пошук  
версія для друку
13.12.2010 | Елена Рябинина

Российский суд признал недопустимость выдачи беженца на пытки в Узбекистан

   

10 декабря 2010 года Верховный Суд Республики Татарстан отменил постановление Генеральной прокуратуры РФ об экстрадиции в Узбекистан Шокиржона Солиева, преследуемого на родине по религиозным мотивам, и освободил его из-под стражи.

Суд установил, что:

- инкриминируемые Солиеву статьи узбекского Уголовного кодекса не соответствуют статьям УК РФ, приравненным к ним Генпрокуратурой, в связи с чем вменяемые Солиеву действия не могут считаться преступными по российскому законодательству;

- в момент вынесения постановления о выдаче заявитель являлся лицом, ищущим убежища в России (и продолжает им оставаться в настоящее время), поэтому его экстрадиция противоречит Закону РФ «О беженцах» и Конвенции ООН 1951 г. «О статусе беженцев»;

- и, наконец, что «из представленных стороной защиты документов ООН  и различных неправительственных организаций, а также постановлений Европейского Суда по правам человека следует, что в Республике Узбекистан подследственные и осужденные подвергаются жестокому обращению, к ним широко применяются пытки, что грозит и Ш.Ш.Солиеву в случае выдачи его правоохранительным органам этой страны». Суд сослался на ряд постановлений ЕСПЧ, в которых установлена прямая связь между заключением лица под стражу в Узбекистане и наличием для него серьезного риска подвергнуться запрещенному обращению.

Необходимо отметить, что это определение было вынесено при повторном рассмотрении жалоб защиты на постановление Генпрокуратуры об экстрадиции Шокиржона Солиева.

20 сентября текущего года предыдущий состав судебной коллегии ВС Татарстана счел постановление о выдаче законным и обоснованным, а доводы защиты о риске пыток, о недопустимости выдачи искателя убежища и несоответствии норм узбекского законодательства российским – надуманными и беспочвенными. После этого представители Солиева, параллельно с обжалованием решения суда в кассационном порядке, направили в Страсбург заявление о приостановке его экстрадиции в соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда, и в тот же день оно было удовлетворено.

2 ноября 2010 г. Верховный Суд России отменил определение ВС РТ от 20 сентября и направил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что указанные выше доводы защиты не были должным образом исследованы судом первой инстанции и не получили мотивированной оценки. ВС РФ указал, что «при таких недостатках принятого судом решения <…> оно не может быть призвано законным и обоснованным и подлежит отмене с направлением материалов на новое судебное рассмотрение для проверки оснований и условий для выдачи Солиева Ш.Ш. Республике Узбекистан и обеспечения гарантий его прав».

Защиту Солиева осуществляли казанский адвокат Руслан Нагиев и руководитель программы «Право на убежище» Института прав человека Елена Рябинина.

*********

В сентябре 2009 года 35-летний уроженец г. Кува Ферганской области Шокиржон Солиев приехал в Казань на заработки. 30 марта 2010 г., когда он пришел в Управление ФМС по Татарстану оформлять разрешение на временное проживание, его арестовали по розыску, объявленному узбекскими правоохранительными органами. Оказалось, что на родине Шокиржона обвинили в посягательстве на конституционный строй Узбекистана (ст. 159 УК РУз), организации преступного сообщества (ст. 242 УК РУз), распространении запрещенных материалов (ст. 244-1 УК РУз) и участии в экстремистских фундаменталистских и сепаратистских организациях (ст. 244-2 УК РУз), причем, узбекская сторона даже не указала, в каких именно.

Основания для  столь серьезных обвинений были «более чем вескими»: на родине Шокиржон – глубоко верующий человек, – оказывал благотворительную помощь больным, старикам и семьям, в которых кормильцы осуждены за религиозные убеждения, а в дни мусульманских праздников устраивал благотворительную торговлю сладостями в мечети и раздачу подарков детям. Поскольку же занимался он этим не один, а вместе с единоверцами, то и обвинен был в совершении антигосударственных преступлений в составе организованной преступной группы.

Генпрокуратура России внимательно ознакомилась с узбекскими документами  и, глазом не моргнув, приравняла их к насильственному захвату власти (ст. 278 УК РФ), организации преступного сообщества, созданного для совершения тяжких и особо тяжких преступлений (ст. 210 УК РФ), участию в экстремистской организации (ст. 282-2 УК РФ) и публичным призывам к экстремизму (ст. 280 УК РФ).

10 декабря Верховный Суд Татарстана, следуя указаниям кассационного определения ВС РФ, проанализировал вменяемые Солиеву «деяния» и установил, что в них отсутствует основной криминализирующий признак – их насильственный характер. Тем самым, суд согласился с доводами защиты, которые приводились адвокатами и экспертами как в деле Солиева, так и ранее, в предыдущие годы  – во множестве аналогичных дел о выдаче в Узбекистан верующих, преследуемых там за религиозные убеждения.

Не обошлось и без привычных уже поводов для беспокойства – к счастью, благополучно разрешившихся. Сразу после оглашения судебного решения о немедленном освобождении Солиева конвой собрался везти его … обратно в СИЗО – «за вещами», как объясняют в таких случаях стражи порядка. Шокиржон, наслышанный о таинственных «исчезновениях» земляков в момент освобождения в России и последующем их осуждении уже в Узбекистане, категорически отказался ехать куда-либо без своих защитников. В результате относительно коротких дебатов с конвоирами о правовом значении слов «освободить немедленно» пришли к консенсусу – дождаться копий определения суда. Особенно занятно, что в ответ на требование защитников открыть выходящую в зал суда дверь стеклянного бокса, заменяющего клетку для подсудимых, и выпустить Шокиржона, судебный пристав без тени смущения сообщил, что ни один из таких боксов в роскошном новом здании ВС РТ в сторону зала не открывается. А уже после того, как определение суда было выдано на руки участникам процесса и отдельно – начальнику конвоя, оказалось, что для его исполнения необходимо дождаться звонка из СИЗО.

Как бы то ни было, вскоре Шокиржон вышел из здания Верховного Суда Татарстана в сопровождении своих защитников, оказавшись на свободе после почти 9,5 месяцев, проведенных в СИЗО.

*********

Решение, вынесенное в Казани 10 декабря, трудно переоценить. Впервые в истории рассмотрения экстрадиционных дел российскими судами основанием для отмены постановления о выдаче послужили указанные выше доводы. Для того, чтобы это стало возможным, понадобилось более 5 лет интенсивной работы адвокатов и правозащитников, не менее 20 приостановок экстрадиций в Узбекистан Европейским Судом и 6 решений ЕСПЧ о том, что выдача в эту страну повлечет (или, как в деле Муминова – уже повлекла) нарушение абсолютного запрета на применение пыток, установленного международными правовыми нормами.

Вместе с тем, за день до этого Верховный Суд России отклонил кассационную жалобу 25-летнего Савриддина Джураева, требуемого к выдаче в Таджикистан. В документах таджикской стороны указано, что «… примерно в период 1992 года, используя начало гражданского противостояния и возникшего хаоса в республике, с целью дестабилизации политической обстановки Республики Таджикистан и незаконного присвоения должностных полномочий государственных силовых органов…» начал свою преступную религиозно-экстремистскую деятельность … 7-летний Савриддин. Если бы его экстрадиция не была приостановлена Страсбургом, он имел бы все шансы подвергнуться пыткам, и конечно, признался бы, что еще первоклашкой, дестабилизируя погруженную в хаос гражданской войны родину, намеревался отнять у силовиков их должностные полномочия.

Так что, для фанфар пока рановато. Поэтому Институт прав человека, горячо приветствуя вместе с коллегами решение ВС РТ в отношении Шокиржона Солиева, будет продолжать добиваться, чтобы российское правосудие – и не только с помощью Страсбурга, а само по себе, – стало, наконец, реальной защитой для всех, кому грозит выдача в «пыточные» страны.

Елена Рябинина, руководитель программы «Право на убежище»

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори