родном селе во время голодомора умерло около половины людей – именно украинцы;  т. 173, л. д. 168-170

Похожие показания предоставила свидетель Палагута Г.В. и другие.

т. 173, л. д. 135-137

О случаях и фактах совершения людоедства и трупоедства

в период 1932-1933 годов:

свидетель Рябая А.А. показала, что в ее селе от голода умерло около четырехсот украинцев, трупы которых собирали на подводы и вывозили прятать в общих ямах на старом сельском кладбище с. Русанив. Ямы закапывали лишь тогда, когда они доверху заполнялись трупами умерших от голода людей, никаких крестов не ставили; т. 150, л. д. 5-7

свидетель Безжон Л.Г. указала, чтотрупыумерших от голода закапывали в общих ямах;  т. 150, л. д. 8-11

свидетель Савчук И.П. сообщил, что в Киеве на Байковом кладбище в 1932-1933 годах был пустырь, на котором в общих ямах хоронили умерших от голода, захоронения были массовыми; т. 150, л. д.81-82

свидетель Карлович М.Н. показала, что они с братом ходили по селу и попрошайничали, но им никто ничего не давал, так как был голод. Во время голода 1932-1933 годов умерло семеро детей из ее семьи. Они ели все что находили – траву, кору деревьев. В селе люди пухли и умирали от голода; т. 216, л. д. 106-108

свидетель Лисовенко М.М. утверждал, что для Сталина И.В. Украина была объектом преследования; т. 287, л. д. 167-170

– свидетель Лапчинская Н.В. показала, что принятое 7 августа 1932 года во время сбора урожая постановление ЦИК и СНК СССР, текст которого был подготовлен при непосредственном участии Сталина под влиянием ситуации в Украине, стал основным юридическим основанием для вынесения судами приговоров. Охваченное голодом, массовыми заболеваниями и возрастающей смертностью, украинское село планировали лишить хлеба. т. 287, л. д. 121-135

О массовой смертности от голода и производных от него:

свидетель Кравченко Ф.П. показала, что в 1933 году в ее селе погибло около шестисот человек;   т. 173, л. д. 171-173

свидетель Бермас Т.И. показала, что в ее родном селе Березки расположено место массового погребения жертв Голодомора 1932-1933 гг. – около двухсот жителей села; т. 217, л. д. 50-53

свидетель Середик О.П. сообщила, что в 1932 году ее семью «раскулачили». Сталин, Молотов, Каганович, Постышев, Косиор и Чубарь создали условия, при которых в период 1932-1933 годов в селе умерло около 800 украинцев. В результат чего среди жителей села Ивановка были случаи людоедства; т. 28, л. д. 48-54

Аналогичные свидетельства относительно принудительного изъятия продуктов питания, смертности от голода, употребления в пищу суррогатов дали свидетели Сыпаты Н.Т.; Кулак О.К., Насон В.С., Соболь К.Я., Крюкова К.Я., Шабовты Е.А., Лукьяненко И. А., Малашенко В.В., Котляр И.А., Житник М.Г., Савенчук Г.И., Пиуп О.Ю., Малец Г.О., Карпенко Г.М., Ивашко Г.Д., Никитенко А.И., Островецкий М.Т., Борец Т.П., Ордынская Г.М. и другие..

т. 323, л. д. 1-5, 6-12, 13-18, 20-21, 22-26, 29-33, 39-43, 47-51, 52-56, 57-61, 62-66, 67-69, 70-74, 75-79, 84-86, 87-89, 90-94, 95-98, т. 28, л. д. 55-61

Таким образом, по свидетельствам очевидцев представителями большевистской власти на местах на людей накладывались обязательства выполнять непомерные планы хлебозаготовок, за невыполнение которых вводились «натуральные штрафы», ограничивалось свободное передвижение крестьян за пределы Украины с целью поиска продовольствия.

Вместе с тем, в период 1932-1933 годов вооруженные отряды, бригады и «активисты» под руководством уполномоченных органов коммунистической партии, председателей сельсоветов во всех областях Украины постоянно проводили в селах обыски по месту проживания людей: в их помещениях и других помещениях и приусадебных земельных участках, во время которых забирали все найденное зерно, семена, имущество, одежду, реманент, плуги, полностью изымали продукты питания, готовую пищу и т.п.

При этом по отношению к мирному украинскому гражданскому населению в селах массово применялось насилие: избиения, репрессии, аресты, блокирование войсками сел, поселков и, даже, административных районов, занесенных на «черную доску», а также границ Украины для недопущения выезда населения за пределы этих территорий. В результате этого люди были лишены доступа к продуктам питания. Таким образом, большевистская власть совершала их убийство голодом.

Наряду с этим, систематические и жестокие репрессивные меры применялись также к партийным и советским руководителям всех уровней, которые высказывали свое несогласие с установленными планами хлебозаготовок и стремились помочь голодающим украинским крестьянам путем предоставления им продуктов питания из колхозных фондов.

Кроме этого, вина Сталина (Джугашвили) И.В. в организации совершения преступления геноцида подтверждается вещественными доказательствами:

архивными документами: сообщением Хатаевича М.М. ЦК ВКП(б) от 12.03.1933 года о трудном положении с продовольствием и смертности от голода в Днепропетровской области (т. 8, л. д. 341-344); директивным письмом от 7 декабря 1932 года № П 4731 с письменным указанием Секретаря ЦК ВКП(б) Сталина И.В. о проведении репрессий и назначении уголовного наказания руководителям Ореховского района Днепропетровской области в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет и другие (т. 17, л. д. 285; т. 19, л. д. 30); телеграммой от 1 января 1933 года Генеральному секретарю ЦК КП(б) Косиору С.В. с указанием о выполнении постановления ЦК ВКП(б) «О хлебозаготовках в Украине» (т. 7, л. д. 164); докладной запиской Донецкого обкома КП(б)У ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У от 18.05.1933 года о состоянии весеннего сева в области и о сложностях с продовольствием в Старобельском районе (т. 9, л. д. 250-253) и другими вышеуказанными документами (т. 7, л. д. 164, 167, 171-174, 206-207; т. 9, л. д. 149-150, 151-152, 153-154; т. 13, л. д. 23-27; т. 32, л. д. 111; т. 288, л. д. 125).

Вина Молотова (Скрябина) В.М. в организации совершения преступления геноцида подтверждается вещественными  доказательствами:

архивными документами: постановлением Политбюро ЦК КП(б)У от 30.10.1932 года «О мероприятиях по усилению хлебозаготовок», принятым при участии Молотова В.В. (т. 256, л. д. 147-154); постановлением ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР от 14.12.1932 года (т. 9, л. д. 23-27); телеграммой ЦК ВКП(б) и СНК СССР к ЦК КП(б)У и СНК УСРР от 21.06.1933 года за подписями Сталина и Молотова, в которой содержится категоричное требование обязательного выполнения плана годовых зернопоставок государству всеми колхозами, совхозами и единоличниками Украины (т. 7, л. д. 206-207); телеграммой ЦК ВКП(б) и СНК СССР ЦК КП(б)У и СНК УСРР за подписями Сталина И.В. и Молотова В.М. от 09.04.1932 года «О ходе маслозаготовок и экспорт масла», которая содержит требование выполнения плана маслозаготовок для обеспечения экспорта (т. 7, л. д. 215); телеграммой ЦК ВКП(б) и СНК СССР к ЦК КП(б)У и СНК УСРР за подписями Молотова В.М. и Кагановича Л.М. с указаниями усилить темпы хлебозаготовки (т. 7, л. д. 305-306); телеграммой Молотова от 21.11.1932 1932 года обкомам КП(б)У об активизации хлебозаготовительной кампании (т. 7, л. д. 320-323) и другими вышеуказанными документами (т. 7, л. д. 171-174 , 175-179, 200; т. 14, л. д. 184-186; т. 11, л. д. 52-54; т. 98, л. д. 86; т. 13, л. д. 22-27; т. 288, л. д. 125; т. 32, л. д. 111; т. 9, л. д. 151-152 , 153-154).

Вина Кагановича Л.М. в организации совершения преступления геноцида подтверждается вещественными доказательствами:

архивными документами: телеграммой ЦК ВКП(б) и СНК СССР за подписью Кагановича Л.М. и Молотова В.М. к ЦК КП(б)У и СНК УСРР об усилении темпов хлебозаготовок (т. 7, л. д. 305-306); письмом Павлоградского райкома партии от 30.03.1933 года Днепропетровскому обкому КП(б)У о голоде и людоедстве в с. Междуречье (т. 8, л. д. 348-351); постановлением Политбюро ЦК КП(б)У от 29.12.1932 года «О распространении на Днепропетровскую область мер, примененных по отношению к Одесской области», принятым при участии Л.М. Кагановича в отношении применения репрессий, выселения за пределы Украины, ссылки в концлагерь лиц, исключенных из партии (т. 9 л. д. 63); постановлением Политбюро ЦК КП(б)У «Вопрос хлебозаготовок» от 29.12.1932 года, принятым при участии Л.М. Кагановича, которым партийные организации и органы власти на местах обязаны были вывезти в счет плана хлебозаготовок все имеющееся в колхозах зерно, в том числе и семенные фонды (т. 9, л. д. 64, 67) и другими документами (т. 7, л. д. 303-304; т. 9, л. д. 63-67, 153-154)

Вина ПостышеваП.П.в организации совершения преступления геноцида подтверждается вещественными доказательствами:

архивными документами: телеграммой обкому КП(б)У от 08.12.1933 года за подписью Постышева П.П. о ходе заготовки свеклы и предупреждение о судебной ответственности руководящего состава за необеспечение вывоза свеклы с полей до конца декады (т. 322, л. д.11-13); копией телеграммы ЦК ВКП(б) ЦК КП(б)У от 18.09.1932 года за подписью Постышева, в которой от ЦК КП(б)У требовалось полное выполнение экспортного плана четвертого квартала 1932 года (т. 9, л. д. 111-113); письмом начальника УХНУ УСРР Асаткина от 22.04.1935 года «О состоянии учета населения в УСРР», в котором сообщается о резком увеличении смертности в Украине в 1932-1933 годах (т. 9, л. д. 268-270); докладной запиской ЦКК КП(б)У к ЦК КП(б)У от 16.08.1933 года о состоянии общественного питания и хлебосдачи в колхозах Киевской области (т. 8, л. д. 97-104); письмом Киевского областного отдела ГПУ главе ГПУ УСРР от 12.03.1933 года о трудном положении с продовольствием и увеличении смертности в ряде районов области (т. 8, л. д. 220-226); сообщением ГПУ УСРР ЦК КП(б)У от 14.03.1933 года о трудном положении с продовольствием в с. Шапарское Новопсковского района Донецкой области (т. 8, л. д. 227) и другими вышеуказанными документами (т. 98, л. д. 55 , 106-107, 188; т. 9, л. д. 63-67).

Вина Косиора С.В. в организации совершения преступления геноцида подтверждается вещественными доказательствами:

архивными документами: запиской по прямому проводу ЦК КП(б)У Черниговскому обкому КП(б)У за подписью секретаря ЦК КП(б)У Косиора С.В. относительно предоставления разрешения на применение судебных мер к саботажникам (т. 317, л. д. 84-86); выпиской из протокола № 90 заседания Политбюро ЦК КП(б)У от 11 декабря 1932 года «Об организации хлебозаготовок в единоличном секторе», присланным за подписью Косиора С.В. всем обкомам КП(б)У (т. 256, л. д. 131-134); телеграммой ЦК КП(б)У от 05.01.1933 года, присланной за подписью Косиора С.В. областным оргбюро КП(б)У, которая касается условий принятия в колхозы единоличников (т. 317, л. д. 226); постановлением Политбюро ЦК КП(б)У от 09.08.1932 года «О мерах борьбы со спекуляцией хлебом», присланной за подписью секретаря ЦК КП(б)У Косиора С.В. секретарям областных оргбюро КП(б)У для обеспечения мероприятий по устранению перекупщиков зерна и муки, привлечению к судебной ответственности единоличников, которые торгуют хлебом на базарах (т. 318, л. д. 239-241) и другими документами (т. 7, л. д. 61, 65-66, 67-71, 72-73, 74-75, 76-78, 79, 80-89, 94-95, 111, 170, 183-186, 189-191, 188, 202-203, 205, 243-254, 278-285, 345-346, 351, 381-383; т. 9, л. д. 62; т. 32, л. д. 109; т. 98, л. д. 55; т. 135, л. д. 76-78; т. 12, л. д. 261; т. 256, л. д. 131-134, 136).

Вина Чубаря В.Я. в организации совершения преступления геноцида подтверждаются вещественными доказательствами:

архивными документами: запиской ЦК КП(б)У и СНК УСРР обкому КП(б)У и облисполкому от 06.12.1933 года о командировке ответственных работников в занесенные на «черную доску» села для беспощадной борьбы с саботажниками, кулаками и другими антисоветскими элементами, подписанной Секретарем ЦК КП(б)У Косиором С.В. и Председателем СНК УСРР Чубарем В.Я. (т. 321, л. д. 10-12) и другими вышеуказанными документами (т. 7, л. д. 111, 188; т. 12, л. д. 261; т. 9, л. д. 74-76, 163-165; т. 14, л. д. 233-234, 235-236, 237; т. 15, л. д. 14-19; т. 256, л. д. 131-134, 136).

Вина Хатаевича М.М. в организации совершения преступления геноцида подтверждается вещественными доказательствами:

архивными документами: директивой ЦК КП(б)У и СНК УСРР партийным и советским органам от 02.01.1933 года за подписью Хатаевича М.М. и Чубаря В.Я. о добровольной выдаче колхозниками и единоличниками спрятанного ими хлеба (т. 7, л. д. 165); директивным письмом ЦК КП(б)У от 23.10.1932 года за подписью Хатаевича М.М., направленным всем обкомам, горпарткомам и райпарткомам КП(б)У с указаниями принять меры к усилению поступлений хлеба от единоличников путем применения к ним безусловных взысканий и других средств влияния (т. 7, л. д. 180-181); директивой ЦК КП(б)У и СНК УСРР по выполнению директивы ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 23.01.1933 года в связи с массовым выездом крестьян за пределы Украины, за подписью Хатаевича М.М. и Чубаря В.Я., о запрете выезда крестьянам с мест своего постоянного пребывания (т. 9, л. д. 163-165); докладной запиской Павлоградского райкома партии Днепропетровскому обкому КП(б)У от 20.04.1933 года, подтверждающей осведомленность власти о тяжелом положении в районе (т. 8 л. д. 283-287); письмом секретаря Днепропетровского обкома партии Хатаевича М.М ЦК ВКП(б) от 04.03.1933 года, который подтверждает факт информирования Сталина И.В. о тяжелом положении с продовольствием, об опухании и голодной смерти людей в УСРР (т. 8, л. д. 330-337); письмом Мелитопольского райкома партии от 11.03.1933 года Днепропетровскому обкому КП(б)У об ухудшении продовольственного положения в районе (т. 8, л. д. 338-340); сообщением Днепропетровского обкома партии ЦК КП(б)У от 12.03.1933 года, которое указывает на осведомленность власти о тяжелом положении с продовольствием и состоянии смертности людей от голода в области (т. 8, л. д. 341-344); спецдонесением транспортного отдела ГПУ Екатерининской железной дороги от 12.03.1933 года Днепропетровскому обкому КП(б)У, которое свидетельствует о фактах смерти от голода на железнодорожных вокзалах (т. 8, л. д. 345-347) и другими вышеуказанными документами (т. 9, л. д. 74– 76; т. 9, л. д. 163-165).

О направленности преступления геноцида именно против части украинской национальной группы свидетельствует и такой факт. Согласно решению Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР на место убитых голодом украинцев в Одесскую, Днепропетровскую, Донецкую и Харьковскую области Украины были организованно переселены массы людей из России и Белоруссии, т.е. осуществлялась спланированная замена этнического состава сельского населения в Украине.

Так, согласно письму заместителя заведующего Донецким областным земельным управлением Максимова к НКИД УСРР о переселении жителей Ивановской области (Россия) на Старобельщину от 13 октября 1933 года предлагалось утвердить распределение переселенцев в количестве 3500 семей колхозников между четырнадцатью районами Старобельськой группы, которые по своему состоянию нуждаются в немедленном донаселении. т. 14, л. д. 45-46

В соответствии с постановлением Политбюро ЦК КП(б)У от 11 сентября 1933 года «О донаселении в степные районы» определено количество в 22 000 семей переселенцев из северных областей Украины и порядок их перемещения в Днепропетровскую, Одесскую и Донецкую области в 4 квартале 1933 года. Постановлением СНК СССР от 31 августа 1933 года Всесоюзному переселенческому комитету поручено к началу 1934 года организовать переселение в степные районы Украины 15-20 тысяч семей. т. 7, а. с 363-366

Постановлением Политбюро ЦК КП(б)У от 23 сентября 1933 года «О мероприятиях по переселению в степные районы» принято решение об образовании при облисполкомах специальных комиссий для решения всех вопросов, связанных с переселением. т. 1, л. д. 361-362

Массовая гибель людей в Украине в 1932-1933 годах в результате смерти от голода, истощения, недоедания и производных от них болезней

подтверждается выводами судебно-медицинских экспертиз, проведенных по архивным документам регистрации смертей:

в Винницкой области (т. 91, л. д. 10-135, 137-207, 209-255; т. 92, л. д. 1-85, 87-204, 206-268; т. 93, л. д. 2-96, 98-222, 224-259; т. 94. л. д. 1-242; т. 95 л. д. 2-251, т. 96, л. д. 1-230);

в Днепропетровской области (т. 103, л. д. 134-139);

в Донецкой области (т. 117, л. д. 320-331);

в Житомирской области (т. 133, л. д. 11-329);

в Запорожской области (т. 140, л. д. 288-301);

в г. Киеве и Киевской области (т. 155, л. д. 10-109, 118-180);

в Кировоградской области (т. 162, л. д. 17-150);

в Луганской области (т. 174, л. д. 159-163);

в Николаевской области (т. 227,л. д. 199-203);

в Одесской области (т. 24, л. д. 303-316);

в Полтавской области (т. 254, л. д. 229-327);

в Сумской области (т. 261, л. д. 126-128);

в г. Харькове и области (т. 282, л. д. 67-241, т. 283, л. д. 8-148);

в Херсонской области (т. 290, л. д. 134-136);

в Хмельницкой области (т. 300, л. д. 163-266 );

в Черкасской области (т. 316, л. д. 297-302);

в Черниговской области (т. 325, л. д. 213-236).

Согласно Выводу судебно-медицинской экспертизы от 26 октября 2009 года № 550, питание является одним из важных источников поддержки жизнедеятельности организма человека. Существование человека без питания (пищи) возможно на протяжении некоторого времени.

Ориентировочная продолжительность голодания человека (при условии употребления воды) свыше восьми недель может привести к смерти. Голодание человека, особенно продолжительное, приводит к возникновению алиментарно обусловленных (связанных с питанием) болезней: гиповитаминозов, гипомикроэлементозов, дистрофий и т.п., которые в конечном итоге приводят к смерти человека.

Смерть человека при условии голодания обусловлена дефицитом или отсутствием в рационах людей основных нутриентов (питательных веществ): белков, жиров, углеводов, витаминов, микроэлементов, за счет нарушения метаболизма в организме.

Несвоевременное предоставление медпомощи голодающим с целью вывода из состояния голодания приводит, как правило, к функциональным и органическим нарушениям в их организме, вследствие которых возможно ограничение жизнедеятельности с последующим летальным исходом. т. 330, л. д. 113-116

По материалам уголовного дела вина Сталина, Молотова, Кагановича и других вышеуказанных лиц в организации и совершении геноцида в Украине в 1932-1933 годах подтверждается также вещественными доказательствами – архивными документами, которые свидетельствуют о выполнении на местах решений высшего руководства большевистской партии:

Совершенно секретным протоколом заседания Бюро Обкома КП(б)У в Киевской области от 18 ноября 1932 года № 21 «О ходе выполнения плана мясозаготовок», в соответствии с которым уполномоченные и бригадиры хлебозаготовок в районах на протяжении 48 часов должны проследить за доведением до каждого села окончательных планов сдачи мяса и обязательств – до каждого хозяйства; т. 144, л. д. 222– 224

Постановлением президиума Киевского областного исполнительного комитета от 16 февраля 1933 года «О ходе мясозаготовок в области», в котором констатировано неудовлетворительное состояние мясозаготовки в 1 квартале 1933 года, которая на 13 февраля 1933 года составляет 29,2%, в частности в секторах: совхозами – 9,4%, колхозными фермами – 2,3%, единоличниками – 32,7%, колхозниками – 27,9%. с применением санкций, штрафов, безусловного изъятия мяса и т.п., решено изъять мясо по твердому заданию в трехдневный срок; т. 146, л. д. 42-43

Постановлением бюро Киевского обкома КП(б)У от 28 июля 1933 года, в котором содержатся отчеты о ходе хлебозаготовок и реализации постановления обкома от 19.06.1933 г. по бородянскому району и о недопустимых случаях срезания колосков в районе и об усилении мер безопасности; т. 144, л. д. 156-157

Постановлением президиума Киевского областного исполнительного комитета от 7 января 1933 года «О хлебозаготовках на январь месяц 1933 года», которым обязали райисполкомы повести решительную борьбу с производством и торговлей мукой жерно-ручного помола, применяя такие мероприятия, как изъятие всех жерновов, домашних мельниц и привлекая к уголовной ответственности виновных в тайном помоле зерна;

т. 146, л. д. 60

Копией постановления комиссии при Киевском областном исполнительном комитете от 21 декабря 1932 года «О вывозе хлеба из удаленных пунктов», в котором речь идет о необходимости обеспечения бесперебойного вывоза хлеба из глубинок на местах;

т. 146, л. д. 61

Копией постановления Президиума Киевского областного исполнительного комитета от 16 декабря 1932 года «О ходе хлебозаготовок в области», которым одобрено применение репрессий, предусмотренных инструкциями СНК УСРР об организации хлебозаготовок. Областной прокуратуре указано обеспечить немедленное рассмотрение судебных дел, а райисполкомам провести решительную борьбу с людьми, которые мололи зерна на мельницах, не включенных в действующую сеть, на ручных мельницах и т.п.;

т. 146, л. д. 62-63

Секретным циркуляром Главного управления РК Милиции УСРР от 22 сентября 1932 г. № 168/76 «Об усилении борьбы органов РК Милиции с лицами, нарушающими постановление Правительства о запрете продажи хлеба нового урожая до 15 января 1933 г.», которым запрещалась продажа зерна до 15.01.33 г., что лишало крестьян возможности приобрести необходимый для выживания хлеб; т. 98, л. д. 72

Запиской № 029933 за подписью Генерального секретаря ЦК КП(б)У Косиора С.В., переданной по прямому проводу через представителя ГПУ секретарям обкомов, относительно необходимости увеличения количества репрессий, возбуждения уголовных дел в отношении лиц, которые скрывают хлеб и срывают заготовки, и быстрого выполнения приговоров по таким делам; т. 98, л. д. 87-88

Сводкой Черниговского облоргбюро КП(б)У к ЦК КП(б)У от 17.01.1933 года, подписанной секретарем облоргбюро Маркитаном, о выполнении плана хлебозаготовок единоличниками за счет исключительно припрятанного хлеба; т. 317, л. д. 31

Актом от 18 февраля 1933 года об изъятии председателем Широковского сельсовета у колхозника Панасенко П.И. «скрытого хлеба» и других продуктов питания: картофеля, пшеницы, кукурузы, проса, муки, ореха, подсолнечника, в общем количестве 8,27 центнеров; т. 98, л. д. 198

Актом от 23 марта 1933 года об изъятии председателем Ново-Николаевского поселкового совета и уполномоченным райпарткома скрытого хлеба и продуктов питания (фасоли, картофеля, кукурузы) у граждан Вобъяченко К. и Вобъяченко М.;

т. 98, л. д. 198

Постановлением Политбюро ЦК КП(б)У и Президиума ЦКК «О Драбовском деле» от 7 мая 1932 года, которым подтверждено решение Киевского облбюро КП(б)У о роспуске Драбовского бюро райпарткома, предусмотрены аресты бывших руководящих работников этого района, проведение чистки районного советского аппарата и т.п.; т. 7, л. д. 338-340

Постановлением бюро Николаевского городского комитета КП(б)У от 23 декабря 1932 года в отношении изъятия натуральных фондов в колхозах, в т.ч. семенных;

т. 212, л. д. 53-55

Постановлением Одесского областного исполнительного комитета от 31 декабря 1932 г. «О заключении в концлагерь бывших членов КП(б)У», согласно которому одобрено решение о заключении в концлагерь на разные сроки «за саботаж хлебозаготовок и измену интересам партии» бывших членов партии Одесской парторганизации, исключенных постановлением обкома от 30 декабря в количестве 50 человек;  т. 212, л. д. 93

Постановлением Бюро горпарткома «О мероприятиях по усилению хлебозаготовок в Николаевском пригородном районе» от 23 ноября 1932 года, согласно которому запрещалось расходовать любые натуральные фонды в колхозах;    т. 214, л. д. 141-142

Телеграммой Черниговского облоргбюро КП(б)У ЦК КП(б)ВУ от 23 января 1933 года за подписью секретаря облоргбюро Маркитана «О применении репрессивных мер для выполнения хлебозаготовок», в которой указано на усиление темпов хлебозаготовок путем применения мер репрессивного характера в Бобровицком, Буринском, Варвинском, Бубновском, Недригайловском, Прилукском и Роменском районах Черниговской области; т. 317, л. д. 49

Письмом прокурора, Верховного суда от 20 июля 1933 года № 1325/т о привлечении к уголовной ответственности колхозников и единоличников за срезание колосков на своих собственных огородах; т. 98, л. д. 172

Письмом прокурора Днепропетровской области, в.и.о. председателя облсуда и в.и.о. заведующего Оргинстром от 12 июля 1933 года № 261-135-263, адресованного всем прокурорам и судьям Днепропетровской области о своевременном применении репрессий; т. 98, л. д. 173-176

Актами от 15 и 18 января 1933 года об изъятии всего имущества у Макара Яблукова и Федора Багона за невыполнение плана контрактации и утаивание под печью хлеба и картофеля, и другими документами; т. 98, л. д.178, 179

Жалобой жителя с. Хотова Киевской пригородной полосы Мироненко В.Я. в ВУЦИК от 30 июля 1932 года о принудительном обобществлении колхозом его собственного скота. т. 146, л. д. 118-119

Письмом председателя горсовета № 886 ко всем сельсоветам района в отношении усиления работы по хлебозаготовке среди единоличников, немедленного применения репрессий к колхозам, занесенным на «черную доску»;  т. 98, л. д.181

Актом от 23 марта 1932 года комиссии Ново-Александровского сельсовета об изъятии и «полной реализации» имущества гр. Шевченко П.О. за невыполнение плана хлебозаготовок; т. 98, л. д.182

Памяткой за 1932 год партработникам, выезжающим в села пригородной полосы с целью проведения проверок хода текущих хозяйственно-политических кампаний;

т. 147, л. д. 89-90

Оперативными сводками начальника оперативной тройки начальнику Николаевского окружного отдела ГПУ о предоставлении разрешения на арест и высылку семей, подлежащих «раскулачиванию», и выселение населения в сельсоветах Варваровского района; т. 212, л. д. 81-83

Постановлением от 9 февраля 1932 года IV сессии Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета ХІІ созыва «Об образовании областных исполнительных комитетов на территории УСРР», согласно которому было образовано пять областей, а именно: Харьковская, Киевская, Винницкая, Днепропетровская, Одесская, с административно-территориальными единицами, которые вошли в их состав, и административно-территориальными единицами Донбасса, непосредственно подчиненных центру; т. 11, л. д. 276-282

Приказом ОГПУ от 2 апреля 1932 года № 290т (г. Москва) «О выделении работников по линии ЭКО в штатах райотделений и упразднении экономуполномоченных», согласно которому весной 1932 года усилено внимание органов советской власти к экономической сфере и сельскому хозяйству, в частности органов ОГП. Создавались новые штатные единицы в райотделах ГПУ, которые должны были осуществлять свою работу в определенных областях народного хозяйства из-за роста промышленных предприятий местного и союзного значения. При развертывании сети совхозов и МТС во всех районных отделах были выделены отдельные уполномоченные по экономической работе;

т. 26, л. д. 114-117

Приказом ОГПУ № 0017 от 25 января 1933 года (г. Москва) «Об организации Политотделов в МТС, совхозах и учреждения в них должности замначполитотдела по работе с ОГПУ». По этому приказу органами ОГПУ для исполнения решения ЦК ВКП(б) организовывались политические отделы при каждом МТС, колхозе и совхозе, которым были поставлены задачи осуществлять непосредственную борьбу с контрреволюционными проявлениями на всей территории колхозов, которые обслуживаются МТС, а также совхозов;  т. 26, л. д. 44

Письмом секретаря Одесского обкома КП(б)У секретарю Николаевского горпарткома от 27 марта 1933 года о мероприятиях по развертыванию борьбы с децентрализацией хлебозаготовок внутри районов, а также создании троек в составе секретаря райпарткома, главы райисполкома и уполномоченного ГПУ; т. 212, л. д. 84-85

Резолюцией бюро Николаевского городского комитета КП(б)У от 4 августа 1932 года о привлечении к ответственности руководителей с. Балабановка Николаевского района за срыв плана хлебозаготовок; т. 212, л. д. 100-101

Циркуляром ГПУ УСРР № 164/СПО от 19 июня 1933 года «О чекистском обслуживании колхозов», который направлен всем начальникам облотделов, начальникам горрайотделов, райуполномоченным ГПУ и замначполитотделов МТС по ГПУ с разъяснением положений директивы по организации агентурной сети в колхозах и МТС, которые их обслуживают, на основании разработанного плана; т. 26, л. д. 105

Циркуляром ГПУ УСРР № 308/СПО от 5 декабря 1933 года (г. Харьков) «Об обслуживании весеннего сева», направленным всем начальникам областных отделов, пограничных отрядов, ГТО, городских районных отделов, райуполномоченным ГПУ УСРР, заместителям начальников политотделов МТС и совхозов, от которых требовалось усилить агентурную работу, создать агентурный аппарат для проникновения в контрреволюционное подполье и выявить планы и намерения организованной контрреволюции; т. 26, л. д. 107-112

Приказом ОГПУ №1138/с от 8 декабря 1932 года (г. Москва) «Об агентурно-оперативной работе в деревне», в котором указано, что так называемый контрреволюционный элемент избрал организацию саботажа хлебозаготовок в качестве основной формы борьбы с большевистской властью, и сделано ударение о необходимости активизации агентурной работы на селе; т. 26, л. д. 38-41

Приказом ОГПУ № 0022 от 29 января 1933 года (г. Москва) «Об усилении агентурно-оперативной работы по контреволюционным элементам города, связанным с деревней» и другими документами; т. 26, л. д. 45

Для обеспечения выполнения преступных намерений совершения геноцида властью применялись меры по созданию партийного актива на местах. Так, постановлением секретариата Николаевского горпарткома от 3 мая 1933 года предполагалось утверждение норм для обеспечения руководящих органов села, начиная с мая до 15 июля 1933 года. Данным постановлением установлены нормы обеспечения продуктами питания руководящего состава села; т. 212, л. д. 143

Письмом Матвееву А.О. от брата от 20 марта 1932 года, в котором сообщается о противозаконных действиях местной власти в отношении бедняцких хозяйств на селе и работников в городе: непомерные налоги, изъятие одежды, арест за неуплату налогов;

т. 212, л. д. 117-120

Заявлением Гавриленко С.П. в отдел заготовки Николаевского горсовета от 7 января 1933 года о возвращении несовершеннолетним детям-сиротам зерна, отобранного у него бригадой Богоявленского сельсовета во время обыска;

т. 213, л. д. 20

Сведениями о наличии в Березанском зернохранилище заготовленного зерна по состоянию на 21 сентября 1932 года; т. 148, л. д. 69

Сведениями, содержащими данные о количестве зерна в зернохранилище «Заготзерно» станции Переяславская по состоянию на 22 сентября 1932 года; т. 148 л. д. 70

Информационным обзором состояния концентрации и выполнения Одесской конторой «Экспортхлеб» планов загрузки пароходов в период с 16 до 21 ноября 1932 года, согласно которому в 3 портах области находилось 15 хлебных пароходов, загруженных в Одессе 25 000 тоннами зерна, в Николаеве – 32 000 тоннами, в Херсоне – 12 000 тоннами хлеба; т. 214, л. д. 43-47

Докладной запиской руководителя группы социального быта Киевского МКК-РСІ «Заславской» к областному КК-РСІ об увеличении в г. Киеве количества беспризорных детей (подкидышей), особенно в возрасте от 1 до 4-х лет. По данным записки, начиная с января 1932 года количество таких детей ежемесячно увеличивалось: в январе их было 34, в феврале – 98, в марте – 103, в апреле – 144, в мае – 227, в июне – 223, в июле – 155. Во время обследования выявлены недопустимые факты факты небрежного отношения к детям (грязь, сосредоточение в большом количестве трупов умерших детей и т.п.). Почти все дети прибыли из районов и области, приток которых увеличивался: в мае – 502, в июне – 1454, в июле – 852 человека;  т. 144, л. д. 99-100

Постановлением Президиума коллегии Киевской МКК от 13 сентября 1932 года «В деле обеспечения беспризорных детей в системе «Охматдет», в котором указано на факты подкидывания детей, в возрасте до 4-х лет, и увеличение их смертности. Отмечено издание администрацией института «Охматдет» распоряжения не хоронить трупы умерших детей по одному, а собирать их в большом количестве для одновременного погребения;

т. 144, л. д. 96-98

Постановлением Президиума Киевского горсовета Х1-го созыва от 3 февраля 1933 г. «О ликвидации беспризорности», в пунктах 9 и 10 которого отмечен большой наплыв детей с периферии, что составляет 68 % от имеющегося количества беспризорных;

т. 144, л. д. 210 – 211

Отчетом о работе комиссии по борьбе с беспризорностью при президиуме Киевского горсовета с 1 сентября до 6 ноября 1932 года, в котором указано о выявлении и размещении 2368 беспризорных детей. На узловых станциях организованы заградительные отряды для прекращения наплыва беспризорных по железной дороге. Согласно данным ГСИ, наплыв беспризорных увеличивается ориентировочно на 500 человек ежемесячно. Карантины-приемники перегружены на 200-300 %;  т. 146, л. д. 180-184

Протоколом Николаевского заседания Николаевского горкома КП(б)У от 24 апреля 1933 года о запрете выдавать хлеб для общественного питания в дни, когда колхозники не выходили на работу в поле. Кроме этого, органам суда, ГПУ и милиции на местах предложено привлекать к ответственности руководящий состав колхозов за нарушение данного решения; т. 1, л. д. 154

Приказом ГПУ УСРР от 15 января 1933 года № 15 о групповых прорывах семей в сторону Польши и другими аналогичными приказами, в которых содержатся сведения о групповом нарушении границы на р. Днестр и попытках бегства людей в Польшу (Приказы ГПУ от 7 июня 1933 года № 247т и № 248);

т. 26, л. д. 150-152, 153 , 154

Приказом ОГПУ от 14 июля 1932 года № 645/с (г. Москва) «Об увеличении численности Погранохраны ПП ОГПУ БССР», в соответствии с которым количество Пограничной охраны ПП ОГПУ БССР увеличено на 3000 человек. Данный приказ свидетельствует о том, что указанное решение было принято в связи с постоянным ростом количества случаев незаконного пересечения границы голодающим населением Украины.

т. 26, л. д. 120

Преступление геноцида в Украине подтверждается также вещественными

доказательствами – документами, которые свидетельствуют об осуществлении экспорта зерна из страны в 1932-1933 годах:

телеграммой заместителя председателя Совета труда и обороны СССР из Москвы в Харьков ЦК КП(б)У и «Экспортхлебу» в Украине от 27 августа 1932 года за № 95628, в которой указывалось, что установленный Правительством план отгрузки в августе в порты 190 000 тонн зерна выполнен лишь в объеме 20 000 тон. От партийного руководства в Украине требовалось немедленно обеспечить отгрузку до конца месяца, в первую очередь, 30 000 тонн пшеницы, 20 000 тонн ячменя и 10 000 тонн ржи, о необходимости ускорения отгрузки из Украины на экспорт 170 000 тонн зерна ячменя; т. 7, л. д. 216

Постановлением бюро Николаевского горпарткома «О загрузке экспортных хлебных пароходов» от 15 декабря 1933 года, которым установлены суточные нормы завоза хлеба на элеватор для обеспечения загрузки пароходов в порту до 25 декабря 1933 года; т. 212, л. д. 107

Данными о кораблях, которые прошли через Николаевский порт в январе-декабре 1932 года, вывозя зерно из Украины за границу; т. 211, л. д. 177 – 184, 186 – 188

Данными о кораблях, которые были загружены зерном в Николаевском порту в январе-декабре 1933 года;  т. 211, л. д. 185, 189-196

Планом вывоза из СССР экспортных грузов в 3-ем квартале 1932 года, согласно которому установлены объемы отгрузки хлебных грузов и другого зерна из портов городов Херсона и Николаева. Указанные данные свидетельствуют об экспорте хлеба в 3 квартале:

– из Херсонского порта – 90 000 тонн. Порты назначения: Франция, Италия, Египет, Греция;

– из Николаевского порта – 253 000 тонн. Порты назначения: Северная Америка, Германия, Голландия; т. 211, л. д. 199

Ведомостью о загрузке пшеницей, рожью, ячменем, овсом, кукурузой и другими зерновыми, а также крупами, всего в количестве 339 312 675 кг, пароходов в Николаевском морском порту в 1933 году. Загрузка проведена полностью в Николаеве на 41 пароход, догружено в других портах 14 пароходов. Из них, 42 иностранных парохода для Западной Европы, 6 пароходов для Дальневосточного края, 1 советский пароход и 6 советских пароходов тоже для Западной Европы; т. 211, л. д. 208-211

Постановлением Николаевского горпарткома «О мероприятиях по загрузке экспортных судов хлебом» от 20 ноября 1933 года, согласно которому решено ежедневно вести график завоза на элеватор 6 000 тон зерна для обеспечения загрузки 5 пароходов, ждущих на рейде; т. 214, л. д. 81,

другими архивными документами.

Борьба сталинского тоталитарного режима с «украинским национально-освободительным движением» также подтверждается:

вещественными доказательствами: архивными документами, – возбужденными ГПУ групповыми уголовными делами против «Союза освобождения Украины» («СВУ», 1929-1930 гг.), «Контрреволюционной вредительской организации в сельском хозяйстве Украины» (1930 г.), «Военно-офицерской контрреволюционной организации» (1930-1931 гг.), «Украинского национального центра» («УНЦ», 1930-1932 гг.), «Трудовой селянской партии» («ТСП», 1931 р.), «Украинской военной организации» («УВО», 1932-1933 гг.) и других; т. 22, л. д. 121-144

Кроме этого, по данным Заключения судебно-психологической экспертизы от 17 декабря 2009 года № 10588, в результате создания жизненных условий, которые привели к продолжительному голоданию и лишению возможности питаться (период 1932-1933 годов в Украине), в людях происходили изменения психологического состояния, которые могли довести человека к совершению самоубийств, убийств с целью людоедства и трупоедства умерших близких родственников или других людей.

Голод является одним из мощнейших факторов, влияющих на психику и все поведение человека, ощущение голода и его переживание – единый психофизиологический процесс.

У людей в результате пережитого ими Голодомора в Украине в 1932-1933 годах мог произойти сдвиг психики, поскольку продолжительное полное голодание вызывает упадок сил, истощение, апатию, деморализует поведение (приводит к психологическому сдвигу); т. 330, л. д. 126-130

Согласно данным, содержащимся в Выводе Института социальной и политической психологии АПН Украины от 30 ноября 2009 года № 02-15/409, в период 1932-1933 годов большое количество людей в Украине испытывало значительные физические и психологические страдания вследствие продолжительного массового недоедания и голода.

Действия сталинского тоталитарного режима в период 30-х годов двадцатого века имели признаки политической технологии, они послужили причиной сдвига психики населения, которое проживало на территории Украины; такой психический сдвиг имеет отдаленные следствия, такие как психологическая травма для его непосредственных жертв и признака трансгенерационной передачи последующим поколениям (особенности этих психологических последствий и способы их преодоления потомками в третьем поколении нуждаются в специальных исследованиях).

Происходило депрессирование и ослабление голодом практически всех факторов, которые детерминируют поведение человека (детерминаторов): самосохранения, порогов риска, репродуктивного полового влечения, религиозных, моральных, эстетичных чувств и т.п.;  т. 330, л. д. 134-152

Подтверждением умышленного создания в Украине в 1932-1933 годах жизненных условий, рассчитанных на уничтожение части украинской национальной группы как таковой, являются установленные многочисленные факты совершения на ее территории таких асоциальных явлений как людоедство. Это подтверждается вещественными доказательствами – 1022 уголовными делами по фактам людоедства и трупоедства, совершенными в разных областях Украины именно в 1932-1933 годах, и только в этот период; т. 24, л. д. 1-123, 124-246, т. 25, л. д. 106, 153

Смертность людей от голода в 1932-1933 годах подтверждается:

вещественными доказательствами – Книгами регистрации актов о смерти в период 1932-1933 годов, в количестве 3186 шт., сохранившимися на данный момент в Украине, и протоколами их просмотров, во время проведения которых установлен факт роста смертности населения от голода и производных от него болезней в период 1932-1933 годов.

В Украине установлено 857 массовых погребений жертв геноцида

т. 68, л. д. 2-78, 82-85, 90-93, 98-101, 104-107, 110-114; т. 102, л. д. 10-19; т. 127, л. д. 3; т. 139, л. д. 1-10; т. 151, л. д. 1-5, 7-13, 15-21, 23-28, 30-36, 38-45, 47-52,54-59, 61-65, 67-73, 75-80, 82-86, 88-92, 94-99, 101-107, 109-114, 116-122, 124-129; т. 162, л. д. 1-12; т. 174, л. д. 8, 40, 47-49, 58, 92-99, 107, 111-114; т. 217, л. д. 1-159, т. 218, л. д. 1-177; т. 236, л. д. 1-174; т. 237, л. д. 259-260 ; т. 250, л. д. 1-297; т. 251 л. д. 1-257; т. 259, л. д. 1 – 95; т. 261, л. д. 52-59; т. 272, л. д. 1-257; т. 290, л. д. 2, 7-11; т. 299, л. д. 1-209; т. 301, л. д. 2-6; т. 326, л. д. 76-82, 87-93; т. 309, л. д. 1-208; т. 310, л. д. 1-240; т. 311, л. д. 1-214; т. 312, л. д. 1-247

Кроме этого, досудебным следствием получены документальные подтверждения событий в УСРР во время Голодомора, которые отражены или описаны в докладах итальянских консульств в Харькове, Киеве, Одессе, Ленинграде и посольства в Москве за 1932-1935 годы. В частности, в сообщении итальянского консула в Харькове Сержио Градениго Посольству Италии в Москве «О голоде и украинском вопросе» от 31 мая 1933 года № 474/106 указано: «Голод и дальше неистовствует и уничтожает людей, и просто невозможно постичь, как может мир оставаться равнодушным к такому бедствию и как международная печать может спокойно наблюдать массовое убийство, которое организовало советское правительство. Нет никаких сомнений в том, что это голод искусственный и специально создан для того, чтобы «проучить крестьян». «Этнографический материал должен быть переиначен», – цинично заявил один представитель власти в местному ГПУ. Путем варварских реквизиций московское правительство создало не просто недостаток продовольствия (это было бы весьма мягко сказано), оно создало такую ситуацию, при которой полностью отсутствуют средства существования для украинской сельской местности, на Кубани и на Средней Волге».

т. 38, л. д. 1-6, 7-132, 133

Подтверждением совершения геноцида против части украинской национальной группы являются также документы дипломатических учреждений Германии в период 1932-1934 годов с сообщениями о действиях большевистского режима в УСРР и другие архивные документы.  т. 39, л. д. 1-296

Согласно данным Вывода судебной комплексной историко-правовой экспертизы от 28 декабря 2009 года, вследствие целенаправленных системных действий высшего руководства СССР и УССР в Украине на протяжении второй половины 1932 года – первой половины 1933 года было совершено преступление, предусмотренное частью 1 статьи 442 Уголовного кодекса Украины. Высшим партийно-советским руководством принимались и выполнялись решения, направленные на намеренное лишение жителей сельской местности Украины всех продуктов питания и доступа к пище, что послужило причиной массового убийства голодом представителей части украинской национальной группы как таковой, поскольку абсолютное большинство сельского населения составляли украинцы, а абсолютное большинство украинцев составляли крестьяне.

На территории Советской Украины были нарочно созданы жизненные условия, рассчитанные на уничтожение части украинских крестьян, как удельной составляющей украинской национальной группы, что составляет признак преступления геноцида, предусмотренного ч. 1 ст. 442 Уголовного кодекса Украины; т. 330, л. д. 175-251

Таким образом, досудебным следствием в уголовном деле установлено, что преступление геноцида в Украине в 1932-1933 годах было организовано и совершено руководителями коммунистической большевистской партии, которые входили в состав ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У, а именно: Сталиным (Джугашвили) И.В., Молотовым (Скрябиным) В.М., Кагановичем Л.М., Постышевым П.П., Косиором С.В., Чубарем В.Я. и Хатаевичем М.М.

На основании изложенного,

учитывая, что преступление геноцида организовано и совершено Сталиным И.В., Молотовым В.М., Кагановичем Л.М., Косиором С.В., Чубарем В.Я., Постышевым П.П., Хатаевичем М.М., которые являются умершими, и потому привлечь их к уголовной ответственности невозможно, а проведение расследования в уголовном деле было необходимым для установления всех обстоятельств содеянного преступления, руководствуясь ст. ст. 1 и 2 Конвенции ООН от 9 декабря 1948 года «О предотвращении преступления геноцида и наказание за него», ст. 7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, Конвенцией ООН «О неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества» от 26 ноября 1968 года, ст. 62 Конституции Украины, п. 8 ч. 1 ст. 6, п. 2 ч. 1 ст. 34, ст. 130 Уголовно-процессуального кодекса Украины, орган досудебного следствия, согласовав свое решение с Генеральной прокуратурой Украины, направил уголовное дело на рассмотрение Апелляционного суда города Киева согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству.

Заслушав доклад прокурора Доценко О.М., которая считает необходимым закрыть уголовное дело на основании п. 8 ч. 1 ст. 6 УПК Украины в связи со смертью Сталина (Джугашвили) И.В., Молотова (Скрябина) В. М., Кагановича Л.М., Постышева П.П., Косиора С.В., Чубаря В.Я. и Хатаевича М.М., которые, как указано в выводах органа досудебного следствия, совершили преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 442 УК Украины, проверив материалами дела изложенные в постановлении органа досудебного следствия от 29 декабря 2009 года фактические обстоятельства организации и совершения в течение 1932-1933 годов преступления геноцида против части украинской национальной группы апелляционный суд констатирует следующее

Поводом и основаниями к возбуждению уголовного дела по факту совершения геноцида в Украине в 1932-1933 годах стали Обращения народных депутатов Украины Омельченко Г.О., Чорноволенко О.В., Председателя Ассоциации исследователей голодоморов в Украине Лукьяненко Л.Г., Председателя общества «Мемориал» им. В.Стуса Круцика Р.Н., Председателя Украинского института национальной памяти Юхновского И.Р. и Заявления граждан Украины Глуховской А.Н., Носенко А.П., Васильевой Г.М., Соломки В.Т., Манько М.Е., Метлы П.А. и Красовской Г.К., в которых содержатся сообщения о преступлении геноцида, а также достаточные фактические данные о совершении на территории Украины в период 1932-1933 годов преступления геноцида путем искусственно созданного Голодомора, которые содержатся в материалах проверки указанных заявлений и обращений, проведенных Службой безопасности Украины. т. 1, л. д. 30-34

Согласно требованиям ст. 97 УПК Украины Служба безопасности Украины, которая согласно п. 3 ст. 24 Закона «О Службе безопасности Украины» от 25.03.1992 г. № 2229-ХII является также органом дознания и досудебного следствия, правомерно приняла указанные Обращения и Заявления, которые содержат сообщения о преступлении геноцида, и по результатам доследственной проверки возбудила данное уголовное дело именно по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины, на которые указывают фактические обстоятельства, выявленные во время ее проведения.

Оснований для принятия другого, предусмотренного статьей 97 УПК Украины решения, а именно: – отказ в возбуждении данного уголовного дела или направление Заявлений и Обращений, которые содержат сообщения о преступлении геноцида, другим правоохранительным органам и государственным органам и ведомствам в деле нет, поскольку согласно положениям части третьей статьи 112 УПК Украины в деле о преступлении, предусмотренном статьей 442 УК Украины, досудебное следствие ведется следственными ными органами Службы безопасности Украины.

25.05.2009 года на своей пресс-конференции руководители и представители Пресс-службы СБУ сообщили о возбуждении уголовного дела по факту совершения геноцида в Украине в 1932-1933 годах, т.е. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 Уголовного кодекса Украины.

Статьей 236-7 Уголовно-процессуального кодекса Украины предусмотрено, что «постановление органа дознания, следователя, прокурора о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица или по факту совершения преступления может быть обжаловано в местном суде по месту расположения органа или работы должностного лица, которое вынесло постановление, с соблюдением правил подсудности».

Вышеуказанные постановления следователей Главного следственного управления Службы безопасности Украины: от 22 мая 2009 года – о возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины – геноцид и от 25 декабря 2009 года – о возбуждении уголовного дела в отношении Сталина (Джугашвили) И.В., Молотова (Скрябина) В.М., Кагановича Л.М., Постышева П.П., Косиора С.В., Чубаря В.Я. и Хатаевича М.М. по по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины, никем не обжалованы.

Статьями 213 и 214 Уголовно-процессуального кодекса Украины предусмотрены основания и порядок закрытия уголовного дела на стадии досудебного следствия, в частности по обстоятельствам, указанным в статье 6 этого Кодекса.

Согласно требованиям пункта третьего части первой статьи 229 Уголовно-процессуального кодекса Украины, проверив уголовное дело, прокурор или его заместитель закрывает его, составив об этом постановление с соблюдением требований статьи 214 этого Кодекса.

Ни орган досудебного следствия, ни прокурор указанными предоставленными им процессуальными полномочиями не воспользовались, придя к выводу о том, что решение по делу должно быть принято именно судом.

По убеждению апелляционного суда, решение органа досудебного следствия о направлении данного уголовного дела на рассмотрение Апелляционного суда г. Киева является обоснованным и законным по таким основаниям.

В практике отечественного уголовного судопроизводства указанное уголовное дело является абсолютно уникальным, имеющим особую процессуальную специфику.

Уникальность и специфика данного уголовного дела объясняется известными процессуальными причинами – фактом смерти указанных в ней лиц, которые совершили преступление геноцида, в связи с чем оно подлежит закрытию, (п. 8, ч. 1 ст. 6 УПК) и теми пробелами и недостатками, которые объективно существуют в уголовно-процессуальном законодательстве Украины.

Согласно требованиям статьи 62 Конституции Украины «лицо считается невиновным в содеянном преступлении и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда».

Таким образом, несмотря на то, что лица, которые по заключению органа досудебного следствия организовали и непосредственно совершили преступление геноцида части украинской национальной группы, умерли, учитывая правовую значимость решения органа досудебного следствия в деле о том, что данное преступление имело место и его совершили именно Сталин (Джугашвили) И.В., Молотов (Скрябин) В.М., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М., данное решение должно быть проверено судом, поскольку согласно положениям части второй статьи 124 Конституции Украины «юрисдикция судов распространяется на все правоотношения, которые возникают в государстве».

Статьей VI Конвенции ООН от 9 декабря 1948 года «О предотвращении преступления геноцида и наказании за него» также предусмотрено, что «лица, обвиненные в осуществлении геноцида или других перечисленных в статье III действий (они также приведены в диспозиции части первой статьи 442 УК Украины), должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это действие…»...

Санкцией ч. 1 ст. 442 УК Украины предусмотрено наказание за совершение преступления геноцида, в том числе в виде пожизненного лишения свободы.

Согласно положениям пункта второго части первой статьи 34 УПК Украины апелляционным судам областей, Республики Крым, городов Севастополя и Киева подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Таким образом, указанные положения отечественного законодательства и Конвенции 1948 года, ратифицированной УССР 22 июля 1954 года, свидетельствуют о правильности и правовой взвешенности позиции, согласно которой вопрос о проверке изложенных в уголовном деле фактических обстоятельств совершения преступления геноцида части украинской национальной группы и выводов органа досудебного следствия относительно них и постановление решения о закрытии дела должен решать именно суд, в данном случае Апелляционный суд города Киева.

Кроме того, изложенные в статье VI Конвенции ООН от 9 декабря 1948 года положения исключают подсудность данного уголовного дела суду другой страны, в т.ч. и Российской Федерации, в столице которой – Москве – в период 1932-1933 годов принят ряд решений, в результате выполнения которых был искусственно создан Голодомор в Украине как масштабное средство совершения преступления геноцида части части украинской национальной группы, поскольку дело должно рассматриваться «компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это действие...».

Как видно из материалов дела, именно этими положениями данной Конвенции руководствовалась Служба безопасности Украины, возбуждая и расследуя уголовное дело по ч. 1 ст. 442 УК Украины.

Доводы органа досудебного следствия об обратном действии статьи 442 УК Украины на период совершения в Украине преступления геноцида путем Голодомора 1932-1933 годов основываются на следующих положениях национального и международного законодательств

Cтатьей 58 Конституции Украины установлено общее правило, согласно которому «законы и другие нормативно-правовые акты не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица».

Данные конституционные положения нашли свое отражение в статье 5 Уголовного кодекса Украины: «Обратное действие закона об уголовной ответственности во времени».

Вместе с тем, согласно требованиям части пятой статьи 49 Уголовного кодекса Украины давность, как основание для освобождения от уголовной ответственности (равно как основание для признания факта совершения преступления) «не применяется в случае совершения преступлений против мира и безопасности человечества, предусмотренных в статьях 437-439 и части первой статьи 442 этого Кодекса».

Cтатья 442: «Геноцид», содержится в Разделе ХХ Уголовного кодекса Украины: «Преступления против мира, безопасности человечества и международного обычая».

Сущность указанного национального законодательства, предусматривающего уголовную ответственность за совершение преступления геноцида, отвечает положениям международного законодательства, которым предусмотрена уголовная ответственность за преступления против мира и безопасности человечества, базируется на нем и полностью с ним согласовывается.

Согласно Конвенции ООН от 9 декабря 1948 года «О предотвращении преступления геноцида и наказании за него» Статьей 1 Закона Украины «О Голодоморе 1932-1933 годов в Украине» от 28.11.2006 года № 376-V определено: «Голодомор 1932-1933 годов в Украине является геноцидом Украинского народа».

Статьей 7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года предусмотрено, что принцип запрета обратного действия уголовного закона не является препятствием для судебного разбирательства, а также для наказания любого лица за любое действие или бездействие, которое на время его совершения представляло уголовное правонарушение в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными нациями.

Конвенцией ООН «О неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества» от 26 ноября 1968 года, ратифицированной УССР 25 марта 1969 г. (ст. 1), предусмотрено, что геноцид является наказуемым преступлением, даже если эти действия не являются нарушениями внутреннего законодательства страны, где были содеяы (ст. 1 Конвенции).

Согласно статье 9 Конституции Украины указанные международные нормативно-правовые акты являются частью национального законодательства Украины, поскольку согласие на их обязательность дана Верховной Радой Украины. Их положения отвечают сути статей 21 и 24 Конституции Украины, согласно которым «все люди свободны и равны в своем достоинстве и правах. Права и свободы человека не отчуждаемы и незыблемы» (ст. 21), «Конституционные права и свободы гарантируются и не могут быть упразднены» (ч. 2, ст. 24).

Таким образом, отсутствуют любые правовые запреты для применения части первой статьи 442 Уголовного кодекса Украины в обратном времени относительно действий Сталина (Джугашвили) Иосифа Виссарионовича, Молотова (Скрябина) Вячеслава Михайловича, Кагановича Лазаря Моисеевича, Постышева Павла Петровича, Косиора Станислава Викентьевича, Чубаря Власа Яковлевича, и Хатаевича Менделя Марковича по организации и непосредственному совершению геноцида части украинской национальной группы путем искусственно созданного ими Голодомора в Украине в 1932-1933 годах, как это указано в заключении Главного следственного управления Службы безопасности Украины.

Данный вывод апелляционного суда основывается также на следующем.

В Преамбуле Конвенции ООН от 9 декабря 1948 года «О предотвращении преступления геноцида и наказание за него» речь идет о том, что цивилизованный мир осуждает геноцид как «отвратительное несчастье», от которого необходимо спасать человечество, и признает, что «на протяжении всей истории геноцид наносил большие потери человечеству».

По смыслу статьи 1 Конвенции геноцид независимо от того, происходит ли он в мирное, или военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого стороны (договорные стороны) обязуются принимать меры по предупреждению и наказывать за его осуществление.

Проверив изложенные в постановлении органа досудебного следствия фактические обстоятельства дела апелляционный суд на основании тщательного анализа и всесторонней оценки собранных в нем доказательств в их совокупности, отмечает доказанность и обоснованность изложенных в постановлении выводов о совершении Сталиным И.В., Молотовым В.М., Кагановичем Л.М., Постышевым П.П., Косиором С.В., Чубарем В.Я., Хатаевичем М.М. преступления, которое правильно квалифицировано по ч. 1 ст. 442 УК Украины как геноцид части украинской национальной группы.

Суть и признаки преступления «геноцид» изложены в формулировке начальной части статьи II Конвенции 1948 г., согласно которой «геноцид означает…акты, совершенные с намерением уничтожить, полностью или частично, любую национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую».

Доктриной и практикой международного права общепризнано, что для квалификации преступных действий как геноцид необходимо доказать наличие у субъекта преступления специального намерения (dolus specialis) уничтожить лишь определенную в Конвенции группу и направленность его преступного поведения против определенной группы как таковой.

Итак, – геноцид отличается от других преступлений против человечности, во-первых, качеством намерения, а не количеством жертв, во-вторых, направленностью не против людей вообще, а против четко очерченного круга разновидностей человеческих групп, в-третьих, направленностью не против отдельных членов таких групп, а против групп как таковых.

По смыслу диспозиции ч. 1 ст. 442 УК Украины объектом данного преступления является безопасность существования той или иной национальной, этнической, расовой или религиозной группы.

Таким образом, для геноцида характерно то, что члены групп, определенных в Конвенции 1948 г., равно как и в части первой статьи 442 Уголовного кодекса Украины, уничтожаются, частично или полностью, из-за их принадлежности к таким группам.

Итак, этнический состав участников преступления геноцида не является его юридическим признаком, а поэтому – не влияет на квалификацию конкретных установленных органом досудебного следствия противоправных действий Сталина, Кагановича, Молотова, Постышева, Косиора, Чубаря и Хатаевича как преступления геноцида.

Установленными фактическими обстоятельствами дела доказано, что объектом преступных действий указанных в постановлении лиц была именно безопасность существования части украинской национальной группы, что подтверждается собранными и проверенными доказательствами создания для нее жизненных условий, рассчитанных на ее частичное физическое уничтожение путем осуществления в Украине Голодомора, вследствие чего было уничтожено 3 млн. 941 тыс. человек.

По нормам действующего украинского национального и международного законодательства национальная группа (нация) – это исторически сложившееся, стойкое сообщество людей, для которого характерны общая территория, экономические связи, свой язык, отличительные особенности быта, культуры, духовности.

Часть украинской национальной группы, против которой в 1932-1933 годах было направлено преступление геноцида, полностью отвечает всем указанным признакам.

Объективная сторона преступления геноцида, предусмотренная частью первой статьи 442 УК Украины, в деле также определена. Установлены действия, в результате совершения которых путем искусственного создания жизненных условий, которые привели к Голодомору в 1932-1933 годах, была уничтожена часть украинской национальной группы.

Собранными органом досудебного следствия фактическими данными подтверждено, что организованное и содеянное Сталиным (Джугашвили) И.В., Молотовым (Скрябиным) В.М., Кагановичем Л.М., Постышевым П.П., Косиором С.В., Чубарем В.Я. и Хатаевичем М.М. преступление геноцида было направлено не против представителей других национальностей, которые тоже пострадали от Голодомора 1932-1933 годов, но намного в меньшем количестве, чем этнические украинцы, а именно против части украинской нации.

Бесспорно доказано, что Голодомор указанными лицами был спланирован и осуществлен как один из этапов спецоперации против части украинской национальной группы как таковой, поскольку именно украинская нация, а не национальные меньшинства, выступала субъектом государствообразующего самоопределения и лишь она могла реализовать закрепленное Конституцией СССР 1924 года право на самоопределение путем выхода из СССР и утверждение независимого украинского государства. Именно поэтому непосредственным объектом Голодомора 1932-1933 годов стала украинская национальная группа и ее удельная составная часть – украинские крестьяне.

По установленным органом досудебного следствия обстоятельствам дела главные роли в идеологическом обеспечении, планировании, организации и осуществлении преступления геноцида принадлежали неукраинской интернациональной группе, которая, в частности, состояла из Сталина, Кагановича, Молотова, Постышева, Косиора и Хатаевича.

Участие в данной группе среди указанных лиц этнического украинца Чубаря никак не влияет на квалификацию данного преступления, совершенного путем искусственно созданного ими в Украине в период 1932-1933 годов Голодомора, как геноцида, поскольку ни национальное уголовное законодательство, ни международное уголовное право, в первую очередь указанные выше Конвенции, не обуславливают его квалификацию (как и ни одного другого преступления) национальной принадлежностью преступника.

Конвенция 1948 года и положения части первой статьи 442 Уголовного кодекса Украины не связывают квалификацию конкретных случаев геноцида с национальностью лиц, которые его осуществили.

В Статье IV Конвенции о предотвращении преступления геноцида и наказании за него, принятой 9 декабря 1948 года, лишь предусмотрено: «Лица, осуществляющие геноцид или любые другие из перечисленных в ст. III действия, подлежат наказанию независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами».

Субъект преступления, предусмотренный статьей 442 УК Украины, общий.

Для наличия состава преступления не имеет значения, совершено оно представителем так называемой титульной нации или национального меньшинства, европейской расы или негроидной, верующим или атеистом. Так же не имеет значения, принадлежат ли субъект преступления и потерпевшие к одной расе, национальности, этносу, конфессии.

Фабулой данного уголовного дела органом досудебного следствия определены также субъекты преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины: Сталин (Джугашвили) И.В., Молотов (Скрябин) В.М., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., ЧубарьВ.Я. и Хатаевич М.М.

Органом досудебного следствия – Службой безопасности Украины –установлено, что идеологом, заказчиком и организатором Голодомора в Украине в период 1932-1933 годов, как средства совершения преступления геноцида, был Сталин, который играл руководящую и ключевую роль в планировании преступления, формировании механизма его совершения и контроля за его осуществлением. Как Генеральный секретарь ЦК ВКП(б), которому подчинялось Политбюро, Сталин был инициатором всех вышеизложенных принципиальных партийных решений по организации Голодомора в Украине.

Специализированными составляющими центрального механизма осуществления Голодомора в Украине были чрезвычайные хлебозаготовительные комиссии, созданные по решениям Политбюро ЦК ВКП(б), во главе которых стояли лица из ближайшего окружения Сталина.

Главой такой специализированной комиссии в Украине был назначен В. Молотов (Скрябин), член Политбюро ЦК ВКП(б), Председатель Совета народных комиссаров СССР. В работе данной специализированной комиссии, состав которой не был четко определен, принимал фактическое участие Л. Каганович, член Политбюро, секретарь и заведующий сельхозотделом ЦК ВКП(б), который был выходцем из Украины, знал состояние дел на Украине и в 1925-1928 гг. был Генеральным секретарем ЦК КП(б)У.

Наряду с Кагановичем специальные функции в Украине выполнял П. Постышев. Согласно постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О хлебозаготовках на Украине» от 19 декабря 1932 г. им обоим вместе с республиканским руководством было поручено применить все необходимые меры по выполнению непомерных и губительных для сельского населения Украины планов хлебозаготовок. Как установлено, именно с этой целью Каганович и Постышев находились в Украине с 20 до 29 декабря 1932 года. С января 1933 года Постышев был назначен вторым секретарем ЦК КП(б)У и первым секретарем Харьковского обкома КП(б)У (вместе с тем до февраля 1934 года он оставался секретарем ЦК ВКП(б). Будучи приближенным к Сталину лицом, он фактически контролировал первого секретаря КП(б)У Косиора. Обеспечивая выполнение нереальных планов хлебозаготовок и, тем самым, фактически организовывая Голодомор, Постышев сыграл решающую роль в подавлении национального уклона в КП(б)У, нейтрализуя и подвергая репрессиям тех представителей большевистской партии, которые выступали против непомерных хлебозаготовок.

Косиор – первый секретарь КП(б)У, Чубарь – председатель Совета народных комиссаров УСРР и Хатаевич, в период с октября 1932 года до января 1933 года – второй секретарь ЦК КП(б)У, а с 29 января 1933 года – первый секретарь Днепропетровского обкома КП(б)У, вместе с другими руководителями областных и районных комитетов Коммунистической партии большевиков Советского Союза и Украины, главами райисполкомов, уполномоченными обкомов КП(б)У и руководителями Государственного Политического Управления (ГПУ) УСРР, материалы в отношении которых постановлением от 28 декабря 2009 года выделены из уголовного дела в отдельное производство (т. 330, л. д. 252-253), входили в украинское республиканское ядро организаторов Голодомора 1932-1933 годов и являются непосредственными исполнителями преступления геноцида, совершенного в отношении части украинской национальной группы.

При этом с целью усиления контроля за выполнением ими преступных решений Сталина и подвластного ему Политбюро ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР, направленных на организацию и совершение Голодомора в Украине, первые лица украинского республиканского руководства одновременно входили в высшие союзные партийные органы: С. Косиор был членом Политбюро ЦК ВКП(б) с 1930 года, В. Чубарь – кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б) в 1926-1935 годах.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное статьей 442 УК Украины, характеризуется виной в виде прямого умысла.

Специальным признаком геноцида в указанных в части первой этой статьи формах есть цель – полное или частичное уничтожение любой национальной, этнической, расовой или религиозной группы.

Доказано, что параметры украинского Голодомора отвечают требованиям положений Конвенции 1948 г.

Органом досудебного следствия со всей полнотой и всесторонностью установлено специальное намерение Сталина (Джугашвили) И.В., Молотова (Скрябина) В. М., Кагановича Л.М., Постышева П.П., Косиора С.В., Чубаря В.Я. и Хатаевича М.М. – уничтожение части именно украинской (а не любой другой) национальной группы и объективно доказано, что это намерение касалось именно части украинской национальной группы как таковой.

Причины и мотивы совершения преступления геноцида (подавление национально-освободительного движения украинского крестьянства и недопущение построения независимого украинского государства), вопрос о том, где (территория Украины) и когда (1932-1933 гг.) было содеяно преступление также нашли свое подтверждение в материалах дела.

На основании тщательного анализа и всесторонней оценки изложенных в постановлении фактических обстоятельств совершения преступления геноцида, совокупности доказательств, которые его подтверждают, и выводов о том, что оно было содеяно Сталиным И.В., Молотовым В.М., Кагановичем Л.М., Постышевым П.П., Косиором С.В., Чубарем В.Я. и Хатаевичем М.М. с прямым умыслом, а именно – с целью уничтожить часть украинской национальной группы в лице украинского крестьянства, апелляционный суд констатирует,чтоорганом досудебного следствия установлена и доказана субъективная сторона преступления, предусмотренная ч. 1 ст. 442 УК Украины.

Таким образом, нет никаких законных оснований для закрытия уголовного дела из-за отсутствия события преступления или из-за отсутствия в действиях Сталина И.В., Молотова В.М., Кагановича Л.М., Косиора С.В., Чубаря В.Я., Постышева П.П. и Хатаевича М.М. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 6 УПК Украины).

По данным, содержащимся в Письме ДЗНГ СБ Украины от 25 декабря 2009 года № 5/1/1-22941 Сталин И.В. умер 5 марта 1953 года, Молотов В.М. умер 8 ноября 1986 года, Каганович Л.М. умер 25 июля 1991 года, Косиор С.В. умер (расстрелян) 26 февраля 1939 года, Чубарь В.Я. умер (расстрелян) 26 февраля 1939 года, Постышев П.П. умер (расстрелян) 26 февраля 1939 года, Хатаевич М.М. умер (расстрелян) 27 октября 1937 года. т. 329, л. д. 158-159; т. 10, л. д. 138

Согласно п. 8 ч. 1 ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса Украины уголовное дело, возбужденное в отношении умершего, подлежит закрытию.

Согласно требованиям статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Украины: «Вопросы, которые выясняются судьей при предварительном рассмотрении дела» судья, в частности, выясняет такой вопрос: есть ли основания для закрытия дела.

Согласно части первой статьи 248 УПК Украины «при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 6... этого Кодекса, судья своим мотивированным постановлением закрывает дело...».

Рассмотрев уголовное дело на стадии предварительного рассмотрения и придя к выводу о необходимости закрытия уголовного дела по указанным основаниям, апелляционный суд отмечает, что оно не может быть назначено к судебному разбирательству коллегией судей, поскольку такое рассмотрение в отношении умерших лиц, не предусмотрено действующим уголовно-процессуальным законодательством Украины, за исключением указанных в п. 8 ч. 1 ст. 6 УПК Украины случаев, когда производство по делу является необходимым для реабилитации умершего или восстановлении дела в отношении других лиц по вновь выявленным обстоятельствам.

Обвинение Сталину И.В., Молотову В.М., Кагановичу Л.М., Постышеву П.П., Косиору С.В., Чубарю В.Я. и Хатаевичу М.М. по ч. 1 ст. 442 УК Украины органом досудебного следствия не предъявлялось и не могло быть предъявлено в связи с их смертью. По этим причинам обвинительное заключение по делу не вынесено.

Оснований для реабилитации Сталина И.В., Молотова В.М., Кагановича Л.М., Постышева П.П., Косиора С.В., Чубаря В.Я. и Хатаевича М.М. нет, обвинительный приговор относительно них в данном уголовном деле не вынесен. Кроме того, органом досудебного следствия установлено и доказано, что они совершили преступление, которое квалифицировано по ч. 1 ст. 442 УК Украины.

Апелляционный суд также констатирует отсутствие предусмотренных статьей 246 КПК Украины оснований к возвращению уголовного дела на дополнительное расследование, поскольку с учетом специфики дела досудебное следствие в нем проведено полностью и всесторонне, а по его результатам органом досудебного следствия, как уже отмечалось, вынесено объективное и законное решение о направлении уголовного дела на рассмотрение Апелляционного суда города иева, Киева, которому и надлежит его закрыть.

На основании изложенного, руководствуясь п. 8 ч. 1 ст. 6, ст. ст. 240 и 248 Уголовно-процессуального кодекса Украины, апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Закрыть уголовное дело, возбужденное по факту совершения геноцида в Украине в 1932-1933 годах в отношении Сталина (Джугашвили) Иосифа Виссарионовича, Молотова (Скрябина) Вячеслава Михайловича, Кагановича Лазаря Моисеевича, Постышева Павла Петровича, Косиора Станислава Викентьевича, Чубаря Власа Яковлевича и ХатаевичаМенделя Марковича, в связи с их смертью, которые по заключению органа досудебного следствия – Главного следственного управления Службы безопасности Украины – с целью подавления национально-освободительного движения в Украине и недопущения построения и утверждения независимого украинского государства, путем создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение части украинцев спланированным ими Голодомором 1932-1933 годов, преднамеренно организовали геноцид части украинской национальной группы, вследствие чего было уничтожено 3 млн. 941 тыс. человек, т.е. непосредственно совершили преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 442 Уголовного кодекса Украины.

На постановление на протяжении семи суток со дня его вынесения могут быть поданы кассационные жалобы, а прокурором – кассационное представление в Верховный Суд Украины.

Судья судебной коллегии

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори