пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201014
18.05.2010 | Инна Сухорукова

Книга «Тропа моей жизни» - удивительная судьба

   

Издательство «Права людини» снова выпустило в свет уникальную книгу воспоминаний. Это настоящий подарок тем, кто интересуется историей ХХ века, и живыми, не придуманными картинами недавнего прошлого.

Книга запорожского инженера Марка Нейштадта «Тропа моей жизни»- воспринимается как художественное произведение. Казалось бы, очень личные переживания и индивидуальная память автора настолько приковывают внимание читателя, что даже первую часть  «Тропы» читаешь, как увлекательный роман.

В первой части автор описывает свое детство и раннюю юность. Это - воспоминание мальчика из интеллигентной еврейской семьи, родившегося в 1923 г. и запомнившего период становления советского государства. Школа, друзья, разговоры старших. Его семью не коснулись репрессии, и, все же, какое-то ощущение тревоги, катастрофы не покидает читателя.

И вот – война, призыв в армию – в самое горячее время - на передовую. И наконец, наиболее удивительные главы: Марк Нейштадт попадает в плен при совершенно уникальных обстоятельствах – и остается в живых, пробыв в плену, в Германии, остарбайтером до самой победы.

Несколько лет – на грани жизни и смерти – буквально каждую секунду. Опасность могла исходить не только и не столько от немцев, т.к. настоящие документы Марка были утеряны, а ему, коренному запорожцу, удалось буквально отождествиться своим фронтовым знакомым – жителем центральной Украины Марком Билым. Но наши военнопленные, которые переходили на сторону немцев, и с которыми он жил рядом, в одном вагоне или бараке, и могли подозревать, и подозревали, что он – еврей. И несколько раз он был на грани разоблачения. Но каждый раз каким-то чудом он оставался в живых.

Острота восприятия не покидала автора и в этих экстремальных условиях. Он осознанно боролся за свою жизнь, но замечал при этом все и всех. Германия, увиденная нами его глазами – это один из интереснейших сюжетов книги.

Германия была разной. Одни немцы принимали режим и служили ему. Тоталитарный режим выбирал и вдохновлял всяких подонков и садистов, которые в другом месте и в другое время были бы, наверное, в одном случае – уголовниками, а в другом – законопослушными гражданами и тщательно скрывали бы свои низменные инстинкты. При тоталитарном режиме они были у власти и на виду.

Но далеко не все немцы им сочувствовали, даже во время побед Вермахта. М. Нейштадт описывает этих, других, немцев, умеющих сочувствовать и, даже, помогать военнопленным. А некоторые из них просто не скрывали своей ненависти к Гитлеру и его режиму, несмотря на то, что как-то выражать свои взгляды было опасно.

Чем хуже были дела на фронте, тем больше таких немцев встречал автор. Немцы страшно страдали от развязанной Гитлером войны.

И ясно ощущается, что Марк Нейштадт, находясь в совершенно необычном, безумно опасном для него положении, жалеет этих немцев, считает их тоже жертвами гитлеровского режима, потенциальными братьями по разуму. Тем жестче относился он к тем, кто принимал и поддерживал фашизм.

Встретив 9 мая 1945 года остарбайтером в маленьком немецком городке на западе Германии, он увидел и союзников СССР – американцев и англичан, но оставался советским человеком, преданным идеям коммунизма.

И все-таки, ему приходило в голову, что необычность, исключительность его ситуации вызовет на родине вопросы.

Так, собственно, и случилось. Марка много раз вызывали в КГБ, где он каждый раз должен был подробно описывать все, что с ним произошло. Но, видимо, его чудесное спасение как-то повлияло и на советское «гестапо». В отличие от многих остарбайтеров – невольных пленников, которых ссылали и даже сажали в лагеря после возвращения на родину, Нейштадта не только не репрессировали, но и дали возможность сначала доучиться, а потом работать на ключевой научной должности, хотя и не в родном Запорожье, а в Сибири. И тогда это показалось ему чуть ли не трагедией. Вернулся он в родной город вместе с женой только через 7 лет.

Автор оставался советским человеком. Нигде не проскальзывает у него параллель между двумя тоталитарными режимами. Сознательно не проскальзывает. Но читатель может сделать это сравнение сам.

Зависимость, детерминированность человека от государства чувствуются в каждом слове, в каждом событии. Автор, прежде всего, честен перед собой и, соответственно, перед читателем.

Ему, читателю, и предстоит сделать свои выводы и об этой удивительной судьбе. И о двух страшных античеловеческих режимах, описанных так подробно и точно.

Выводы – за нами. Особенно сейчас, когда нас на каждом шагу пытаются вернуть в наше «светлое» прошлое.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори