пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201023
24.08.2010 | Андрей Диденко

«Бублик»

   

У многих из нас слово «бублик» ассоциируется с чем-то вкусным, сдобным, приятным, может быть, домашним, связанным с чаем, вареньем, теплом, уютом. Но никак ни с пытками, побоями или другим нечеловеческим обращением.

Кто однажды побывал в Криворожском СИЗО Днепропетровской области, который прозвали «Бубликом» (здание построено в начале девяностых прошлого века по так называемому итальянскому проекту, оно имеет круглую форму, внутри – хозяйственный двор и прогулочные дворики), тот слово «бублик» воспринимает как нечто ужасное, жуткое, леденящее душу безысходностью и обреченностью.

В 1996 году на «Бублик» прибыл очередной этап. Сразу же по прибытии всех заключенных построили, и бравый седовласый майор радостно сообщил: «Вы прибыли в Криворожское СИЗО, передвижение по территории только бегом, все требования администрации соблюдать беспрекословно, за неповиновение будете наказаны».

Заключенные с сумками, мешками, запыхавшиеся, с дикими загнанными взглядами обреченных на истязание бегут, не останавливаясь, по коридорам «Бублика» (коридоры не имеют конца, поскольку здание круглое), неистовый ужас вызывают люди в черном и в масках, которые стоят по обе стороны «коридоров», душераздирающе кричат «бегом!» и норовят ударить палкой замешкавшегося зека, да побольнее (так называемые «маски» на «Бублике» – это переодетые в униформу с шапочками на голове с прорезью для глаз прапорщики и офицеры личного состава, а также оперативной части учреждения).

Всех скопом загнали в помещение, так называемый «предбанник».

Раздалась команда: «Всем раздеться догола и все вещи сдать в „прожарку!“» Каждый из заключенных старается как можно скорей избавиться от своих вещей, потому что пристальный взгляд людей в масках не сулит ничего хорошего, а ледянящие душу крики «бегом!» сопровождают процедуру раздевания и помещения всех личных вещей заключенных в огромную «печь», похожую на невероятных размеров металлический шкаф.

Пока вещи «прожариваются» всех зеков загноняют в «боксик» (небольшую комнату без окон, стены опоясаны лавочкой, на которой может поместиться лишь малая часть всех присутствующих). Совершенно голые люди замерли в неудобных позах.

Открывается дверь и заходит парень с биркой на груди (хозяйственное обслуживание СИЗО) с ножницами в руках, раздается жесткий приказ «всем постричься». Парень с ножницами стрижет всех по очереди вне зависимости от того, подследственный ли это (вина которого еще не доказана в суде), или осужденный (приговор которого вступил в законную силу), как баранов, извините за сравнение, оставляя при этом борозды нестриженных волос на голове. Каждый потом, попадая в камеру, берет станок для бритья и бреется наголо, но «ножницы» –это обязательная процедура для всех, кто оказался на «Бублике».

После подстрижки баня, и только заключенные успели смыть состриженные волосы, раздается команда «бегом!». Зеки толпятся возле «печи», суматошно выхватывая свои вещи. «Бегом!» Один парень неистово что-то ищет и не может найти. На крики «бегом!» не реагирует. К нему подходит человек в маске и говорит: «Что не слышишь? – «бегом!».

Парень со слезами на глазах пытается объяснить: «шапка».

– Какая шапка? – спрашивает «маска».

– Моя шапка,– отвечает парень,– норковая, я ее сдал в «прожарку».

– Так бери ее,– орет «маска».

– Так ее нет,– отвечает парень, еле сдерживая слезы.

– Если нет, значит, и не было,– уверенно говорит «маска».

– Да нет же, была,– не столь уверенно, но настойчиво заявляет парень.

– Банщик! – кричит «маска». На его крик немедленно является заключенный с биркой «хозобслуга»

Маска говорит: «Поищи там шапку».

Банщик ищет, но не находит.

Ситуация накаляется до предела, все вновь прибывшие с этапа, столпились возле выхода из бани, процедура распределения приостановилась (после бани всех переводят в другой «боксик», где по очереди выводят фотографироваться, на анализ крови, дактилоскопию и пр.)

Банщик приносит длинный на конце загнутый прут и им пытается отыскать шапку и, наконец, находит, только шапка уменьшилась размером в несколько раз из-за большой температуры в «печи», ее можно скорей одеть на руку, чем на голову. Под радостный хохот «Масок», шапку возвращают ее законному владельцу, а «этап» гонят криками «бегом!» на новые испытания и унижения.

Каждый вечер в 22:00 после объявления команды «отбой» «Маски» выбирают одну из камер, выгоняют всех ее «жителей» в коридор и избивают заключенных, методично отрабатывая на людях практические приемы рукопашного боя. Поэтому вся тюрьма в 22:00, затаив дыхание, ждет, кто станет жертвой на сей раз. Заключенные не раздеваются на ночь, а ждут с замиранием сердца, пока по двери ударят «дубиной» и крикнут «отбой», а бывает, что и не повезет: в 22:00 открывается дверь с криками «на коридор», «бегом!» и начинаются «маски-шоу».

Потом «Маски» посещают карцер, «делают отбой» в карцере во время «вечерних процедур». «Маски» избивают каждого заключенного каждый день.

Это только малая толика одного дня из жизни «Бублика». Еще есть прогулка, которая обязательна для всех и сопровождается командой «бегом!» и «коридором» из «Масок» с дубинками. Заключенные, которые находятся на «Бублике» длительное время, научились так ловко ходить на прогулку через «коридор» «Масок» с дубинками, что получают одну, две, самое большее три «дубины», пока добегут к прогулочному дворику и назад. Еще есть обыски (шмоны) со всеми вытекающими последствиями, вплоть до карцера для тех, у кого было изъято что-либо запрещенное, и многие другие «прелести» «Бублика», не похожие на условия пребывания в других СИЗО на территории Украины.

Что же изменилось с той поры далекого 1996 года? Неужели и сейчас по «Бублику» разгуливают люди в масках, слышится команда «бегом!», над людьми откровенно издеваются – стригут ножницами, как баранов, проводят «прожарки», где уничтожаются под общий хохот конвоиров личные вещи заключенных, в карцерах поголовные избиения, прогулки через «коридор» с «дубинами» и прочее?!

Кто может ответить на этот вопрос, кто может проверить – подтвердить или опровергнуть сообщения о нарушениях прав человека в Криворожском СИЗО, если система продолжает быть закрытой для общественности?

Поступила информация, что в СИЗО города Кривого Рога происходят массовые избиения заключенных, переведенных из СИЗО города Херсона.

Руководством центрального аппарата Уголовно-исполнительной службы Украины в связи с аварийным состоянием режимного корпуса № 2 Херсонского СИЗО было принято решение о переводе 650 заключенных из Херсонского СИЗО в аналогичные учреждения Запорожья, Винницы, Днепропетровска, Кривого Рога и Николаева.

Как стало известно со слов родственников заключенных, 17 августа в СИЗО города Кривой Рог «Бублик» прибыл этап из СИЗО города Херсона в составе 150 человек, который «встречали люди в масках» и, как говорят родственники, все заключенные были избиты.

Как нам сообщили, наиболее пострадали:

Кривенко Александр Владимирович, 1980 года рождения, со слов родственников был настолько избит, что была реальная угроза его жизни. Администрации «Бублика» ничего не оставалось, как немедленно госпитализировать Кривенко А. В. в больницу № 1000 в реанимационное отделение с черепно-мозговой травмой;

Дмитриев Александр – жестоко избит и помещен в карцер;

Окулинин Иван Сергеевич – находится, со слов родственников, и по сей день в карцере с перебитыми руками и ногами;

Ахвердян Гагик Жораи, 1967 года рождения, со слов родных, жестоко избит, на груди у него имеется огромный нарыв, нуждается в медицинской помощи.

Как проверить данную информацию? Неужели за пятнадцать лет ничего не изменилось?!

Я не слышал ни об одном судебном процессе по обвинению «карателей» из «Бублика» по обвинению в совершении преступления, караемого по статье 127 УК Украины.

Юридическая справка. Ст. 127 УК гласит:

«1. Истязание, т. е. умышленное причинение сильной физической боли или физического или морального страдания путем нанесения побоев, мучений или других насильственных действий с целью побудить пострадавшего или другое лицо совершить действия, которые противоречат их воле, в том числе получить от него или другого лица информацию, свидетельство или признание, подвергнуть наказанию за его действия, которые он совершил или в совершении которых подозревается, или запугивание его или других лиц – карается лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

2. Те же действия, содеянные повторно или по предварительному сговору группой лиц – караются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

3. Действия, предусмотренные частью первой или второй этой статьи, если они содеяны работниками правоохранительных органов – караются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет.

4. Действия, предусмотренные частью третьей этой статьи, если они привели к гибели человека – караются лишением свободы на срок от двенадцати до пятнадцати лет или пожизненным лишением свободы».

А еще говорят, что закон один для всех.

Только по этому закону одни несут наказание за совершение преступлений, а другие, пользуясь своими должностными полномочиями, совершают преступления каждый день, и при этом о наказании даже не думают. И совершение этих преступлений, заметьте – тяжких и особо тяжких,– становится для таких людей нормой жизни, без которых она, наверное, теряет свой престиж и неповторимый вкус.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори