пошук  
версія для друку
24.02.2011 | Николай Козырев
джерело: www.pravda.com.ua

Нечеловеческое, слишком нечеловеческое

   

Некая претенциозность заголовка статьи, переиначенного из знаменитого труда Фридриха Ницше, служит одной цели: привлечь внимание читателей к угрозе тотальной дегуманизации общественных отношений, которую несет с собой идеология и практика правящей Партии регионов.

За год Украину не узнать. Что будет через пять?

Весь прошлый год власть, отбросив приличия, настойчиво демонстрировала технологию «высшей легитимизации»: самоутверждение не на основе доверия избирателей, а на узурпации, лжи и насилии. Напомним наиболее яркие этапы «большого пути»:

 – Формирование парламентского большинства «тушками» в марте.

 Игнорирование требований Регламента ВР о передаче «контрольных» комитетов оппозиции в апреле.

 Харьковская сделка по Черноморскому флоту в том же месяце.

 – Отмена очередных выборов в мае.

 – Изнасилование Конституционного суда и конституционный переворот в сентябре.

 – Шокирующие местные выборы в октябре.

 – Отмена антикоррупционных законов в декабре.

 

Тотально применяемое избирательное правосудие как инструмент извлечения максимальной политической выгоды в течение всего времени.

Такая показательная утилизация права в течение года – высший пилотаж и, пожалуй, главное достижение Януковича. После известного решения КС от 30 сентября, в стране исчезла абсолютная, эталонная мерка юридической нормы.

Нет конечной инстанции, к которой можно апеллировать. Нет твердой почвы под ногами. Нет системы координат, в которой можно «засечь», где находится Украина как современное государство.

После этого говорить о «строительстве новой страны» – лицемерие. Или того хуже: хамство.

Нельзя строить дома и заводы, если в стране, скажем, потеряется метр, приравненный к эталонному метру из международного бюро мер и весов. И вот, во Львове строительные площадки меряют «ступнями», в Луганске «локтями», а в Киеве за меру длины возьмут «тридцать восемь попугаев».

Украинская правовая система потеряла свой «метр» – меру справедливости, равенства и свободы. В итоге правосудие просто убито.

И не один судья Украины сегодня не заслуживает обращения «ваша честь». Честь надо еще заслужить.

Да, можно интерпретировать всё это как вульгарное злоупотребление властью со стороны правящей политической элиты. Не без этого. Президент погряз в роскоши и феодальных привилегиях, а «двор», как явствует из недавнего спектакля у Шустера, находится под влиянием аллилуйствующего «Распутина в юбке».

Но отвлечемся от дискредитирующего контекста. Это «всего лишь» проявление практикуемой идеологии Партии регионов.

Допустим, что лидер ПР и его партийные товарищи сейчас просто вынуждены, в силу кризисных обстоятельств, наступать на горло собственной песне. Зато «потом» – надо только потерпеть! – когда удастся выскочить из кризиса, они выведут страну из пустыни модернизационных «непопулярных реформ» в царство свободы и справедливости.

«Через пять-семь лет вы Украину не узнаете!» – заявил недавно один из прорабов модернизации Украины Борис Колесников.

Этому жизнерадостному джентльмену можно верить. Его оптимизм удивительно созвучен оптимизму Ленина, воодушевленного планом ГОЭЛРО. «Приезжайте к нам лет через десять», – говорил тот Герберту Уэллсу в октябре 1920 года. Вождь мирового пролетариата, как известно, тоже знал секрет «высшей легитимности» и не мелочился в цене, искренне презирая буржуазную демократию и её парламентскую говорильню.

Сопоставление здесь не только внешнее, стилистическое. План ГОЭЛРО, как известно, был выполнен и перевыполнен и стал базой для индустриализации страны.

Вот только тогдашние строители «новой цивилизации» не предвидели, сколько ресурсов и человеческих жизней будет списано в утиль к 1991 году, и какой катастрофой это закончится.

Похоже, регионалам не хватает познавательной ответственности, воображения, моральной вменяемости. А еще – того, что можно назвать генетической памятью, чтобы предусмотрительно озаботиться вопросом: не обнаружится ли «через пять – семь лет», что «непопулярные реформы от Януковича» не по карману украинскому народу?

Беда не в том, что президент сконцентрировал в своих руках безграничную власть. Беда в том, что его воля к власти стала сегодня единственным в государстве источником права. По сути – феодального права.

«Нет ничего страшнее деятельного невежества» – не о нашем ли случае сказал Гете?

Развилка на «дорожной карте» Януковича

Сам президент, несомненно, вполне разделяет и практикует философию «воли к власти», явно стараясь быть на высоте своей «исторической миссии». Он уверен, что неизбежные социальные жертвы окупятся результатом «непопулярных реформ» – экономическим успехом рыночной модернизации страны.

Цитата из его выступления: «Мы вступаем в непростой период ради трансформации Украины в современное экономически-развитое демократическое государство, вынужденные прибегать к непопулярным реформам, к бескомпромиссной борьбе с коррупцией, воровством».

Между тем, станция, на которой Украина в ее историческом путешествии остановилась к началу 2011 года, называется «Авторитаризм». Так сказать, Донецкой железной дороги.

Дорожные знаки указывают: следующая станция на «дорожной карте» президента Януковича – «Диктатура».

Фактически, Украина скатилась к репрессивному режиму. Без сантиментов, с упорством манихейских фанатиков, команда Януковича зачищает политическое и экономическое пространство от всех, кто «путается под ногами». Идеологическое оформление этих действий – насилие во имя прогресса в системе государственного управления.

Ничего личного, политическая терапия в пользу законности и рыночных преобразований.

В сущности, мы оказались перед лицом фундаментального вопроса о праве государства на насилие, об условиях и пределах этого насилия.

Перед обществом встала дилемма: право – это императив справедливости и гуманизма или воля господствующего класса?

Способно ли наше общество не просто дать внятный ответ на этот вопрос в пользу гуманизма, но и продиктовать его власти в качестве азбуки реформ? Между двумя указанными станциями есть развилка, и еще можно перевести стрелку. Не проскочить бы на всех парах!

Между тем, в правящей партии и в правительстве доминирует приподнятое сознанием высокой ответственности настроение: мы – субъект исторического процесса, и история спишет неизбежные издержки по статье «прогресс».

Повторим вслед за Достоевским: «А прогрессивен ли сам прогресс?»

Идеология социального дарвинизма в эпоху рыночного фундаментализма?

Складывается впечатление, что стремление президента Януковича к безграничной концентрации власти имеет болезненный характер личного свойства. В таком случае личные качества лидера страны становятся опасным катализатором необратимых процессов деградации политических и экономических институтов и архаизации украинского общества.

И при этом нам рассказывают о модернизации!

Но ведь модернизация – это, прежде всего, культивирование сложности институциональной структуры общества. И симметрично – сложности, развитости человека. Деньги и технологии здесь вторичны.

Если же Януковичу действительно нужна абсолютная власть для проведения «непопулярных» реформ, то ему и его правительству прежде следовало бы ознакомиться с рецептом, как сделать экономические реформы популярными.

Этот рецепт прописан в 1991 году в открытом письме президенту СССР Михаилу Горбачёву. Письмо подписали три десятка крупнейших экономистов мира, среди них четыре нобелевских лауреата.

Мировые светила экономической мысли предостерегали Горбачёва: «Существует опасность, что Ваша страна заимствует у нас такие черты экономики, которые мешают западным странам процветать в той мере, в какой они могли бы. В частности, есть опасение, что вы можете последовать по нашему пути, позволив частному сектору присваивать большую часть земельной ренты.

 

Важно, чтобы земельная рента была сохранена как источник государственного дохода.

 

Правительства развитых стран с рыночной экономикой собирают часть земельной ренты в виде налогов, но это далеко не рента в полном объеме. Вследствие этого они излишне и чрезмерно пользуются такими налогами, как подоходный налог, налог на продажи, налог на капитал, препятствуя тем самым развитию экономики».

 

В 91-м Горбачеву уже было не до того – рушилось государство. Да и не позволила бы ему коммуно-комсомольская номенклатура, к тому времени уже почуявшая запах халявной наживы, забрать у неё эту «жилу».

Именно на ней и нагуляли «свои» миллиарды нынешние наши правители.

Если бы наш президент захотел употребить власть для такой базовой реформы народной собственности страны, его можно бы только приветствовать.

Увы! Наблюдается обратное: властный произвол и насилие как принцип государственного управления в интересах той самой номенклатуры.

Общество же сейчас тестируется на наличие в его гражданском организме иммунитета – институциональных гарантий против произвола власти.

А это уже вопрос культуры. В сущности, самый главный вопрос во всей нашей истории.

Не надо закрывать глаза на то, что тут есть и дурная наследственность.

Не случайно Европа после войны своевременно перемучалась вопросом: «Как возможна культурная жизнь после Освенцима?» И нашла ответ: если государственный и социальный порядок будет основан не на государственном насилии, а на абсолютной ценности прав человека. В результате в 1948 году появилась Всеобщая декларация прав человека.

Нас же, как и российское общество, никогда всерьез не мучил вопрос: «Как жить после ГУЛАГа?». Потому и памятник его творцу установили в Запорожье, как только Янукович взял в руки штандарт президента. А судя по тому, что наши правоохранители возбудили уголовное дело не по факту установки этого памятника, а по факту его подрыва, – символика и дух времени говорят сами за себя.

В социальной жизни этот «Дух» воплощается вполне «по Гегелю» – в виде Трудового кодекса, Жилищного кодекса, других законов, которыми сегодняшний политико-экономический режим маркируется как режим рыночного фундаментализма.

Приметы этого режима просты и наглядны: человек превращается в экономическую ресурсную единицу. Исключительным мотивом всех видов его деятельности отныне становится либо страх голода, либо жажда прибыли.

Другие мотивы – честь, гордость, солидарность, общественное признание, гражданские обязанности, моральный долг – выносятся за скобки. В сферу «идеальное», не имеющую отношения «к жизни».

Налицо пагубная, но доминирующая тенденция: не рыночная экономика встраивается в общество, а общество встраивается в рыночную экономику. Это искажает саму природу человека. В этом же и таится чудовищная опасность социальной катастрофы для страны.

Подобную катастрофу пережила, например, Англия, в период с 1834 по 1870 год. Тогда там впервые были сняты всякие ограничения, препятствующие рыночному движению труда, земли и капитала, о чем писал Карл Поланьи.

Остается только посоветовать нашим реформаторам: изучить экономическую историю Европы.

Пока, находясь в запале административного восторга, они еще не полностью воспроизвели у нас тот давний опыт «огораживания крестьян», пауперизации населения и социальных конфликтов.

24.02. 2011

http://www.pravda.com.ua/columns/2011/02/24/5941419/

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори