пошук  
версія для друку
06.05.2010
джерело: comments.com.ua

Евгений Захаров: Защитники прав человека мешали привычной работе МВД

   

Как ликвидация такого института на ваш взгляд повлияет на соблюдение прав человека в милиции? Это управление действительно выполняло свою функцию?

Знаете, управление существовало больше двух лет и успело себя очень хорошо зарекомендовать. Сотни людей получили помощь от него и его региональных помощников. Ведь в каждой области был региональный работник управления, подчиняющийся непосредственно аппарату министра. А фактически — министру. Это значит, что он был независим и мог действовать, исходя из своих представлений и личного опыта. А нужно сказать, что из 27 сотрудников 17 — бывшие опытные офицеры милиции, которые занимались защитой прав человека.

Почему же управление было ликвидировано?

Формальной причиной было названо сокращение штатов, экономия средств. Хотя должен сказать, что после наших писем по этому поводу Президент встречался с министром внутренних дел и сказал, что экономить на правах человека нельзя, что, наоборот, нужно расширять проекты, связанные с правозащитной деятельностью. Но, боюсь, это был просто спектакль, ведь после этой встречи ничего не изменилось. Управление ликвидировали, как и собирались, из чего я делаю вывод, что это был просто самопиар Президента. На недавней пресс-конференции Международной амнистии говорили о том же: о нарушении прав человека в милиции, в частности о пытках. А должен сказать, что именно сотрудники управления были определенным механизмом, обеспечивающим превенцию пыток. Ведь эти люди немедленно вмешивались в ситуацию с незаконным насилием, прекращали его и проводили или инициировали служебное расследование. Понимаете, они очень мешали привычной работе МВД. А сейчас в руководство милиции пришли люди, привыкшие работать по старинке, в других условиях. И, конечно, защитники прав человека в милиции им тоже мешают. Поэтому их решили ликвидировать. Все другие объяснения смехотворны. Вот, например, министр внутренних дел лично мне сказал, что не может сотрудник милиции заниматься общественным контролем над милицией, поскольку находится внутри милиции, пользуется служебной машиной, техникой, кабинетом и получает там зарплату. Но если руководствоваться такой логикой, то как внутри МВД может быть департамент внутренней безопасности? И как вообще может существовать институт омбудсмена, который за средства государственного бюджета защищает права человека, нарушаемые самим государством?

Может ли за этим шагом быть сделан следующий? Например, наступление на свободу слова, на право собраний?

Эти шаги уже сделаны. Милиция начала активно нарушать свободу мирных собраний. Прежде всего в Киеве. А этого раньше не было. Кстати, тут нашли письмо, в котором речь идет о том, что милиция должна обеспечить превенцию протестных акций возле Кабинета министров и Администрации Президента. В общем, есть довольно много свидетельств нарушений прав человека, которые произошли за последнее время. И об этом безусловно стоит задуматься.

Это значит, что мы возвращаемся в наше грустное прошлое?

Я бы не хотел так говорить. Мы туда не возвращаемся. Сегодня ситуация такая, а завтра она может измениться. Но нужно противостоять, сопротивляться. Если будет сопротивление, мы сможем это остановить.

22.04.2010

Беседовала Нина Краснова

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль