пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201031
15.11.2010 | Виктория Глебова
джерело: www.vgoru.org

Я не хочу становиться зверем

   

В Херсонской исправительной колонии № 61 есть небольшое отделение для тех, кто приговорен к лишению свободы пожизненно и тяжело болен туберкулезом. Один из таких заключенных, Владимир Петухов, в сентябре этого года выиграл иск против Украины в Европейском суде по правам человека, что находится в Страсбурге.

Владимиру было 28 лет, когда его задержали в Харькове. Это случилось в июне 2001 года.

Потом его перевели в Киев, где предъявили обвинения в убийстве, покушении на убийство, покушении на сотрудников милиции во время их дежурства, грабежи и участие в организованной банде, действовавшей с 1998 года. И хотя Владимир признал обвинения, в этом деле – еще много «белых» пятен и странностей. Взять хотя бы то, что Верховный суд отменил обвинение в бандитизме, но статьи и сроки оставил прежними. Лидер группировки получил 15 лет, еще два соучастника по 7 и 12, а Владимир – пожизненное лишение свободы, хотя он единственный, кто не имеет материального иска. А еще один подсудимый, проходивший вместе с ними по этому делу, умер в следственном изоляторе, так и не дожив до суда.

Окончательный приговор был вынесен только в декабре 2004 года. И все это время адвокаты Владимира просили суды всех инстанций освободить его из-под стражи по медицинским показаниям. Еще до ареста он страдал от разрушения ноги после огнестрельного ранения. Его несколько раз осматривали врачи, констатировали перелом бедра, рекомендовали сильные обезболивающие, ортопедическую обувь, костыль. На этом вся медицинская помощь фактически и заканчивалась. Он мог ходить с трудом, но за пределами камеры его водили исключительно в наручниках, сковывающих руки сзади. В августе 2002 ему поставили еще один диагноз – инфильтративный туберкулез, плеврит. После этого отказали в операции на ноге, ссылаясь уже на то, что та противопоказана из-за туберкулеза. Адвокаты Владимира направили жалобу в Страсбург и ее приняли к рассмотрению. А самого Владимира зимой несколько раз наказывали, помещая в холодный карцер, где тот вдобавок еще и простуживается.

В январе-феврале 2004 туберкулез настолько усугубился, что администрация СИЗО № 13 просит следователя рассмотреть возможность освобождения Владимира, так как его состояние требует длительного лечения в специализированном стационаре. Но районный прокурор в ответ заявил, что срок содержания под стражей продлен Верховным судом и нет никаких причин для изменения этого решения.

Европейский суд указал государству Украина: сам факт, что задержанный был осмотрен доктором, и ему прописано определенного вида лечение – не может автоматически означать, что медицинская помощь была адекватной. Кроме того, ни один украинский национальный суд ни на каком этапе не принял во внимание запрос адвоката об освобождении Владимира по медицинским показаниям и даже не рассматривал каких-либо альтернатив. И содержание под стражей продлевали, ссылаясь просто на тяжесть обвинения. Но она не может быть главным аргументом в таких вопросах. Мало того, были установлены и доказаны моменты, когда Владимир содержался за решеткой вообще незаконно.

Европейский суд по правам человека признал единогласно, что в связи с отсутствием надлежащей медпомощи в заключении; неадекватным решением об изоляции; длительным судебным разбирательством; отсутствием эффективной правовой защиты было нарушено сразу несколько статей Конвенции о правах человека. Теперь государство Украина обязано выплатить Владимиру компенсацию морального вреда и, собственно, устранить свои «проколы».

К слову, операцию на ноге Владимиру все-таки сделали, но – только 9 февраля 2006 года. И левая нога на несколько сантиметров теперь короче правой. Передвигается он по-прежнему с трудом, при помощи костыля, а боли не отпускают. И хотя он, по идее, сейчас находится в Херсонской колонии-больнице, легче ему не становится.

Когда мы встречались с ним в минувшую пятницу, там было очень холодно. Он говорит, что еще и сыро – постиранная им футболка сохнет четвертые сутки. Точно так же холодно во всех камерах и палатах ХИК № 61, где лежат больные люди. Проблема в том, что у колонии нет автономного отопления, там оно – централизованное. И хотя отопительный сезон в городе официально начался давно, из-за аварий городских теплосетей колония еще не отапливается. Но если в квартирах мы можем как-то спастись «дуйками» и калориферами, то пожизненнику они – «не положены». Зато час, положенный ему каждый день на прогулку в тюремном дворике, превращается в настоящую пытку: в целях безопасности он «гуляет» со скованными сзади наручниками руками, хромая и не имея возможности опереться на костыль, чтобы уберечь от нагрузки больную ногу. Когда он попытался отказаться от прогулки – его вывели силой: в распорядке дня это время отводится для технического обыска камеры и ее дезинфекции. Изменить эту практику сотрудники колонии не могут – это проблемы нашего законодательства. И ко всему прочему для лечения туберкулеза Владимиру необходимы препараты нового, второго поколения (у него – мутированный туберкулез). А те препараты, которые колония получает централизованно из Киева – только первого поколения. То есть, фактически, настоящего лечения государство ему так и не предоставляет до сих пор, хоть и проиграло дело в Страсбурге.

Адвокаты Владимира продолжают бороться за изменение его наказания. А он – борется за себя, за свою душу: «Я не хочу становиться зверем, хочу остаться человеком. Но такое обращение просто убивает во мне все живое»…

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори