пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201034
10.12.2010 | Денис Кобзин
джерело: www.khisr.kharkov.ua

МВД и права человека: итоги 2010 года

   

ШАГ ВПЕРЕД - ДВА ШАГА НАЗАД

 

Как и многим, интересующимся деятельностью правоохранительных органов, 1 декабря 2010 года мне довелось присутствовать на общественных слушаниях комитета Верховной Рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. Темой слушаний стала ситуация, сложившаяся с соблюдением прав человека в органах внутренних дел. Факты незаконного насилия в милиции приводились в каждом докладе. Оценить результативность этого мероприятия я не берусь – возможно, где –то в недрах комитета зреют законодатели, искренне желающие изменить ситуацию. Но в какой-то момент я даже начал завидовать министру внутренних дел, обещавшему, но так и не пришедшему на комитет. А действительно – зачем? После многочисленных эмоциональных выступлений руководителей МВД, прокуратуры, самого омбудсмана, РНБО, депутатов и представителей общественных организаций, мне так и не удалось понять, что же было сделано в 2010 году для того, чтобы изменить ситуацию. Конечно, я ценю искренние порывы государственных чиновников всех рангов, бодро рапортующих о том, что они в курсе проблемы и что они лично выезжали на места пыток и незаконного насилия. Но есть ли результат от этого? Ведет ли хоть кто-то системную работу ? Влияют ли они на проблему в целом? И кто, в конце концов, может повлиять? Все эти вопросы остались без ответа и подтолкнули меня к оценке прошедшего года, которую я предлагаю ниже.

Менее, чем год назад как отечественными, так и зарубежными специалистами констатировался факт, что Украина начала постепенное движение в сторону повышения внутренних стандартов соблюдения прав человека в правоохранительной деятельности . В докладах и отчетах говорилось о том, что несмотря на все еще высокий уровень незаконного насилия, распространенность нечеловеческого обращения с задержанными, наметились определенные позитивные сдвиги, среди которых упоминались и создание специального управления в МВД (управления мониторинга соблюдения прав человека), и регулярные выезды мониторинговых групп в места несвободы в милиции, и работу общественных советов при управлениях внутренних дел. Однако, 2010 год свел на «нет» большую часть работы, которую проделало в период с 2004 года МВД вместе с общественностью, что усугубило уже существующие недоработки государственных органов в этой сфере.

Что же нужно было сделать и чего так и не сделали в 2010 году ?

Так и не были созданы независимые механизмы для регулярного посещения мест несвободы. Украина продолжает игнорировать требования подписанного и ратифицированного ею же Факультативного Протокола к Конвенции ООН против пыток. Более того, Минюстом была предпринята попытка принять странный законопроект, где обязанность таких визитов возлагалась на омбудсмана, а общественность отстранялась даже от обсуждения. Нельзя отрицать, что какие-то визиты существуют (например, посещения райотделов омбудсманом или журналистами), однако все это носит нерегулярный характер и является реакцией на какие-либо события, либо банальным PR-ом.

Не было проведено реформирование системы уголовной юстиции. Прокуратура все так же совмещает в своих полномочиях и обязанностях поддержку обвинения, следствие и надзор за соблюдением законности, что означает одно – эффективность расследования случав пыток и насилия в милиции и дальше будет оставаться крайне низкой.

Проведенные в 2009 году социологические опросы как среди работников милиции, так и населения Украины позволили выделить основные меры, которые должны быть приняты для того чтобы усилить противодействие незаконному насилию в правоохранительной деятельности . Среди них указывались – изменение системы регистрации таких преступлений, обеспечение доступа задержанных к адвокату, врачу; улучшение профессионального отбора и профессионально й подготовки работников милиции, усиление ответственности виновных, усиление системы расследования и контроля фактов применения насилия. Ничего из вышеперечисленного не было принято во внимание. Подобным же образом в течение всего 2010 года игнорировались и права самих работников милиции. Милицейское руководство традиционно сетовало на недостаток финансирования (декларировалось, что МВД финансируется на 40% от его нужд), однако посчитало ниже своего достоинства озвучить эту проблему перед Президентом, Кабмином, Верховной Радой, народом или, в конце концов, сократить количество аттестованных сотрудников. Также МВД Украины заняло принципиальную позицию, отказываясь принять помощь общественных организаций, работа которых осуществляется при поддержке европейских институций. Вопреки логике (хотя и традиционно) руководство МВД предпочло выходить из ситуации «своими силами» - то есть очевидно находить оставшиеся 60 % финансирования через какие-то скрытые схемы или/и заставлять своих сотрудников работать сверхурочно, без выходных, в подчас невозможных условиях. Имеет ли смысл ждать каких-либо позитивных изменений ? Вопрос риторический.

Среди оставшихся без изменения факторов, определяющих масштабы незаконного насилия в милиции, особо следует выделить систему регистрации сообщений, расследований таких фактов и наказания виновных, которая впоследствии с использованием ресурсов таких мощных институтов как милиция, прокуратура и суд помогает защитить работника милиции от настоящего расследования и заслуженного наказания. Это связано с регистрацией и рассмотрением сообщений о пытках и насилии не как о преступлениях, а как о дисциплинарных проступках, что гарантирует совершившим преступление работникам милиции не только более лояльное внутреннее расследование, но и исключение сообщений о незаконном насилии в ОВД Украины из общей криминальной статистики страны. А это немаловажно, ведь милиция продолжает бороться за показатели. Так, состоянием на 1.10.2010 инспекцией по работе с личным составом было рассмотрено 1 185, а внутренней безопасностью – 3 836 обращений граждан с информацией о нарушениях прав граждан. В итоге - было возбуждено 520 уголовных дел в отношении работников ОВД, из которых за злоупотребление властью – 91, превышение власти – 98 (статьи, при помощи которых традиционно квалифицируются пытки и незаконное насилие). Количество же лиц, получивших реальное уголовное наказание, идет на единицы.

В то же время (согласно мониторингу, проводимому Харьковским институтом социальных исследований и Харьковской правозащитной группой) оценочное количество пострадавших от незаконного насилия в милиции составило в 2010 году порядка 780 – 790 тыс. Таким образом, оценивая неотвратимость наказания за незаконное насилие в органах внутренних дел, мы можем говорить только о тысячных долях процента, что, конечно, способствует дальнейшему распространению и закреплению подобных практик в деятельности МВД Украины. Так, сведенная статистика МВД Украины показывает, что в год регистрируется порядка 2, 6 – 2,9 млн. заявлений, сообщений про преступления, которые готовятся или совершены. Из них решение о возбуждении уголовного дела принимается не более чем по 14 % дел, что составляет порядка 370 – 380 тыс. дел в год. Вместе с тем, оценочное количество пострадавших от незаконного насилия в милиции в Украине в 2010 году составило порядка 790 тыс. человек. Таким образом, если бы каждый факт незаконного насилия в милиции был бы зарегистрирован как обычное сообщение о преступлении, количество зарегистрированных преступлений по стране возросло бы практически на треть! Даже если соблюдать предлагаемую МВД спорную пропорцию сообщений о преступлениях и количества возбужденных уголовных дел в отношении фактов незаконного насилия, то возбуждение 14 % от 790 000 фактов незаконного насилия в органах внутренних дел составило бы 110600 дел против работников ОВД в год. Это обеспечило бы прирост количества возбужденных по стране уголовных дел практически на треть. Во многом, именно это объясняет почему органы внутренних дел не заинтересованы ни в объективной регистрации преступлений, совершенных их же сотрудниками, ни, соответственно, в объективном расследовании таких фактов. Результатом этого является практика отказов в регистрации, запугивания потерпевших, отказов в возбуждении уголовного дела и соответственно латентность незаконного насилия, допущенного теми, кто должен с ним бороться.

Однако худшим является не то, что чего-то не сделали. Это всего лишь цементирует существующее положение дел. Некоторые «гениальные» шаги государства в 2010 году были направлены на то, чтобы ситуацию ухудшить. Так, в МВД ликвидированы все эффективные и опирающиеся на ресурсы общественности формы контроля за соблюдением прав человека – мобильные группы, общественные советы, управление мониторинга соблюдения прав человека. И хотя руководство ведомства время от времени заявляет о создании какого-то нового общественного совета, он почему-то все никак не может быть создан. Единственная угодная и удобная «правозащитная» организация, которая сегодня «допущена» к деятельности в МВД, к сожалению, используется только для громких деклараций и самопрезентаций, исправно посещая круглые столы, многочисленные телеэфиры. О результатах ее «правозащитной» деятельности ничего не известно, что наводит на мысль об отсутствии таковой.

Что же мы имеем в сухом остатке ? В остатке - дела, проигранные Украиной своим же гражданам в Европейском суде (в 2010, по фактам пыток и нечеловеческого обращения - Лопатин и Медведский, Лотарев, Захаркин, Давыдов, Смирнов, Билый, Ковальчук, Самардак, Знайкин, Логвиненко, Петухов и др.). В остатке - десятки смертей в милиции, в разы большее количество случав пыток, в тысячи раз большее – случав незаконного насилия. В остатке – постоянные сообщения в СМИ и растущее опасение в обществе, ведущее к банальному страху какого-либо взаимодействия с милицией, а в некоторых случаях прямому столкновению с ней.

Подводя итоги 2010 года, можно констатировать проигрышную для всех ситуацию - улицы не стали безопаснее; обеспечение милиции не улучшилось, как и отношение населения к ней; жертв незаконного насилия не стало меньше; количество проигранных дел в Евросуде растет; имидж страны наоборот. Изменится ли что-то в 2011?

 

Автор: Кобзин Денис Александрович, директор Харьковского института социальных исследований, кандидат социологических наук

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори