пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201035
04.01.2011 | Инна Захарова

Через тридцать лет

   

В последние дни 2010 и в эти – первые – 2011 года все ловлю себя на том, что в голове звучат строчки из моих стихов 30-летней давности:

Вдохну спросонья воздух горький,
И сны растаявшие жаль
.

Они все повторяются,  и я, пытаясь понять, почему они так навязчиво вторглись в мозги из 30-летнего далека, вспоминаю декабрь 80 – январь 81 года. Примерно в это время они были написаны. И всплывают в памяти другие стихи тех лет, и я удивляюсь их сегодняшней актуальности:

И черт нас не берет,
И Бог нас не карает.
Но каждый, кто живет,
Однажды умирает.

Какая власть спасет,
Когда сомкнутся дали
В агонии высот,
В мелодии печали?

Кому оплакать вас,
Безжалостных и нищих,
Когда веселый час
У века выбьет днище?

Заглянет луч, скользя,
В забытую аллею...
Жалеть о вас нельзя.
Но все-таки жалею.

30 лет назад я не понимала, как сознательно можно делать другим зло.

Тогда, в декабре 1981 года КГБ арестовал нашего друга, правозащитника Генриха Алтуняна, человека удивительно доброго, мужественного и честного.

Основным моим чувством в то время были не ярость, не ненависть, а вот это абсолютное недоумение: как можно, ничего не боясь ни на Земле, ни на Небе – творить такое абсолютное, ничем не оправданное, зло?

И вот декабрь 2010... Тридцать лет назад у меня был маленький сын. Теперь – маленькие внуки. И мы уже живем в родной стране – Украине. И, кажется, страшный советский сон навеки канул в Лету.

Но... этот декабрь 2010, начинается с того, что задерживают, обратившегося в Харьковскую правозащитную группу с жалобой на пытки в милиции Якова Строгана. Мы решили взять его на поруки. Но, когда мы приходим на заседание в Киевский районный суд г. Харькова, видим, что Яков, которого охранники ведут по коридору, снова сильно избит в милиции. А судье, прокурору и всем в суде на это глубоко наплевать. И все это на глазах у прессы.

И милиция не могла не понимать, что пресса будет в суде, т.к. по первому заявлению Строгана был телерепортаж.

Ситуация, которую я наблюдала в суде с Яковом Строганом, достаточно красноречиво показывает, куда мы скатились или куда катимся. И это – на двадцатом году независимости Украины! У меня создается впечатление, что откуда-то из нашего страшного прошлого вылезла мерзкая лапа советского призрака.

И тем, кто этому призраку служит, уже все нипочем.

И, хотя разум осознает, что пляшущие под дудку призраки, ошибаются, потому что живут сейчас в другом мире и в другом времени, на душе от этого не легче. Страшно смотреть на жертвы – еще страшнее – на палачей.

Как, почему и кто дал сигнал нашим правоохранительным органам, что им все можно?

Пытки в милиции были всегда. И при президенте Ющенко, хотя руководство МВД с этим боролось. И, тем более, при президенте Кучме. Но тогда, если такой факт становился достоянием общественности, виновных наказывали. Милиционеры обязаны были делать свое дело тихо.

Что с нашей властью? Неужели имеющему все полномочия Президенту выгодно, чтобы его подчиненные так бессовестно топтали закон, тем самым унижая и его?

Но декабрь только начинался. Дальше пошли аресты бывших министров правительства Юлии Тимошенко, вызовы в прокуратуру ее самой. И, наконец, 26 декабря – задержание и последующий арест Юрия Луценко. Вот с этой минуты машина времени и перенесла мое сознание в старое советское прошлое...

Признаюсь, что я слишком плохо разбираюсь в вопросах государственного управления, чтобы оценить сущность выдвинутых против арестованных экс-чиновников обвинений. Но уже то, что задерживают и обвиняют представителей одной политической силы, и действия, которые им инкриминируют, сегодня и сейчас совершают ныне действующие чиновники без всяких последствий для себя, заставляет думать, что в стране на двадцатом году независимости начались политические репрессии.

Кроме того, все делается со страшной, просто садистской жестокостью – одного бывшего чиновника арестовывают в день появления на свет его третьего ребенка, Юлию Тимошенко увозят на допрос из реанимации, куда попал ее заболевший муж. Что касается Ю.Луценко... Это особый разговор.

Правозащитники не могут любить политиков ни в одной стране мира – даже самой демократической. Государство на то и государство, чтобы обеспечивать порядок и стабильность, а значит, тем или иным образом ограничивать свободу граждан, даже  подавлять их. А правозащитные организации, которых тем больше в стране, чем она демократичнее и более развита, стараются этого доминирования государства не допускать.

В Украине политиков любить тем более не за что. Родные граждане их абсолютно не интересуют.

Прежние Президент и Премьер-министр ничего не сделали для того, чтобы изменить давно пережившие себя системы правосудия, правоохранительных органов, здравоохранения, государственного управления в целом, поэтому возврат в далекое советское прошлое состоялся на государственном уровне так мгновенно.

Юрий Луценко был одним из немногих политиков (их можно просто посчитать на пальцах одной руки), которые что-то пытались изменить, несмотря на систему, и вопреки ей.

Луценко был инициатором создания Общественных советов при МВД и областных управлениях, в которые входили и работники милиции, и представители общественных организаций. Таким образом внутри системы возник диалог с гражданским обществом. Эти Советы были сохранены и при министре В.Цушко, который на время сменил Ю.Луценко, когда премьер-министром в 2006 году стал В.Янукович. При Ю.Луценко были созданы мобильные группы по контролю за соблюдением прав задержанных в ИВС. А когда Ю.Луценко снова стал министром МВД – он пошел еще дальше – создал институт своих помощников по правам человека в каждой области, которые подчинялись непосредственно министру.

Конечно же, ничего подобного тому, что произошло на глазах у потрясенных харьковчан с Яковом Строганом, при Ю.Луценко быть не могло. Моральность и человечность, хоть и очень медленно, протискивались в  бесчеловечную систему МВД, и от этого в обществе потихоньку менялось представление о милиции. Это происходило очень медленно, так как не было закреплено законодательно, как, например, в Грузии, но все же...

И вот арестован один из немногих политиков, в котором я видела просто живого, искреннего человека, не отделенного от граждан стеною власти.

Лично я никогда не поверю, что Ю.Луценко мог сознательно совершить какое-нибудь уголовное преступление. Что бы ни сказали следствие и суд. Доверия ни к тем, ни к другим у меня совершенно нет. Да если бы только к ним!

В стране разрушены основы парламентаризма, т.к. нет ни одной партии в парламенте, которую интересовало бы что-то, кроме своих узкопартийных или олигархических целей. На народ Украины всем, или почти всем, глубоко плевать.

Власть, как я уже говорила выше, демонстрирует на всех уровнях полное отсутствие нравственности. И это, пожалуй, наихудшее. Так как это невыгодно не только гражданам, но и самой власти. А если власть не может понять, что ей выгодно, а что нет, то она по сути своей иррациональна.

К сожалению, исторические примеры учат нас тому, что наибольшие потрясения и наибольшие человеческие потери несли те государства, где у власти были иррациональные правители.

Дай Бог, чтобы я ошибалась.

Конечно, очень много зависит от нас самих. И опять мне приходят в голову стихи 30-летней давности:

На пулю в затылок не станем пенять.
Здесь каждый лишь сам в себя выстрелить может.

Что принял ты сам — никому не отнять,
Что знаешь ты сам — стало собственной кожей.

Значит, еще не до конца поняли мы и не до конца приняли самих себя. Иначе не было бы у нас сегодняшних ретро проблем. Были бы другие, но современные.

Дежавю непродуктивное существование и общества, и человека. Знаменитая мудрость «то, что один раз происходит в истории как трагедия – второй раз повторяется как фарс» – справедливо для истории, но не для отдельных личностей.

И это касается не только тех, кто страдает от действий нынешней власти, но, прежде всего, самих ее представителей.

Для человека фарс – может стать личной трагедией. Особенно если взгляд истории направлен на него.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори