пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201011
20.04.2010 | Инна Сухорукова

Судьба греческой диаспоры в годы сталинского террора

   

Я держу в руках уникальную книгу: «Мы есть, мы были, будем мы. (Греческая операция НКВД в Харькове».

В этой книге подробно описано одно из страшных преступлений сталинского режима – уничтожение греческой общины в городах Украины и России. И большая часть этих преступлений совершена в Харькове, который в те годы был центром научной и культурной жизни и именно здесь был арестован и уничтожен цвет греческой диаспоры, проживающей на этих землях сотни лет.

Признаться, я не знала, не отдавала себе отчета насколько масштабными и целенаправленными были действия НКВД в отношении греческой диаспоры.

Книгу создали три автора, В.П. Лебедева, Е.А. Узбек и Н.А.Дзюбенко, которые не только исследовали архивный материал, но и собрали воспоминания тех, кто в эти годы жил в Харькове. Книга начинается с подробного очерка жизни в Харькове 30-4-ых годов, с использованием газетных публикаций того времени.

Харьков в те годы - многонациональная, культурная, научная и промышленная столица Украинской советской социалистической республики, в которой жили и работали лучшие умы страны. До какого-то рокового момента никого не интересовала графа «национальность» в паспорте.

Именно в Харькове с его уникальным духовным миром возникло то направление украинской литературы, которое позже назовут «розстріляним Відродженням». И об этом подробно рассказано в книге. Возрождение, а я бы даже сказала становление украинской современной украинской культуры происходило именно здесь.

В первое десятилетие советской власти – до процесса СВУ (Спілки визволення України), казалось, что и украинская интеллигенция, и украинская национал-демократическая правящая верхушка хотели одного – возродить украинскую культуру, поднять ее на уровень общеевропейской значимости. В царской России, имперская власть боялась и уничтожала национальные движения, даже ограниченная строгими рамками и лояльная к царской власти культурная деятельность подавлялась и преследовалась. В средних школах было запрещено не только преподавание, но даже разговаривать на родном языке. Естественно, такая политика вызывала недовольство народа и интеллигенции, что и было в конце концов одной из причин революции и падения царского режима.

Судьба всех империй – распад. Он происходит или в результате войны с другими империями, или в результате центробежных процессов внутри самой империи. В истории царской России присутствовали оба фактора. Не случайно в революции в 1917 году объединились и представители народа, и представители национальной интеллигенции, которые не могла реализоваться в полной мере при имперском режиме. И первое десятилетие советской власти дало мощный импульс развитию национальных культур. Украина была одним из лидеров в этом направлении.

В книге «Мы есть. Мы были. Будем мы» удивительно точно ы емко описано стремление народов Украины к самоопределению и в то же время, интернационализм не был пустой декларацией. Национальные меньшинства, которые жили в Украине чувствовали себя свободными в своем стремлении к развитии культуры своего народа. До определенного момента - это было не только стихийным движением, но и политикой правящей партии, которую в Украине проводили украинские национал-большевики и, прежде всего Николай Скрипник. Авторы описывают эту во многом противоречивую фигуру, но много сделавшего для развития национальных культур, очень подробно. Подробно рассказано о его влиянии на процессы украинизации, и его конфликт со Сталиным и кремлевской верхушкой. И то, как этот конфликт привел Скрипника к самоубийству.

В книге совершенно очевидно доказывается, что Сталин возрождал империю, имперское рабство народов во все его худших проявлениях. И, утвердившись во власти, почувствовав себя диктатором, Сталин и его окружение начали уничтожать самобытные национальные культуры, разрушать быт и уклады национальных меньшинств.

Для уничтожения миллионов украинских крестьян был организован Голодомор. Голодомор – искусственно созданный голод – был задуман в больном и преступном мозгу Генсека, как месть национал-большевикам и желание вытравить носителей свободной культуры, прежде всего, украинских крестьян. Одновременно уничтожались и те, кто воссоздавал культуру и язык - украинская интеллигенция.

Чем мешала имперским людоедам небольшая греческая община – непонятно, если оценивать их действия с точки зрения нормальной логики и исходить из здравого смысла.

К книге Ханны Арендт «Истоки тоталитаризма» описаны предпосылки и развитие гитлеровского антисемитизма. Сталин начал раньше, если учесть, что Голодомор на Украине был на три года раньше, чем Гитлер пришел к власти. Но начал в том же ключе: нужно было искоренить народ, который всерьез воспринял декларируемую большевиками свободу. А заодно и те национальные группы, которые хотели самоопределиться в области культуры. Для небольшой греческой общины эта людоедская идея означала тотальное уничтожение, как национального меньшинства, стремящегося к развитию соей культуры и своего языка.

Описывая Харьков времен «большого террора» авторы с удивительной точностью показывают душевное состояние жителей культурной и научной столицы. Мы как бы присутствуем в этом кошмаре наяву. Когда люди знают, что в любой момент вся их жизнь может внезапно перевернуться, оборваться, превратиться в ночной кошмар наяву.

«Днем мы старались переделать все дела, сварить обед, чтобы детям было что есть, запастись продуктами впрок и для этого выстаивали в очередях.» Днем эти люди, греки, которые были виноваты только в том, что они греки, крутились в бешеной суете, чтобы обеспечить свои семьи на случай… Надеясь, уговаривая себя, что случая этого не будет. А ночью слушали шорох шин и замирали от ужаса, когда ночные машины останавливались поблизости. И, сломленные суетой и страхом, почти всегда заснув, пропускали момент, когда страшная машина – символ смерти – останавливалась у их дома, потому что на этот раз пришли за ними.

Воспоминания женщины, которая пережила это сама, воспоминания десятков тех, кто пережил это дьявольское наваждение вместе с членами своей семьи, воспоминания родственников тех, кто не выжил в это страшное время. Документы из архивов НКВД-КГБ. И жизни, оборванные росчерком пера следователей, прокуроров, «двоек», «троек»… И Люди, не знающие за что их истязают и заставляют признаться в химерной конрреволбционной деятельности.

«Цель террора – террор» - именно это можно понять, читая о репрессиях в СССР и нацистской Германии.

Но это как бы взгляд со стороны, а человек, с которым все это происходит в реальности, естественно ищет в этом какой-то смысл. Ищет – и не находит. И все равно ищет.

Крылатое выражение тех лет: «лес рубят – щепки летят» ничего не объясняло конкретному человеку в конкретной ситуации. Чаще всего люди убеждали себя в том, что именно с ним произошла трагическая ошибка, что они же не враги, и власть разберется. Но с точки зрения карательных органов, советская власть никогда не ошибалась. Тех, кого карали только за неправильную национальность не могли утешить себя даже такой сказкой.

Когда единственной виной становится национальность – грек, еврей, крымский татарин и т.д. – это извращение всего того, что делает из человека личность, извращение духовных первооснов бытия. А ведь угроза нависала не только над главой семьи, его женой, но и над детьми, родителями. Не случайно авторы этой уникальной книги обращаются к роману «Сад Гефсиманский» Ивана Багряного, писателя, который несколько раз попадал в жернова НКВД и чудом спасшегося. Уровень страданий, их абсолютность и беспощадность, с точки зрения авторов, равна тем страданиям, которые Господь перед казнью. Невинные жертвы. Чьи-то вынужденные грехи – и абсолютно метафизическое зло, которому служат люди, не понимая чему служат. Не понимая и не чувствуя, что ежедневно, ежеминутно совершают смертный грех, подчиняясь злой воле.

Приведенные в книге отрывки из романа Ивана Багряного, это опыт и взгляд украинского писателя – неокласика. Это и приговор сталинизму во всех его проявлениях. Это и ответ тем, кто пытается сейчас доказать, что Сталин, несмотря на все свои ошибки и перегибы, был великим политиком.

Книга «Мы есть. Мы были. Будем мы» - точный и горький укор всем нам, людям живущим в независимой Украине и до сих пор не добившихся ни суда над коммунизмом и сталинизмом, ни запрета компартии, как носителя варварских идей, ни даже эффективного закона, запрещающего нацистскую идеологию. Статья 161 Уголовного Кодекса Украины у нас не работает, и это вина наших законодателей, которые приняли непродуманный и неработающий закон.

Уничтожение греков в СССР был неприкрытый нацизм, как и депортация целых народов – крымских татар, чеченцев и других. Как и одно из страшных преступлений ХХ века – Голодомор.

Империя развалилась, но имперское мышление возрождается в современной России. И так будет до тех пор пока каждый школьник не прочтет такие книги, правдиво, с документальными подтверждениями описывающими исторические события. Книги, в которых авторы проведя большую исследовательскую работу дают возможность читателям самим сделать выводы об трагическом периоде жизни в Советской империи.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори