пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201101
12.01.2011
джерело: maidan.org.ua

Айдын Шемьи-заде: Против провокационных заявлений московского историка Юрия Жукова

   

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков пишет в «Литературной газете» №50 от 8-14 декабря 2010 г.:

«Говоря о депортации народов, забывают, что, скажем, 20 тысяч крымских татар, то есть каждый третий призывного возраста, надел немецкий мундир. 10 тысяч служили в армии, 10 тысяч были полицейскими, которые воевали против наших партизан».

Это заведомо ложное публичное заявление.

Горячо сочувствуя противодействию попыткам фальсификации истории, я отправил в редакцию «Литературной газеты» письмо, в котором привел архивные данные, опровергающие клеветнические утверждения Ю. Жукова. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Ю. Жуков профессиональный историк, тем недопустимей этому человеку оглашать ложные сведения, которые легко опровергаются архивными документами.

Прошло десять дней, вышло два очередных номера «Литературной газеты», в номере от 22-го декабря редакция поздравляет читателей с Новым 2011-м годом и анонсирует, что очередной номер выйдет теперь 19 января.

Мое письмо, таким образом, осталось без ответа. Даже уведомления по электронной почте или по телефону я от редактора «Литературной газеты» не получил.

Нынче я публикую мое письмо редактору «Литературной газеты» Юрию Полякову в качестве открытого обращения.

Айдын Шемьи-заде.

22 декабря 2010 года.

 

Главному редактору «Литературной газеты» Юрию Полякову

В «Литературной газете» № 50 от 8-14 декабря 2010 года помещена заметка доктора исторических наук Юрия Жукова, в которой этот доктор исторических наук позволяет себе публичное высказывание, что «20 тысяч крымских татар, то есть каждый третий призывного возраста, надел немецкий мундир. 10 тысяч служили в армии, 10 тысяч были полицейскими, которые воевали против наших партизан».

Редакция «Литературной газеты» не может, конечно, проследить за достоверностью всех высказываемых на её страницах замечаний. Однако когда затрагивается тема, оскорбляющая нацию, клевещущая на целый народ, хотелось бы, чтобы такого рода острые утверждения подвергались редакционной проверке.

Доктор исторических наук Ю. Жуков должен бы сознавать меру своей ответственности и прежде изучить столь чувствительный для репрессированных народов вопрос. Недостойно профессионального историка бросать оскорбление в адрес крымских татар, основываясь на письме государственного преступника Кобулова на имя Берии, в котором было сказано: «20 тыс. крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении ее из Крыма…». Это утверждение противоречит архивным сведениям и является очевидным информационным сопровождением преступления властей в отношении выселяемого народа. Из архивных данных известно, что к началу войны в Крыму проживало только 15938 татар в призывном возрасте от 18 до 45 лет. Из тех же данных известно, что на фронтах погибло 3271, без вести пропало 1290 человек. После войны за 1945-1946 годы в места депортации было отправлено 8995 крымских татар-ветеранов, в том числе 524 офицера и 1392 сержанта (ГАРФ. Ф.Р.-9479 Оп. 1. Д. 436-33. л. 98-99). Некоторое число крымских солдат и офицеров избежало отправления в места депортации и расселилось по разным регионам СССР.

Согласно справке от 1944 года, подписанной капитаном Л. Забоевым, заместителем начальника отделения Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом. (ГАРФ. ФР-9478. Оп.1. Д.377. Л.8-15) из общего числа мобилизованных из Крыма за три года в общей сложности дезертировало всего 479 лиц.

Откуда появились «20 тысяч татар, дезертировавших из 51-й армии»?! Откуда появились те, о ком Ю. Жуков написал: «20 тысяч крымских татар, то есть каждый третий призывного возраста, надел немецкий мундир»?

Или Ю. Жуков не имеет доступа в ГАРФ? Или Ю. Жукову очень хотелось бросить камень в столь много бедствий перенесший крымскотатарский народ?

Крымская АССР была создана в 1921 году как «должное возмещение за все обиды, за долгую насильническую и колонизаторскую политику царского режима» («Жизнь национальностей», 25 октября 1921 г.). Крымская АССР стала национально-территориальной формой государственности крымскотатарского народа. Крымскотатарский народ который в царской России был лишен права создавать свои школы, библиотеки, даже не мог открывать свои книжные магазины, получил при советской власти право на государственность, получил с установлением советской власти все возможности для развития своей культуры. Можно считать, что крымские татары были одним из самых советизированных народов в СССР.

Не было социальной почвы для симпатий к немецким захватчикам. Немецкие оккупанты сожгли в Крыму 127 деревень, из них 105 крымскотатарских – за связь с партизанами.

Всего из 32 руководителей подпольных организаций Крыма 25 были крымские татары. Из трех партизанских соединений в двух комиссарами были крымские татары. Комиссарами крымские татары были также в двух бригадах из семи и в десяти отрядах из двадцати восьми.

Среди крымских татар 7 Героев Советского Союза, один этого звания удостоен дважды. Героем Польши стал крымский татарин Адаманов. Среди крымских татар во время войны было 4 генерала, 85 полковников, 100 подполковников, 35 крымских татар стали кавалерами ордена Славы.

Некоторые «историки» распространяют миф о, якобы, особых доверительных отношениях немцев к крымским татарам - с чего бы это? Возможно, в планах вермахта были иллюзии, что нерусское население проявит особенный антисоветизм. Эта иллюзия развеялась, точно так, как развеялась иллюзия, что как только немецкая армия войдет на территории СССР, так население с радостью восстанет против большевиков. В действительности немцы испытывали к татарам недоверие. Вот фамилии назначенных германским командованием бургомистров крымских городов: в Симферополе – Севостьянов, в Севастополе – Супрягин, в Керчи – Токарев, в Евпатории – Епифанов, в Старом Крыму – Арцышевский, в Джанкое – Польский, и т.д.

Полицейских из татар практически не было. А в татарских деревнях представители оккупационных войск вручали шестнадцатилетним мальчишкам старые русские трехлинейные винтовки и велели именоваться местными полицейскими. Многие из этих мальчишек после этого бежали в лес к партизанам.

Обвинение крымских татар в коллаборационизме было злостной клеветой, имеющей цель «оправдать» депортацию народа в Азию. Странно, что в Институте российской истории некоторые сотрудники строят своё отношение к депортированным народам на лживых мифах.

Ожидаю, что в «Литературной газете» будет опубликовано это моё письмо.

Айдын Шемьи-заде,

крымскотатарский писатель.

Москва.

12.12.2010.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори